Владимир КАЗАРИН: «Сегодня должна формироваться новая политика Украины»

В конце октября состоялся «Севастопольский форум-2006». И хотя мы сообщали на страницах нашей газеты об этом событии, оно в силу своей неординарности нуждается в более глубоком осмыслении. Сегодня мы предлагаем читателям интервью с одним из организаторов форума — первым заместителем председателя Севастопольской горгосадминистрации, известным ученым-литературоведом, доктором филологических наук, заведующим кафедрой Таврического Национального университета Владимиром Казариным.- Владимир Павлович, как родилась идея проведения «Севастопольского форума»? Какие задачи решала на форуме Севастопольская администрация?

— Идея "Севастопольского форума" родилась в последние годы. Она стала закономерным результатом неудовлетворенности крымчан и людей, скажем так, представляющих юго-восточный вектор украинской политики, развитием идеологических основ украинской государственности, а также внешнеполитическим форматом развития Украины. Сейчас стало очевидно, что в Крыму умерла пророссийская идея в ее "мешковском" варианте начала 90-х годов: "Мы забираем Крым и уходим в Россию". С одной стороны, официальный Киев выступает категорически против даже самой постановки проблемы в таком ключе. С другой стороны, Россия совершенно отчетливо говорит устами своего лидера, что такая постановка проблемы — нарушение международных договоренностей, и российские власти не считают возможным так ставить этот вопрос (хотя определенная часть российского политикума время от времени возвращается к такой постановке проблемы). Можно сослаться по этому поводу на недавнее выступление Владимира Путина в рамках телемоста с жителями России и ближнего зарубежья.

Наконец, украинская национальная, точнее, националистическая "идея", не желающая учитывать реальность существования юго-восточного вектора и его законные интеграционные интересы в отношении России, тоже сегодня скомпрометирована. Доказательством этого являются парламентские выборы марта 2006 года, когда "оранжевая" идея в чистом виде не получила поддержки сколь-нибудь значительного числа граждан Украины.

Стало очевидным, что сегодня должна формироваться новая политика Украины, исходящая из ряда объективных факторов. Во-первых, из того, что Украина — это независимое государство. Сегодня это геополитическая реалия. Во-вторых, нужно учитывать, что Украина имеет многовековые дружественные связи с Россией, и, как бы кому-то ни хотелось от этого уйти, вычеркнуть сей факт из истории невозможно. В-третьих, Украина действительно имеет право на статус державы, самостоятельно определяющей свой внешнеполитический вектор развития, но в этой независимости и самостоятельности она не должна потерять саму себя, чтобы мы не пришли к очередному краху украинской государственности. Ведь если оглянуться в прошлое, то неоднократно попытки создания украинской государственности заканчивались неудачей, начиная с казацких республик и заканчивая Центральной Радой 1917-1918 гг. и Директорией Петлюры 1918-1919 гг.

Из осмысления этих реалий и родилась идея учредить "Севастопольский форум", задачей которого будет выстраивание оси Севастополь — Киев — Москва. Смысл этой оси состоит в том, что в последнее время Украина в лице своего официального руководства, выбирающего североатлантический или евросоюзовский вектор, не учитывает в полной мере своего центрального положения для Черноморско-Кавказского региона, во многом определяющего стабильность или нестабильность всей Европы. Именно в этом контексте выявляется важность связки Россия — Украина: при нормальном взаимодействии они оказываются ключевыми игроками этого региона. Поэтому возникла идея сделать Севастополь политической площадкой, на которой могли бы ежегодно обсуждаться проблемы, связанные с выстраиванием вышеупомянутой оси, с выработкой новой идеологии поведения украинской элиты и украинского государства в этом регионе, выстраиванием добрососедских равноправных отношений с Россией, основанных на четком понимании того, что влияние Украины усиливается при наличии взаимовыгодного тандема с Россией и резко ослабляется при разрыве этих связей.

Актуальность и необходимость обсуждения этой идеи обостряется еще и в связи с тем, что с 1 января 2007 года Болгария и Румыния становятся членами Евросоюза, и тем самым европейские структуры и, соответственно НАТО, выходят на Черноморское побережье, становясь активными игроками в бассейне Черного моря. Если до сих пор заходы натовских кораблей в Черное море имели статус визитов, то теперь они будут иметь право говорить, что находятся в море, которое на законном основании защищают. Опять же в этой связи государственные интересы России и Украины в бассейне Черного моря можно защитить, как нам кажется, либо совместно, либо никак, потому что факторов, работающих против этого, более чем достаточно. Стоит упомянуть, что Румыния имеет большие претензии к Украине в связи с шельфом острова Змеиного, с каналом в устье реки Дунай, который строила Украина вопреки недовольству Румынии, и по ряду других вопросов.

