Заводское пике

Севастопольский рыбоконсервный завод — предприятие особенное. Редкий пионер Гагаринского района, да, пожалуй, и всего города, однажды не являлся домой, налопавшись «до отвала» хрустящей, бегущей по конвейеру кильки, и в свитере, насквозь пропитанном манящим запахом жареной рыбы. Такие вот были производственные экскурсии в самый расцвет социализма. Главные городские головы тогда работниками рыбной отрасли гордились, и в самом страшном сне отработавшей тяжелую смену рыбообработчице не могло привидеться, что ее право на труд будет попрано товарищем в спортивной форме и без опознавательных знаков. События, произошедшие на рыбоконсервном заводе 20 января 2007 года, показали, что в этом мире бывает все. Но последующая за захватом предприятия развязка продемонстрировала, надеемся, всему постсоветскому пространству, что «дело чести» для севастопольцев по-прежнему не пустые слова.

Как объект, производящий рыбные консервы, севастопольский завод по-прежнему носит название рыбоконсервного. Но субъектом хозяйственной деятельности, производящим собственно эти рыбные консервы, является ООО "Антарктика". Эта структура арендует производственные помещения, производит в них рыбную продукцию и, кстати, занимается тем же еще на одной, но уже своей, производственной площадке. Это ООО "РКК "Новый", отстроенное с нуля и имеющее большой ассортимент рыбной продукции. На самом рыбоконсервном заводе количество работающих колеблется от 200 до 300 человек. Несколько сотен рыбообработчиков работают и на "Новом". Так что коллектив по нынешним меркам достаточный. Но это так, в порядке отступления.

Сам же Севастопольский рыбоконсервный завод стало лихорадить еще десятилетие назад, когда предприятие государственной формы собственности преобразовалось в открытое акционерное общество. Конфликты между собственниками предприятия, то есть его акционерами, как начались на закате второго тысячелетия, так и перекатились в третье, причем вместе со всеми уголовными делами. Сменялись директора завода вместе с конфликтующими группировками, вслед за одними заинтересованными акционерами московской прописки приходили другие, с такими же московскими амбициями. Порождением конфликта стал тот факт, что ни одна из противоборствующих сторон, как рассказал "Славе Севастополя+" источник, пожелавший остаться неизвестным, не смогла завладеть контрольным пакетом акций. Периодически акционеры, находящиеся между борющимися кланами, склонялись в разные стороны, обеспечивая тем самым перевес одной из противоборствующих сил. Власть таким образом переходила из одних рук в другие. Производство от такого метронома здорово страдало, поскольку каждый победитель понимал, что это не надолго, и стремился выжать из ситуации максимум. СРКЗ работал нестабильно, поскольку не были налажены бесперебойные поставки жести и сырья, обеспечивающие нормальную загрузку производственных площадей. Росли долги по заработной плате и платежам в бюджет.

Наконец, в декабре 2001 года в качестве партнера на СРКЗ было привлечено ОАО "Интеррыбфлот". Опытное и известное в городе предприятие быстро наладило работу завода: пошли жесть, сырье, продукция, зарплата, а сам "Интеррыбфлот"… через год ушел. Тихо и без претензий. Произошло это, естественно, по настоятельной "просьбе" группы собственников, получивших очередное усиление позиций. Тогда же, по словам председателя правления ОАО "Интеррыбфлот" Владимира Нигара, "завод вошел в свое последнее пике". Выразилось это в том, что взявшее власть в свои руки очередное ООО под лозунгами спасения производства получило кредит под залог зданий, сооружений и имущества Севастопольского рыбоконсервного завода. Куда были направлены огромные средства, возможно, так и останется тайной следствия. Во всяком случае, акционеры, не привлеченные к такой схеме зарабатывания денег, дивидентов от простаивающих цехов завода точно не получили. Обиделись на партнеров по бизнесу они, видимо, сильно, потому что вновь пошли с челобитной все к тому же "Интеррыбфлоту", организовав перед тем заседания наблюдательного совета, правления и отстранив от руководства прежних совладельцев.

Уже имеющий опыт подъема завода, "Интеррыбфлот" своими средствами погасил банковский кредит, частично освободил из-под залога имущество завода, рассчитался с кредиторами, акционерами, вернул долги по зарплате и перед бюджетом, вновь организовал производство, обеспечив СРКЗ оборотными средствами и сырьем, проведя ремонт зданий и оборудования, который нужен был еще 15 лет назад. Но при этом не надо считать бизнесменов из "Интеррыбфлота" меценатами или, боже упаси, умственно отсталыми гражданами. Вступая в ту же мутную воду второй раз, они уж позаботились о том, чтобы вкладывать деньги в собственный карман. Акционеры СРКЗ, заинтересованные в реанимации завода, позаботились о том, чтобы после внесения инвестиций все имущество завода было передано в уставный фонд вновь созданного предприятия. Им стало ООО "ТБИ" — структура, подконтрольная "Интеррыбфлоту". Таким образом, из схемы управления заводом была выкинута поверженная сторона.

