Сергей КУНИЦЫН: «Если бы мне предложили вернуться в Симферополь, я бы отказался»

Сергей Куницын возглавил Севастопольскую городскую государственную администрацию 1 июня. С тех пор прошло уже больше, чем полгода. Срок, в общем, достаточный для того, чтобы попытаться подвести первые итоги. Не знаю, как кому, а мне было очень любопытно, как Куницына примут в Севастополе. Крымчанам не нужно долго рассказывать о тех своеобразных отношениях, которые исторически сложились между Симферополем и Севастополем. В чем-то они напоминают отношения между Москвой и Санкт-Петербургом. Читая это интервью, кстати говоря, первое большое интервью Куницына крымской газете со времени его назначения губернатором Севастополя, вы увидите, что это сравнение пришло в голову не только мне. К тому же Куницын — почти профессиональный футболист. А футбол — игра коллективная. И Сергей Владимирович, вполне в духе этого вида спорта, пришел в Севастополь не один, а с командой. Так что почва для некоторого противостояния с местной элитой была, что называется, подготовлена. С этой темы я и начал наш разговор.

— Сергей Владимирович, как вас приняли в Севастополе, особенно учитывая, что вы пришли не один, а с командой? Не было ли это воспринято тамошней элитой, да и простыми севастопольцами, как нашествие, узурпация власти симферопольцами?

— Безусловно, отдельные элементы того, о чем вы спрашиваете, имеют место. Некоторые политики действительно говорят о том, что, дескать, Куницын привез с собой крымскую команду. Но я возражаю: в городской и четырех районных администрациях работают 1200 сотрудников, а я привез с собой 7 человек. Если взять в процентном отношении, то это меньше одного процента. А с другой стороны, глава администрации имеет право на то, чтобы прийти со своей командой. Я отвечаю за каждого из тех, кого привез. Разве не фигура Казарин? Разве не фигура Савенко? Разве не фигура Ковитиди? У меня подход один: профессионализм превыше всего. Севастопольцы мне иногда неофициально говорят: "Больше не надо". Я им честно отвечаю: "Больше и не буду". На сегодняшний день, говоря футбольным языком, лимит легионеров исчерпан. Я недавно встречался с общественностью города, и мне один человек сказал: "Вы мне напоминаете Путина". Я аж сжался. Думаю: "Ни фига себе сравнили! С чего бы это?" А этот человек говорит: "Путин привез в Москву питерскую команду, а вы в Севастополь — крымскую". Ну, думаю, если только в этом смысле.

Но в целом севастопольская элита приняла меня уважительно. Так вышло, что у Сергея Иванова, который до меня руководил Севастопольской государственной администрацией, не сложились отношения с городским советом. Они находились практически в состоянии войны. А я в первый же день своей работы заглянул к председателю городского совета Валерию Саратову на чашку чая. И в итоге у нас сложились хорошие профессиональные и человеческие отношения с городским советом. Мы на несколько дней раньше, чем в Киеве, подписали свой севастопольский Универсал о сотрудничестве и взаимодействии между городской администрацией и городским советом. Мы достаточно спокойно прошли тарифные решения по коммунальным услугам.

Севастопольцы — народ особый. Для них за Севастополем земли нет. И их патриотизму может позавидовать, наверное, любой город мира. Приведу один показательный пример. Меня очень впечатлило, когда я увидел, как перед началом футбольных матчей ФК "Севастополь" 5-6 тысяч человек стоя хором поют гимн города — песню "Легендарный Севастополь". Как сказал один из руководителей донецкого "Металлурга", команды высшей лиги, которую ФК "Севастополь" выбил из Кубка Украины, с такими болельщиками просто невозможно проиграть.

— В каком состоянии находится сегодня Закон о Севастополе, который несколько раз ветировал Президент Украины? И как вы оцениваете перспективы его принятия Верховной Радой?

— По площади Большой Севастополь, в который входят также город Инкерман, поселок Кача и 29 сел, больше, чем Москва и Париж. Это самый крупный регион на нашем полуострове. Не случайно же у Севастополя — специальный статус города, который приравнивается к области. Поэтому, конечно, Закон о Севастополе нужен. Другое дело, что в те варианты закона, что разрабатывались ранее, был привнесен определенный элемент политики, который и не позволял Президенту их подписать. Обратите внимание, Закон о Севастополе ветировал не только Ющенко, но и Кучма. Причем, если Ющенко ветировал его дважды, то Кучма — трижды. Наша рабочая группа трудится сейчас над этим законом, мы изучаем все проекты, которые вносились, принимались, отвергались, но я бы отнесся к этой работе взвешенно и терпеливо, потому что если снова привнести элемент политики, то нет никаких гарантий, что закон не будет ветирован в очередной раз.

