Дело всей жизни

Люди, хорошо знающие Михаила Шимборецкого, уверяют, что в жизни не встречали такого доброжелательного, спокойного и вместе с тем общительного человека. Этому можно верить. По крайней мере за 25 лет службы в типографии газеты «Трудовая вахта» строительного управления Черноморского флота он ни разу не конфликтовал ни с начальством, ни с сослуживцами. Его спокойная уверенность в себе и невозмутимость были одной из причин того, что из солдат, призванных на службу в военно-строительный отряд, отцы-командиры обратили внимание на Шимборецкого и перевели его со стройплощадки наборщиком в типографию газеты «Трудовая вахта».У новобранца оказались светлая голова, золотые руки и живая страсть к познанию. На первом году службы он уже верстал многотиражку, освоил линотип, печатную машину и мастерски оформлял поздравительные адреса, которыми штабисты одаривали юбиляров города и флота. Когда служба подошла к концу и Михаил готовился к увольнению в родную Белоруссию, на базе "Трудовой вахты" создали центр по обучению печатников для корабельных газет сначала только Черноморского, а затем и всего Военно-Морского Флота.

Пришлось выбирать между жизнью в белорусской глубинке и сверхсрочной службой. Он выбрал второе. Шимборецкому присвоили звание мичмана, назначили начальником типографии и поручили в качестве инструктора готовить для корабельных газет печатников. После службы на флоте многие из них избрали профессию полиграфиста. Бывшие его ученики работают сейчас в издательствах и типографиях Украины, России, Белоруссии и вместе с журналистами несут читателям печатное слово.

Уволившись со службы, Шимборецкий продолжил работу в типографии. Хотя в последнее время произошло значительное обновление множительной техники, его, как опытного специалиста, нередко приглашают помочь наладить ротационные и другие печатные машины. Среди гостей, пришедших к Михаилу Матвеевичу на его 60-летие, были и те, кого он приобщил к искусству полиграфии. Когда веселье было в разгаре, они называли его первопечатником. Конечно, это была шутка, но в ней были и доля правды, и то уважение, которого достоин каждый, кто посвятил себя служению одному раз и навсегда избранному делу. Любимому делу, возвышающему человека в жизни.

Другие статьи этого номера