Надо ли говорить, что теперь оскорбилось проигравшее этот бой ООО? В прокуратуру полетели жалобы, были возбуждены уголовные дела против очередного директора СРКЗ, обеспечившего такой путь спасения завода. Однако новый виток с участием правоохранительных органов не помешал СРКЗ работать ритмично, производить продукцию и реализовывать ее на территории Украины. Люди получают заработную плату. На этом месте заканчивается история и начинаются суровые будни.

В субботу, 20 января 2007 года, 30 неизвестных попадают на территорию порта. Причем в закрытую зону они проходят по разовым пропускам, выданным группам по два-три человека

якобы для производства грузовых операций на каком-то складе. В 16.30 под руководством председателя правления ОАО "СРКЗ" Михаила Шевченко (законность нахождения которого в должности также является предметом судебных споров) прибывшая группа заходит на завод, отстраняет существующую охрану, выгоняет людей из офисных помещений и в конце смены выпроваживает с территории завода рабочих. Новую смену не пускают. Никого не пускают. Поводом для захвата предприятия считают постановление следователя прокуратуры о приобщении в качестве вещественных доказательств к уголовному делу зданий и сооружений завода и передаче их на ответственное хранение Михаилу Шевченко.

Воскресенье. Завод тихо ждет развития событий.

Ранним утром в понедельник о произошедшем было доложено руководству города. Экстренно разбираться в ситуации начинают председатель городского совета Валерий Саратов и прокурор города Владимир Дереза. Председатель городской госадминистрации Сергей Куницын принимает первые решения по улаживанию конфликта прямо с митинга по поводу Дня Соборности Украины. Заместитель председателя СГГА Игорь Локтионов выезжает на место события — на завод. Тем временем к зданию СГГА подтягиваются митингующие. Все они — работники рыбоперерабатывающей отрасли Севастополя. "Представители трудовых коллективов ООО "Интерфлот", "Интерпром", "ТБИ", "Антарктика", РКК "Новый", Торгового дома "РКЗ" требовали допустить их на рабочие места. В своей резолюции пикетчики выразили недоверие бывшему хозяину — председателю правления ОАО "СРКЗ" М. Шевченко, особо отметили, что с приходом новых руководителей сотрудники предприятий имеют стабильную работу и гарантированную зарплату", — говорится в сообщении, распространенном пресс-службой СГГА 22 января.

Несомненно, дела такого рода далеко выходят за рамки административных дел. Споры между акционерами, собственниками и целыми предприятиями должны решаться исключительно в судах. В правовом государстве живем. Но ведь защита интересов, простите за архаизм, трудящихся — это прямая обязанность городских властей? Тем более трудящихся такого особенного, как было сказано в начале материала, предприятия. И властная команда Севастополя этот факт для себя приняла. Прятаться за дверями судебных органов не стала. Пальчиком издалека не махала. А взяла дубинку и, как рассказывают очевидцы событий, поставила захватчиков лицом к стене, сняла отпечатки пальцев и проверила анкетные данные. Все они оказались, по неофициальным данным, ребятами неместными. После выдворения с территории порта отправились они из города-героя к местам постоянного жительства — в Черниговскую и Ивано-Франковскую области. Завод продолжил работу, люди вернулись на рабочие места.

Естественно, ни Валерий Саратов, ни Сергей Куницын лично иногородних граждан не трогали. Их дело — принимать жесткие решения. На месте работала севастопольская милиция вместе с пограничниками, так сказать, вступали в имущественный конфликт. Понять можно: порт, между прочим, — это погранзона, а они там со своими разовыми субботними пропусками нашим рабочим препятствия чинят! Неправильно это, не по закону.

Вообще на этом заводе многое не по закону. Пока что.

Даже приобщенное к уголовному делу вещественное доказательство в виде здания СРКЗ как-то сомнительно. Оно, может, и несет в себе признаки преступления, может и поврежденным быть и даже похищенным, но только теоретически. Фактически не заточка ведь? А точку в решении затяжных споров между акционерами только суд и может поставить. Так что городская власть могла бы и не предпринимать активных действий, связанных с защитой интересов трудового коллектива, как зачастую и происходит в других регионах Украины. Возможно, через пару месяцев или лет суд и вынес бы решение о выселении рейдеров, потом победившая сторона поискала бы еще, кто их будет выгонять, а 300 рыбообработчиков посидели бы пока в вынужденных отпусках и без заработной платы. Только у нас этот номер не прошел. Страна получила прецедент быстрой и твердой защиты интересов севастопольцев.

Кому надо, тот поймет…

Ирина КАРАТАЕВА.

Р.S.

"Возникший конфликт был обсужден на аппаратном совещании. Председатель городской госадминистрации С. Куницын отметил, что рейдерство сегодня стало для некоторых образом жизни, неким видом бизнеса. Это не первый случай и в Севастополе. В силу этого прокуратуре необходимо в кратчайшие сроки разобраться в ситуации, милиции поручено отреагировать самым жестким образом на заявления пострадавших. Также глава города дал поручение председателям РГА проанализировать ситуацию в районах по негосударственным предприятиям, в отношении которых могут быть осуществлены подобные действия, и быть готовыми жестко и в рамках закона реагировать в случае возникновения таких ситуаций".

(Из сообщения пресс-службы СГГА).

Другие статьи этого номера