Севастополь: двадцать восьмая встреча

Прошлой осенью широкая общественность города отметила день рождения первого в его богатой на события истории «толстого» журнала, а точнее — литературно-исторического альманаха «Севастополь». То время, полное испытаний и лишений, как будто не располагало к казавшимся, возможно, кому-то излишествам.Но именно переживавшиеся тогда трудности побудили людей мыслящих обратиться к Слову, как к спасению. Весьма и весьма примечательно, что один из авторов идеи учреждения литературно-исторического альманаха Виктор Заичко — земля ему будет пухом — для финансового обеспечения выпуска первых номеров "Севастополя" продал собственный магазинчик в районе площади Ушакова. Была не была, где наша не пропадала.

Со стороны скептиков недобрым ветерком доносилось: "Номер два — и все будет кончено. Выдохнетесь". "Не выдохлись", — говорит сейчас редактор альманаха писательница Валентина Фролова. Увидели свет не один-два номера "Севастополя", а уже 28 номеров. Летом прошлого года ему исполнилось десять лет. Факт уникальнейший. Он мог бы составить честь мегаполису-миллионнику. Как же иначе! 28 томов на полке. Десятилетие за спиной, и какое десятилетие, если оценивать его не столько с позиции времени, сколько с позиции совершенного. "Севастополь" стал тем мостом, который укрепил, расширил связь писателей с опытом и читателей. "Севастополь" помог молодым литераторам утвердиться, обрести имя. Можно назвать авторов "Севастополя", чьи произведения пробили дорогу на страницы столичных литературных изданий. Есть поэты и прозаики, наши земляки, для которых "Севастополь" — стартовая площадка для достижения побед в престижных творческих конкурсах в Киеве, Москве и других культурных центрах. "Севастополь" утверждает в нашем городе творческое начало и духовность.

Обо всем этом говорилось в прошлом году в ходе мероприятий, посвященных юбилею.

Эхом они отозвались в произведениях, которые составили 28-ю книжку литературно-исторического альманаха. Она вышла в двадцатых числах января набирающего разбег 2007 года. Последний номер, по понятным уже причинам, открывает статья редактора "Севастополя" писательницы Валентины Фроловой. В ней, в частности, приведены имена, имена и еще раз имена, Боже, сколько у издания авторов, настоящих друзей! Их значительно больше, чем удалось назвать Валентине Сергеевне. О содержании статей и заметок, посвященных юбилею, говорят заголовки "Альманах — письмо в будущее" (Виктор Ингеров). "Он (альманах) останется в истории" (Валерий Володин). "Если есть в мире город, чья историческая периодика отважилась так безоглядно осмыслять его историю и духовность, так это определенно наш Севастополь" — начало статьи поэта, прозаика, старейшины писательского цеха Николая Тарасенко.

"Публицистика, — беспристрастно записано в толковом словаре, — жанр литературы на актуальные общественно-политические темы". В определении теоретиков литературы каждое слово на месте. Но ключевым, по-моему, является слово "актуальные". Актуальной для Константина Симонова, Ильи Эренбурга и их товарищей-писателей в 1941-1945 годах стала тема войны. В тот период они потеснили на своих рабочих столах романы и повести и взялись за остро необходимый оперативный жанр — публицистику. Для Валентина Овечкина не терпящей отлагательств в публицистике стала тема реформирования села в послевоенные годы.

Публицист, если это настоящий публицист, не может ждать, пока собранный им материал сложится в произведение крупной эпической формы — повесть, роман. Ему недосуг ждать и выпуска очередного "толстого" журнала. Свои горячие публицистические строчки он несет в редакции газет.

Так, в 90-х годах несколько публицистических статей Николая Тарасенко оперативно вышли на страницах "Славы Севастополя". А темой их стала лавина неоднозначных перемен, обрушившихся на страну в переживаемый нами период её новейшей истории.

