Молчание груши

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.После выхода на пенсию меня обуял садоводческий азарт. Дачный участок достался моей жене от умершего три года назад тестя по наследству. Но она, человек сугубо городской, все еще работающий, туда, помнится, съездила всего лишь три раза, так что на меня легли все хлопоты и заботы по приведению в порядок десятка уже чахлых, неухоженных фруктовых деревьев на нашей дачке в районе автобата.

Я давно, когда еще был жив тесть Игорь Артемович, отметил для себя, что у северной ограды участка растет груша. Деревце, казалось, было изгоем среди цветущих вишен, абрикосов и яблок. Во-первых, его ствол являл собой почти что знак американского доллара — так был искривлен. Во-вторых, листья даже с ранней весны казались уже готовыми к тому, чтобы опасть. И, наконец, самое главное — груша упорно не плодоносила.

Помню, тесть жаловался на бесплодность "гадкого утенка", чем-то опрыскивал грушу, что-то вливал в приствольный круг — все безуспешно…

Как-то по весне в прошлом году я вынес скамеечку из дачного домика к этому дереву, сел поудобнее и… стал с ним разговаривать.

"Какого рожна тебе надобно? — спросил я у груши. — Тебя и поливают, и удобрения вносят, и, кстати, пока не собираются срубить из-за "профнепригодности"… А может быть, следовало бы?"

После последних слов мне показалось, что по садику прошелся играючи легкий ветерок. Через минуту все кроны деревьев зашевелились, волна прохладного воздуха, кажется, накрыла участок целиком, стало как-то пусто на душе и зябко.

А ствол груши даже вроде бы и посерел, хотя я в тот момент прекрасно отдавал себе отчет в том, что, как любит говорить моя жена, "чудес на свете не бывает".

В тот день я, помнится, заночевал на даче, и под утро мне "показали" весьма странный сон. Сначала я никак якобы не мог дождаться какого-то автобуса. Я стоял на городской остановке и… подпирал плечом ствол совершенно высохшей моей груши, чудом переселившейся из сада. Шли минуты, а машина не показывалась. Наконец автобус с двумя яркими алыми полосами на заднике подошел. Из него вышли люди, обычный дачный народ в спортивных костюмах, с увязанными в тряпки цапками в руках, с ведрами и авоськами. Но один человек среди них выделялся. На нем был какой-то серебристый плащ, огромные черные очки закрывали пол-лица. Он сразу подошел ко мне и произнес загадочную фразу: "Копай глубже. И избавляйся".

Где копать? От чего избавляться? Неведомо. Я проснулся от шума машины, надсадно ревущей на подъеме возле нашего участка. Это пылил огромный самосвал. Умылся из рукомойника, позавтракал. И почему-то не выходил из головы утренний сон. Кое-что сопоставив, как-то совершенно безотчетно я прошел к сарайчику, где хранился садовый шанцевый инвентарь, взял мотыгу и лопату, подошел к груше.

— Ну что, милая, давай-ка уж докопаемся до твоих корней, — подумал я и стал вгрызаться в приствольный круг. Снял слой листвы, затем углубился на треть метра в землю. Обратил внимание на то, что ствол, находящийся в земле, покрыт какими-то коричневыми наростами.

И вдруг лопата с визгом полоснула по некой твердой гладкой поверхности какого-то лежащего в земле предмета. Я его окопал, и вскоре на ладони лежал плоский восьмигранный абсолютно черный камень размером с телефонную трубку.

На его обратной стороне были выбиты какие-то клинообразные знаки, всего 14, а чуть ниже — изображение лодки с гребцом, у которого вместо лица, правда, угадывалось стилизованное изображение полной Луны…

Я долго рассматривал странную находку, но подавил естественное желание отнести камень в домик, как-то вдруг припомнив все, что видел во сне. Ведь мне явно советовали избавиться от того, что найду. Короче говоря, выбросил я эту злополучную штуковину в котлован, который зиял вот уже третий год на соседнем дачном участке — не доходили руки у Петровича, его хозяина, до того, чтобы начать строительство дома.

После этого случая прошло около года. Я, помнится, ранней весной срочно выехал в Актюбинск, там жила моя старенькая родительница, нужно было решить вопрос с операцией.

Задержался я у мамы на целых полтора месяца, а когда вернулся к середине мая, то уже на третий день поехал на дачный участок. И что вы думаете? Видимо, мои шуточные угрозы спилить грушу на дрова, а также избавление ее от черного камня свое дело сделали. Кривое грушевое дерево буквально полыхало белым цветом, явно затмевая две яблоньки, скромно заневестившиеся рядышком.

Так что зря мы обходим порой своих зеленых друзей стороной. Их молчание обманчиво. Они нас слышат, им нередко так нужна наша помощь…

Другие статьи этого номера