Блеск и нищета Ж-Б.Ма, или «Кабала святош»

Брать интервью у театрального режиссера за два дня до премьеры — то же самое, что интервьюировать пассажира «Титаника» в момент раздачи спасательных жилетов. Тем не менее я отважился на это безумие лишь потому, что увидел на афише любимую фамилию — Булгаков! Главный режиссер театра им. Б. Лавренева Юрий МАКОВСКИЙ о Мольере, Булгакове, Театре и «Кабале святош».- Почему Булгаков? Потому что он самый загадочный, самый мистический, самый пророческий и самый притягательный сегодня драматург. Почему «Кабала святош»? В ней он наиболее остро показал взаимоотношения Художника и власти. А еще я считаю, что «Кабала…» — предтеча «Мастера и Маргариты»! Мольер — это прообраз Мастера. Талант, существующий по соседству с властью, которая имеет лицевую и изнаночную стороны. Думаю, что эта проблема существует и сегодня, и не дай Бог заигрывать с властью!

— Сюжет всей пьесы можно было бы уложить в мещанские две строчки: седина в голову — бес в ребро. Бес в ребро — челюсть в стакан! Стареющего Мольера потянуло от старой, но верной Мадлены Бежар к молодой, но блудливой Арманде Бежар. Все думали, что они сестры, а оказалось — дочки-матери! Причем генетическая экспертиза показала, что отцом молодой жены является сам муж! Мольер, собственно говоря. Его приемный сын и любимый ученик — Захария (он француз, а не грузин!) Муаррон навешивает своему учителю и приемному папе монументальные рога с его дочерью-женой! (Фу, даже я запутался! Бедный Мольер!). Обесчещенный, разбитый инфарктами Жан-Батист умирает на сцене. Занавес.

— Эта пьеса и о предательстве, и о любви, и о таланте, и об одиночестве! Все талантливые и гениальные люди обречены на одиночество! Но без этого любовного треугольника — Арманда, Мольер, Муаррон — не было бы спектакля! Но это — театр. А в театре все обострено и обнажено! Все, что существует в миру, в театре приобретает гротескный характер. Имею в виду театр как пристанище живых людей по имени «артист»! Желание быть лучшим и удивить мир порождает много греховных поступков: предательство, измены, прелюбодеяние — все бросается на алтарь успеха, за который все равно однажды придется платить! Такая вот гадость под названием Театр.

— Любопытно, что в пьесе фигурируют три театра. Не смог удержаться от аналогий с тремя севастопольскими! А что, все получается очень складно.

— «Пале-Рояль» — труппа самого Мольера, театр Людовика — блестящий, сверкающий, но… непонятный. А еще театр Шаррона — не дай Бог в него попасть! Аналогий, конечно же, мы не искали. Но факты всегда можно натянуть на действительность.

— Прошло два дня. Премьера! И… шок от увиденного! Два с половиной часа изысканного действа, передающего даже запахи эпохи Людовика IV. Роскошные костюмы и парики, остроумное сценографическое решение, световое и музыкальное оформление лишь оттеняют блестящую актерскую работу! Лично я впервые видел слаженную ансамблевую работу "лавреневцев", а не очередной бенефис "народного" или "заслуженного". Поверьте, что это дорогого стоит, когда "свита вровень с королем"! Потрясающие актерские работы "второго плана": д,Орсиньи (Б. Талах), архиепископ (В. Васильев-Юмин), Людовик IV (И. Салимонов), Арманда (А. Шапран), шут (А. Дзубан) и, конечно же, Ж.-Ж. Бутон в исполнении народного артиста России и заслуженного артиста Украины Александра Губарева! Великий артист — он и в эпизоде "стянет одеяло" с самого короля! Теперь о самом Мольере, точнее, о заслуженном артисте России и Украины Анатолии Васильеве!!! Коленопреклоненный, снимаю шляпу! Ведь в первом акте мы видим энергичного, раздираемого страстями, неунывающего тридцатилетнего Мольера. Именно таким он и предстает перед нами. Осмелюсь предположить, что роль Мольера — одна из лучших работ этого любимого всеми артиста. А. Васильев сумел предстать перед нами в новой ипостаси, освободиться от всех наработанных десятилетиями штампов, сыграть свежо, без всякого "звездного" пафоса. Местами возникало ощущение, что я вижу настоящего Мольера, описанного Булгаковым!

А теперь о постановщике… К персоне Мольера Юрий Маковский подбирался давно — им уже были поставлены его пьесы "Смешные жеманницы" и "Жорж Данден". И вот — очень логично! — М. Булгаков и "Кабала святош" впервые в Севастополе! Никакого намека на буффонаду, заигрывание с публикой, эксцентричность действа, злоупотребления вокальными и хореографическими включениями, которыми так славился "флотский" театр, — мистический Булгаков и живой Мольер! Я не увидел ничего лишнего, натянутого, ходульного — все очень точно и чувственно! Даже плевок д,Орсиньи — это "плевок в вечность"! После этой премьеры язык не поворачивается назвать этот театр "флотским". Это психологический "Театр переживания", с чем я и поздравляю всех севастопольских зрителей! Очень хочется, чтобы после "Кабалы святош" не расслабились "булки", не снизилась планка, и тогда… Если хоть раз вы наденете платье "от кутюр", то никогда уже не снизойдете до "прет-а-порте"!

Другие статьи этого номера