Николая Тарасенко не встретишь на писательских тусовках. Зато нет-нет, да и услышу со стороны, что Николай Фёдорович был замечен то в музее севастопольских подпольщиков, то у проходной "Севморзавода", то в здании бывшей тюрьмы… У побывавшего в Старом Крыму он настойчиво уточняет деталь: из чего и какой высоты забор установлен между домом-музеем А. Грина и построенным на его же территории особняком некоего гражданина.

Жизнь сама подбрасывает пищу для размышлений. По-моему, писателя потрясла волокита, не свидетелем, а жертвой которой он стал, вознамерившись обзавестись в своем доме дополнительным житейским благом. Исполнители лгали, оправдывая свою необязательность то отсутствием Николая Федоровича дома, то нехваткой в его дворе материалов… И дома писатель сидел безвыходно, и материалов сверх проекта припас.

Но подборка публицистических статей Николая Федоровича под общим заголовком "Острова исчезающей цивилизации" не о наблюдаемых им конкретных фактах. Скорее все-таки о них, но оставленных невидимыми между строк, выплавленными из них выводами о душах людских, подвергнутых в наши дни серьезным испытаниям. Я не преисполнен белой зависти к тем, кто впервые прочитает эссе Николая Тарасенко, потому что и во второй, и в третий раз его публицистика постигается, как впервые. Всякий раз в насыщенном письме мастера открываешь для себя новые нотки, ощущаешь ранее неведомые ассоциации.

Николай Тарасенко — участник не просто Великой Отечественной, но и обороны Севастополя. Сейчас на его защиту он поставил свое слово, свой талант, о чем и свидетельствует его страстная публицистика.

Раздел прозы 28-й книжки альманаха — это ещё и рассказы Сергея Ислентьева, Ирины Руденко, Ольги Ивановой.

Как всегда, отметим широкое представительство в разделе поэзии. Около полутора десятков имён! Здесь и широко известные и любимые севастопольцами Андрей Соболев, Людмила Непорент, и достаточно молодых стихотворцев. Среди последних выделен 23-летний Александр Бурсов в рубрике "Поэзия молодых".

Обрывки афиш и плакатов,

Похожие на листопад,

Несомые ветром куда-то,

В бумажный, наверное, ад…

Это Александр Бурсов. Хочется цитировать дальше. Хотя бы ещё строки — завершение стихотворения:

Обрывки афиш и плакатов,

Обрывки чужих голосов

Умчались за ветром куда-то

К опушкам бетонных лесов.

Перелистав первоначально 28-й номер "Севастополя", некоторые из нас потянутся к полкам домашних библиотек, за томиками Марины Цветаевой. Говорят, она сама не относила себя к творческим людям, симпатизирующим сценическим жанрам. Тем не менее материал, вдохновивший поэта, сам диктует жанр. Так, из-под пера Марины Цветаевой вышли драмы "Ариадна" и "Федра". Они и поданы в самых полных изданиях произведений М. Цветаевой. Но, оказывается, у поэта, как себя называла Марина Цветаева, есть ещё и пьеса "Феникс". Её появление на страницах литературно-исторического альманаха — большой подарок любителям поэзии вообще и поклонникам творчества Марины Цветаевой в частности.

Редколлегия верна традиции предоставлять страницы альманаха украиноязычным авторам. На сей раз это классик отечественной литературы Иван Франко и наш земляк и современник Юлиан Романовский.

Не остались без внимания юбилейные даты: 150-летие завершения Крымской (Восточной) войны (статья Владимира Казарина), 150-летие со дня рождения замечательного русского художника Михаила Врубеля (эссе Леонида Сомова) и 50-летие севастопольского поэта Николая Криванчикова (статья Александра Теличенко).

…Я открою новенькую книжку,

Как и раньше — двадцать семь уж раз.

Здравствуй, царство рифм и непокоя,

Своеволий, выстраданных слов.

Редкий случай, когда в 28-м номере альманаха помещены стихи о 28-м же выпуске. К этому обязал поэта Бориса Бабушкина юбилей издания. "Альманах" в переводе с арабского означает "календарь". Календарь — литературный, в образах, событиях, красках, чувствах и настроениях. Уникальный календарь прошлого, настоящего и будущего.

Другие статьи этого номера