— Севастополь находился, находится и еще долго будет находиться в центре бурных политических дискуссий из-за базирования здесь Черноморского флота России. Как вы оцениваете роль российского флота в политической, экономической и социальной жизни города? Что это — фактор политической нестабильности или все-таки, наоборот, пример взаимовыгодного сотрудничества Украины и России?

— 97,5 миллиона долларов, а это около 500 миллионов гривен, — ежегодная компенсация Российской Федерации бюджету Украины за базирование в Севастополе Черноморского флота. Деньги в чистом виде из России не приходят. Вместо этого каждый год списывается по 100 миллионов долларов долгов Украины за российский природный газ. Еще 15-18 миллионов гривен Россия ежегодно выделяет на развитие социальной инфраструктуры Севастополя. Это деньги, которые, по согласованию с командованием Черноморского флота, выделяются и расходуются на объекты, которые арендуют российские моряки. Так, реконструируется Матросский клуб, мы сейчас занимаемся газификацией Качи, где расположен аэродром Черноморского флота, но там еще и живет около 4000 граждан Украины. Правительство Москвы за последние шесть лет построило в Севастополе 3000 квартир, в которых живут не только граждане России, но и граждане Украины — браки-то у нас смешанные. Я прикидывал: если подсчитать все, что было сделано правительством Москвы — от строительства жилья до открытия филиала МГУ, — то набежит в общей сложности около 200 миллионов долларов. Наконец, Черноморский флот Российской Федерации обслуживают 26 тысяч севастопольцев — граждан Украины. Если умножить это число на коэффициент семейственности, то получится около 100 тысяч. То есть с Черноморским флотом так или иначе связан каждый четвертый севастополец. Выгодно ли все это городу? Безусловно!

— Автономную Республику Крым будоражат проблемы захватов земли. В Севастополе же в этом смысле гораздо спокойнее. Как вы оцениваете остроту земельной проблемы и межнациональных отношений в Севастополе?

— В севастопольском регионе живет не так уж и мало — 5250 семей — крымских татар. Но межнациональных проблем действительно почти нет. Причиной тому — и военный статус города, и особая ментальность севастопольцев. Мне кажется, севастопольцы настолько организованны и патриотичны, что баловство и хулиганство здесь просто не пройдут. Организованность севастопольского сообщества — это фактор, с которым должны считаться везде — и в Крыму, и в целом в Украине.

— Сергей Владимирович, вы в одном лице губернатор Севастополя, депутат Верховного Совета Крыма, президент футбольного клуба «Таврия» и Федерации футбола Крыма, председатель Крымского союза ветеранов Афганистана, и при желании этот перечень можно продолжить. Хорошо это или плохо, что вам приходится совмещать столько должностей? И как вы поспеваете на всех фронтах?

— Честно сказать, физически это для меня очень тяжело. Я и сам почти каждый день задаю себе вопрос: а зачем мне все это надо? И сам себе отвечаю: а как это все бросить? Как бросить Крымскую организацию союза ветеранов Афганистана? Как бросить Федерацию футбола или футбольный клуб "Химик" в Красноперекопске — городе, где я вырос, городе, в котором начиналось все, чего я достиг в этой жизни? Как бросить "Таврию" или депутатскую группу "Крым" в парламенте? Нет, конечно, незаменимых нет. Но вместе с тем сегодня мне всего 46. Я еще молод для политика и пока, как видите, пытаюсь успеть везде. В общем, сегодня я не представляю себе, как все это бросить. А что будет завтра, не знаю.

— В вашу бытность премьером автономии у правительства Крыма была своя футбольная команда. Не организовали еще футбольную команду в администрации Севастополя?