Все это в совокупности определило появление идеи "Севастопольского форума", создание оргкомитета и реализацию этого проекта в виде первого заседания участников нашей платформы.

— Мне показалось, что на самом форуме его идея не была так явно и четко представлена, как вы говорите. Некоторые киевские политологи в своих докладах проводили идею южного вектора украинской политики без России, а ось выстраивали: Севастополь — Киев — Евросоюз. Насколько я понимаю, идет реальная борьба вокруг понимания и идеи форума, и в целом политики Украины в Черноморском регионе. Есть ли шанс, что Севастополь и Крым станут не пунктом раздора, а местом соединения Украины и России?

— Я не соглашусь с вами в том, что на форуме "севастопольская" идея в том виде, в котором я ее изложил, была недостаточно обозначена. Она прозвучала в самих документах форума, в тематике заявленных "круглых столов", выступлений и докладов. Возможно, вам не удалось посетить все "круглые столы", а там были докладчики разной политологической ориентации. Такое впечатление могло сложиться из-за невозможности охватить всю картину дискуссий в целом. Впрочем, отчасти ваше впечатление, ваши сомнения можно объяснить тем, что некоторые российские политологи не смогли приехать к нам по различным причинам. Приглашались Вячеслав Игрунов, Сергей Марков, были заявлены доклады двух командующих флотами России и Украины, но в те же дни в Севастополе работала украинско-российская комиссия по Черноморскому флоту, и адмирал Татаринов вместе с главкомом ВМФ России Масориным был членом этой комиссии. Поэтому у них не было возможности выступить с докладом о российской военно-морской стратегии на Черном море, как это сделал на форуме украинский командующий Тенюх, рассказавший об украинской доктрине. Однако различного рода нападки на концепцию форума имели место, о ней спорили, пытались доказать ее неправомерность. Но у этой концепции были и сторонники. Наша позиция была, например, изложена в достаточной мере в докладе руководителя донецкой делегации профессора Юрия Макогона, который продемонстрировал таблицы, характеризующие тесные экономические связи Украины и России; в интересных выступлениях Евгения Шарова и Андрея Ермолаева, в тезисах Андрея Окары, Андрея Ишина и ряда других участников форума. Вместе с тем я хочу сказать, что на форуме был достаточно хорошо представлен украинский политикум и он естественным образом представлял собой два вектора развития Украины. С одной стороны, у нас были высокопоставленные сотрудники Секретариата Президента Украины, МИДа и Минобороны Украины, киевские политологи и журналисты, поддерживающие позицию "Нашей Украины". С другой стороны, на форуме выступили министр Кабинета министров Януковича — Анатолий Толстоухов, представляющий точку зрения антикризисной коалиции в украинском парламенте, донецкая делегация, ряд крымских политологов. В результате у нас как раз была в хорошем смысле полнота представления украинского политикума в разных его проявлениях. При этом дискуссии велись интеллигентно, без перехода к личностному противостоянию, но полемика была реальной, и вдумчивый участник имел возможность выслушать весь спектр точек зрения. Я надеюсь, что и в этом проявился положительный эффект "Севастопольского форума". Он стал площадкой, где противостоящие друг другу внутри Украины политические силы могут неформально встретиться и обменяться своими представлениями.

— Видимо, надо еще учитывать и тот факт, что проблема из Киева и из Москвы видится по-разному. Ваш же взгляд — это взгляд изнутри проблемы, взгляд из Севастополя… Как вы считаете, существует ли осмысленная политика России в отношении Украины? Есть ли в Москве понимание: какая Украина нужна России?

— Я думаю, к сожалению, на данный момент нельзя сказать, что у России есть четко реализуемая комплексная политика в отношении Украины. В Москве существует несколько центров принятия решений, они нередко противостоят друг другу, и, к сожалению, радикальное крыло пока берет верх. Политические фигуры вроде г-на Затулина или других близких к нему политиков сегодня, к сожалению, чаще позиционируют себя как официальные представители российской политики, что не способствует нахождению общих позиций.

Нас объективно сплачивает и объединяет общий человеческий, культурный и экономический потенциал. Именно это должно лечь в основу политики, которая будет исходить из факта независимого сосуществования двух государств, которая будет выстраивать экономическую политику на основе экономической целесообразности и выгоды, но вместе с тем исходя из осознания того факта, что граждане Украины и России — родные люди, братья, хотя это слово сегодня и скомпрометировано. Объединение двух великих народов усиливает, а разобщение ослабляет потенциал каждого из них.

