Граница движения открывается

В канун Нового года очень хочется хороших новостей. Чтобы праздник, чтобы чудо… И, ей-богу, не чудо ли, что наше общество, неразворотливое и очерствевшее от собственных трудностей, все-таки находит в себе душевные силы для помощи обездоленным? И речь далеко не о "сиротских" наборах к праздникам. Этим мы только четче проводим границу отчуждения. Украина станет по-настоящему добрым и цивилизованным государством, когда полностью раскроется для людей с ограниченными физическими возможностями. Одна из составляющих этой проблемы называется "движение без границ". И в конце этой недели корреспонденты "Славы Севастополя+" обнаружили "развороченные" бордюры на площади Лазарева. Скажем честно, обрадовались страшно! Потому что в данном случае снос коммунальной собственности означал создание беспрепятственного доступа людям с ограниченными физическими возможностями к объектам жилищного и общественного назначения, попросту — строительство съездов!

А ведь ровно год назад наша газета в материале "Граница движения" писала о том, что в Севастополе проживает более 16 тысяч инвалидов, в том числе 819 детей с ограниченными возможностями, а у нас по-прежнему существуют только единицы оборудованных съездами пешеходных переходов. Более того, бордюры, сковывающие недавно прошедшие ремонт городские дороги, становятся все выше и выше. Преодолеть уже тридцатисантиметровое препятствие человеку с ослабленным зрением, нарушенной координацией движений, больными ногами и тем более "колясочнику" практически невозможно! И это в то время как транспортные заезды на тротуары и к "элитным" торговым точкам, конечно же, оборудованы.

Между прочим, инвалидность — социальное явление, избежать которого не может ни одно общество. Гордящемуся завоеваниями своей демократии Новому Свету даже в голову не придет, чтобы его граждане в силу своих ограниченных возможностей не смогли перейти дорогу! Да что там, соответствующими съездами, подъездами, турникетами оборудованы все объекты, вплоть до музеев и, простите, общественных туалетов. В нашей стране проблема защиты лиц с ограниченными физическими возможностями разрастается, поскольку, согласно статистике, в общей структуре населения отмечается постоянное увеличение их числа. И без планомерной интеграции лиц с инвалидностью в общество нам уже не обойтись.

Но только в конце 2005 года Севастополь перестал быть единственным городом страны, не имеющим программы обеспечения беспрепятственного движения. К ней был приложен перечень объектов здравоохранения, культуры и спорта, которые подлежат соответствующему оборудованию в 2006 году. Надо полагать, легкая перестройка площади Лазарева — часть этой программы. Как нам сообщили в отделе благоустройства главного управления ЖКХ, до конца 2006 года будут выполнены места съездов на проспекте Генерала Острякова (в районе магазина "Океан") и на ул. Хрюкина. Средства на эти цели идут из горбюджета по статье "дорожный сбор". И в 2007 году на "движение без границ" планируется потратить 100 тысяч гривен. При этом отдел благоустройства имеет не только собственное мнение о том, где такие съезды необходимы, но и прислушивается к мнению ГАИ и самих инвалидов.

Ирина КАРАТАЕВА.

Письмо в тему

Здравствуйте, уважаемая "Слава Севастополя+"!

Я ни разу не обращалась в газету, но температура моих нервов зашкалила. И я обращаюсь к вам, чтобы найти истину. Именно истину, а не правду, которая, как известно, у каждого своя. Тема моего пожара души — лифты. Мне пришла платежка за пользование лифтом, которым я не пользуюсь и пользоваться никогда не буду. На квитанции нет ни адреса, ни телефонов для уточнения данных — только желание получить от меня деньги. А я не хочу и не буду платить. Во-первых, я не пользуюсь лифтом, потому как живу на втором этаже.

Во-вторых, я не могу им пользоваться. Когда-то в 20 лет я сорвалась в городском парке с качелей и с тех пор панически боюсь любого движения вверх-вниз. Даже если бы я жила на 10-м этаже, все равно ходила бы пешком. Получается, теперь я должна менять место жительства или просто так оплачивать чей-то кусок хлеба с маслом?

В-третьих, с какого расчетного потолка начальник управления "Севлифт" Станислав Талмаза решил брать по 18 копеек за метр квадратный общей площади квартиры? Разве метры квадратные пользуются лифтом? И почему именно 30% от квартирной платы? Просто абсурд! Я живу одна, а соседей в одной квартире — по пять человек, но платят почти столько же, сколько и я. Почему я должна оплачивать их катание на лифте? Я примитивно подсчитала, что оплачиваю проезд трех человек.

Получается, что система оплаты осталась такая же, как и во времена Союза. Но тогда это были сущие копейки. А сейчас время другое — рыночная экономика. Получается, что я плачу за услугу, которую не заказывала и которой не пользуюсь. Мы же не платим за такси, если в нем не ехали.

Когда-то наше ЖКО "Шацк" (теперь "Себр") проводило эксперимент по платному проезду в лифте. В итоге оказалось, что большая часть людей ходят пешком. Ведь пока его вызовешь — быстрее вниз сойдешь. Конечно, это не касается жильцов самых верхних этажей. А платят они столько же, сколько и жители нижних этажей. Но даже дураку ясно, что количество электроэнергии для подъема на восьмой этаж тратится гораздо больше, чем на второй. Кроме того, при расчете всех коммунальных услуг давно вступила в действие льгота для детей войны. А лифтовое хозяйство даже ее во внимание не принимает.

Пора нашим властям пересмотреть тарифы на пользование лифтом, а не продолжать сидеть в своих креслах и рассуждать о том, что недобросовестные жильцы многоэтажек плохо оплачивают эту услугу.

Нина Александровна ШЕВЧЕНКО, жительница ул. Молодых Строителей, д. 24-а, кв.6.

Глас народа

ЧТО СКОВЫВАЕТ ВАШУ СВОБОДУ ПЕРЕДВИЖЕНИЯ?

Ирина, молодая мама:

— В "Камышах" на переходе остановки общественного транспорта "Почта" была отремонтирована дорога и поставлены просто огромные бордюры. Когда, переходя дорогу, я с него спускаю или поднимаю коляску — ребенок просто вываливается. При этом светофор отрегулирован таким образом, что спокойно перейти дорогу может только человек, не обремененный проблемами со здоровьем и детьми. Уж и не знаю, как там инвалиды дорогу переходят.

Борис Владимирович, человек с ограниченными физическими возможностями:

— В результате несчастного случая я оказался прикован к инвалидной коляске. Теперь перемещение вне моего дома для меня — очень большая проблема. Хоть я и живу на первом этаже, но перед входом на лестничную площадку — три ступени, преодолеть которые крайне сложно даже с посторонней помощью. Даже в Пенсионный фонд я попасть не мог, пришлось сотрудникам самим выходить ко мне на улицу. Выходит, что из-за простого равнодушия властей такие люди, как я, оказываются просто запертыми в своих квартирах и брошенными на произвол судьбы. Неужели так сложно сделать пандусы? А я, несмотря на ограниченные физические возможности, хочу быть полноценным членом общества. Не лишайте меня этого.

Мария Львовна, пенсионерка:

— Хоть эта проблема лично меня не касается, но я была свидетелем очень неприятной сцены: женщина на инвалидной коляске приехала на почту получить денежный перевод. Подняться в здание ей кто-то помог, а вот спуститься по лестнице она не смогла — пандусов не было. И как назло, мимо не проходило ни одного физически сильного мужчины, чтобы снести коляску. Бедная женщина минут сорок простояла на крыльце, пока, наконец, ей не помогли. Разве же это дело?

Другие статьи этого номера