«Мы не собираемся насильно возвращать Андрея в семью! Нам необходимо всего лишь собрать данные о нем, чтобы восстановить документы…»

"Без родни" — так называлась опубликованная в "Славе Севастополя+" (см. номер за 1 ноября 2006 года) заметка о молодом человеке, который вот уже более двух лет вынужден проживать в Севастопольской психиатрической больнице. В июне 2004 года на автобусной остановке в поселке Кача его обнаружили сотрудники милиции. Умственно отсталый молодой человек не мог сообщить о себе практически никаких данных. Сотрудникам Севастопольской психиатрической больницы, куда поместили парня, удалось выяснить лишь то, что зовут его Андреем Крупиковым (или Тупиковым), что раньше жил он в семье и ходил с мамой-опекуном за пенсией. Запросы во все дома-интернаты Крыма и всевозможные инстанции, в которых могли быть данные об Андрее, результатов не дали. Андрей Крупиков (Тупиков) нигде не числится. На публикацию в газете никто из родных и знакомых молодого человека пока что не откликнулся.

— После публикации в газете к нам в отделение позвонила женщина, которая сказала, что знает семью Андрея, — говорит медсестра четвертого мужского отделения Севастопольской психиатрической больницы Людмила Ивановна Шкурко. — По ее словам, Андрей рос в многодетной семье, проживающей в поселке Любимовка, и оказался в бедственном положении после того, как умерла его мама. Пообещав подробнее разузнать у знакомых об Андрее, женщина перезвонила и сказала, что обозналась. Проживавшего в Любимовке молодого человека зовут не Андреем, а Владимиром, и он старше, чем наш Андрей.

Несмотря на первую неудачу, отказываться от идеи разыскать родных Андрея Людмила Ивановна не намерена. В январе она собирается взять отпуск и с фотографией своего подопечного объехать все поселковые советы.

— Мы не собираемся насильно возвращать Андрея в семью, — говорит Людмила Ивановна. — Нам необходимо всего лишь собрать точные данные о нем, чтобы восстановить документы. Зная фамилию, год рождения, мы поможем ему получить паспорт, восстановить инвалидность, после чего появится возможность устроить его в дом-интернат. Поймите, ему не место в психиатрической больнице рядом с нездоровыми людьми. Андрей достоин лучшей жизни.

Другие статьи этого номера