В выступлениях Владимира Путина я вижу эту позицию и с удовлетворением это фиксирую, но она пока не распространилась на другие этажи власти. Российская политика в отношении Украины не должна сосредоточиваться исключительно на линии двух МИДов или двух военных ведомств в связи с Черноморским флотом, она должна уходить в глубь существования украинского гражданского общества, украинской элиты и многого другого.

Поиском путей в этом направлении стал, на мой взгляд, II Всемирный конгресс соотечественников, проходивший в конце октября в Санкт-Петербурге, для которого впервые украинская делегация (она была весьма представительной — 60 человек) формировалась не по признаку профессиональных соотечественников, т.е. представителей исключительно общественных русских организаций. Больше половины делегации составляли представители крупных производственных и бизнес-структур: тот же Богуслаев из Запорожья (руководитель завода "Мотор-Сичь", который поставляет самолетные двигатели в Россию), депутаты Верховной Рады, мэры городов (в том числе от мэрии Севастополя), крупные театральные деятели, писатели, директора крупных издательств (таких как "Киевская Русь" — русскоязычное издательство в Киеве), редакторы журналов (например "Радуги" — старейшего русского литературно-художественного журнала страны), учителя и работники вузов, представители национально-культурных объединений и многие другие. Эта профессиональная составляющая показала, что Россия начинает работать с элитами — властными, научными, дипломатическими, депутатскими.

Это очень важный поворот! И если это будет происходить, то полемика, иногда даже раздрай в высшем руководстве наших стран, не будет означать, что гражданское общество России не дружит с гражданским обществом Украины. Очень важно это развести. Допустим, недовольство МИДа России позицией МИДа Украины — это вопрос отношений двух высоких дипломатических ведомств. Но разногласия в их оценках не должны ни на один день прерывать дружеских связей между общественными организациями, между профессиональными объединениями граждан, между отдельными людьми.

Сейчас в России наблюдаются явные попытки перейти на новые позиции в выработке украинской политики, и есть признаки поисков этой новой политики в правильном направлении, но, к сожалению, до сих пор никак нельзя сказать, что она выработана или реализуется. Она носит спорадический характер, и время от времени ее взрывают радикальные заявления безответственных политиков, которые только ухудшают ситуацию.

— Как вы думаете, «Севастопольский форум» и конгресс соотечественников действовали в одном идеологическом направлении?

— На конгрессе присутствовали представители 78 стран, это очень масштабное явление, и в этом смысле "Севастопольский форум" не может с ним сравниться. Но есть нечто общее. На II Всемирном конгрессе было заявлено, что Россия хочет видеть соотечественников органичной, неотъемлемой, законопослушной и успешной частью общества тех стран, где они проживают, чтобы их уважали, любили, ими дорожили. И вместе с тем, чтобы они не теряли внутренних духовных связей с исторической родиной, в этом смысле оставаясь сыновьями и дочерями великой России. "Севастопольский форум" проповедует как раз то же самое: Россия и Украина сегодня — это два разных независимых государства, у которых общая великая история, общая неразрывная основа бытия, они принадлежат к одному геополитическому пространству, у них сохраняется единство целей, нравственного выбора, духовных ориентиров. Поэтому форум должен способствовать нахождению общего пути и преодолению центробежных процессов. Можно сказать, что "Севастопольский форум" — это одна из организаций, которая в проблематике украинско-российского мира занимает свое достаточно важное место.

— Как вы считаете, состоится ли «Севастопольский форум-2007»?

— Я вхожу в оргкомитет этого проекта, мы уже ведем подготовительную работу, и у меня нет оснований сомневаться в том, что форум будет. Более того, я думаю, что за этот год многое изменится и потребность участвовать в нем станет для политической элиты Украины и России еще более острой. Кстати, даже в этот раз желание принять участие в форуме было настолько сильным, что некоторые гости (киевская, одесская делегации) даже прибывали к нам чартерными рейсами. Надеюсь, что в следующем году стремление к общению еще больше возрастет. Хочу отметить, что наш форум не является мероприятием для широкой аудитории, участвовать в нем можно только по приглашению или согласованию с оргкомитетом, поскольку мы хотим превратить его в интеллектуальный геополитический клуб, где на равных будут вести разговор люди, понимающие проблемы, и люди, имеющие властные полномочия для решения этих проблем. Я убежден в том, что в следующем году круг людей, желающих принять участие в обсуждении, значительно расширится.

Другие статьи этого номера