— Пока нет. Но я убежден, что в ближайшее время такая команда у нас будет. А вообще мы сейчас активно взялись за севастопольский спорт. Поставили перед ФК "Севастополь" задачу выйти в этом сезоне в первую лигу. И я думаю, что клуб с этим справится. А мы в обмен уже строим в городе, причем не за бюджетные деньги, десятитысячный стадион. Вы знаете, каждый год проходят соревнования по разным видам спорта между командами областных администраций Украины. В мою бытность премьер-министром Крыма наша команда стабильно занимала на них первое-второе-третье места. А тут я узнал, что в этом году Севастополь вообще не выставил команду на эти соревнования. Пришлось устроить разнос. Как это так? Неужели из 1200 сотрудников нельзя набрать команду из 20 человек?

— А когда вы в последний раз сами выходили на футбольное поле?

— Работая в Симферополе, я часто играл в футбол. Мы тренировались каждый четверг на стадионе "Крымтеплицы". В Севастополе же мне, конечно, с этим делом пока немного сложнее. А в последний раз я играл, пожалуй, в августе, в Ялте на фестивале юмора. Ну и могу вам сказать, что частенько постукиваю во дворе с сыном — он у меня играет за молодежную команду "Таврии".

— Если бы вам пришлось выбирать, кем станет ваш сын, что бы вы предпочли — чтобы он стал политиком, бизнесменом, футболистом?

— Я хочу, чтобы он стал нормальным человеком, мужиком. Даже супруге часто говорю: пусть он лучше занимается футболом и, может быть, по каким-то предметам получает не те оценки. Глядя на то, сколько сегодня нюхающих, колющихся, пьющих, "голубых", "розовых" и всяких прочих, я думаю: пусть лучше мой сын серьезно занимается футболом и растет здоровым и крепким парнем, чем завтра из него вырастет черт-те что. А знания наверстает…

— Все спортивные люди азартны. И мне, честно говоря, иногда кажется, что ваше увлечение спортом переносится и на политику. В том смысле, что вы, перебравшись работать в Севастополь, как бы соревнуетесь с правительством Крыма.

— Я в политике уже 17 лет. Больше шести лет был премьер-министром Крыма. И, если хотите, свою пайку дерьма в правительстве Крыма съел. Но вместе с тем я самодостаточный человек и, хотите — верьте, хотите — нет, никуда расти не хочу. Во время недавней встречи с Януковичем я ему сказал: "Виктор Федорович, меня в Севастополе все устраивает". Честное слово, если бы мне сегодня предложили вернуться в Симферополь, я бы отказался. При этом у меня, поверьте, нет никакого желания соревноваться с Крымом. У меня нет задачи доказать, что Севастополь лучше Крыма или что в Севастополе лучше, чем в Крыму. Я никогда не жил по принципу "пусть у них будет хуже, чем у нас". И даже если когда-то, в бытность премьер-министром Крыма, у меня с какими-то руководителями регионов и районов не скла-дывались отношения, я никогда не пытался использовать свои административные или финансовые рычаги для того, чтобы сделать хуже тому или иному городу или району. Это не в моих правилах. Я очень переживаю за то, что сегодня происходит на полуострове, — в первую очередь в вопросах межнациональных отношений, в социально-экономической сфере. И мне очень хочется, вне зависимости от того, кто в Крыму спикер, а кто премьер-министр, чтобы Крым развивался и процветал.

— Севастополь всегда был прежде всего городом военных моряков, а его туристическая составляющая оставалась вторичной. На ваш взгляд, должно ли в новых исторических условиях измениться основное, если говорить спортивным языком, амплуа Севастополя?

— Безусловно. Один из первых вопросов, которые я задал, вступив в должность, звучал так: обладают ли какие-то территории Севастополя курортным статусом? Мне ответили: нет. Я спросил: а почему? Ведь в Севастополе с его четырехсоттысячным населением в разгар лета одновременно находится до 200 тысяч гостей. И никто из них за это ничего не платит. Хотя, представьте себе, например, какая это нагрузка на коммунально-бытовую сферу. Статус курортной территории, которого мы добились для некоторых регионов Крыма еще при правительстве Пустовойтенко, позволяет вводить местные налоги и сборы и дает определенные преференции. Мы сегодня над этим работаем и в Севастополе. Понятно, что бухты, в которых базируются два военно-морских флота, объявить курортными территориями нельзя, но это можно сделать, к примеру, с Батилиманом, Ласпи, Учкуевкой.

А. МАЩЕНКО.

("Крымское время", 14 декабря 2006 г.)

Другие статьи этого номера