«Вы сделали самый дорогой подарок к моему дню рождения — вернули мне сына», —

сказала мама Андрея Крупикова. Проживший два с половиной года в Севастопольской психиатрической больнице парень из села Ковыльного Раздольненского района АРК наконец вернулся домой."Без родни" — так называлась публикация в "Славе Севастополя +", в которой мы рассказали о потерявшемся умственно отсталом молодом человеке, два с половиной года проживающем в городской психиатрической больнице. В июне 2004 года на автобусной остановке в поселке Кача его обнаружили сотрудники милиции. Молодой человек смог рассказать лишь то, что зовут его Андрей Крупиков (или Тупиков), что раньше он жил в семье и ходил с мамой-опекуном за пенсией. Статья была опубликована 1 ноября 2006 года, а 25 января за героем публикации приехала его мама.

— В тот день, когда Андрюша потерялся, мы вернулись с работы, и муж прилег отдохнуть, — рассказывает мама Андрея Раиса Федоровна Суслова. — Это было 13 июня 2004 года. Я стирала белье, а Андрей вызвался мне помочь. Потом сказал, что будет копать огород. Я отвлеклась, а когда хватилась, ребенка моего уже нигде не было. Вспомнила, что перед этим он интересовался, поедем ли мы к бабушке в соседнее село. Бросилась на автобусную остановку, и что вы думаете? Уехал мой Андрюша, но только не к бабушке, а в другую сторону. Сообщили, что его видели в Саках. Пока муж туда доехал, Андрей уже сбежал из приемного покоя. Потом очередное сообщение: сын в Черноморске убежал от следователя. Затем говорят, что видели Андрея в Евпатории — ездили с мужем туда несколько раз, но безрезультатно. Написали заявление в милицию, но из Симферополя пришел отказ в розыске, так как сын не является преступником. Разуверившись в помощи милиции, писали объявления с фотографией Андрюши (ему как раз 16 лет исполнилось, нужно было паспорт получать, поэтому фотографии у нас были) с просьбой помочь найти сына. Их муж раздавал в автобусах дальнего следования.

После этого люди начали говорить, что видели Андрюшу в Днепропетровске и что он не хочет возвращаться домой, потому что в городе ему лучше… Муж этого всего не выдержал — умер. А я попала в больницу, перенесла операцию, после чего долго ничего не могла делать. Когда окрепла, снова занялась поисками сына. Писала на передачу "Жди меня", но новостей ниоткуда не было. А на днях пришел участковый с известием, что мой Андрей находится в Севастополе. Дали мне адрес, телефон больницы. Вместе со свекровью побежали на почту звонить, попросили позвать Андрюшу к телефону. Голос его услышали, а сказать ничего не можем, только плачем. Ехать за сыном надо, а с деньгами проблема. Кое-как наскребли на дорогу, созвонилась с больницей снова и — к сыну! Города не знаю, еле нашла, где он живет. Андрея прямо во дворе больницы встретила. Обнялись, заплакали…

— Вы не видели сына больше двух лет. Он сильно изменился?

— Да почти что не изменился. Я ему сразу сказала, что папы больше нет. У меня старшие дети — от первого брака, а Андрюша у нас с Крупиковым единственный совместный ребенок. К счастью, нашелся мой мальчик. Теперь ему паспорт делать надо…

Явно обрадованный Андрей, позируя фотографу, обнял родную и названную мам (вместо мамы все это время за ним ухаживала медсестра четвертого мужского отделения Севастопольской психиатрической больницы Людмила Ивановна Шкурко), заговорщически подмигивал заглядывающим в двери медсестричкам.

— Андрей, ты скучал по маме? — интересуюсь у парня.

— Очень скучал! — отвечает он.

— Вы мне сделали самый дорогой подарок к моему дню рождения — вернули мне сына! — говорит Раиса Федоровна.

В дорогу своего любимца коллектив городской психиатрической больницы собирал всем миром. Подобрали Андрюше одежду, снабдили на дорожку едой. В общем, отправляли его домой с легким сердцем.

— Анатолий Михайлович, признайтесь, верили, что найдутся родственники Андрея? — интересуемся у заведующего четвертым мужским отделением Севастопольской психиатрической больницы Анатолия Михайловича Патлая.

— Если честно, то нет, — говорит он. — Происшедшее можно считать счастливым случаем. У нас в отделении есть такой же, как Андрей, молодой человек, проживающий в нашей больнице уже пятый год. Ни свое имя, ни фамилию он назвать не смог. Поэтому мы сами дали ему имя — Иван Иванович Иванов, оформляем паспорт… С Андрюшей, конечно, жалко расставаться — мы к нему привыкли. В то же время мы рады, что его история закончилась благополучно.

— Хочу поблагодарить людей, которые помогли разыскать Андрюшиных родных, — говорит Людмила Ивановна Шкурко, благодаря усилиям которой, собственно, и произошла счастливая встреча. — Большое спасибо начальнику главного управления Пенсионного фонда Украины в Севастополе Татьяне Владимировне Кравцовой, обратившей внимание на заметки об Андрюше в газете "Слава Севастополя+" и распорядившейся сделать запросы в центральные базы данных получателей пенсии информационных центров персонифицированного учета, благодаря чему были получены данные о маме Андрюши, и капитану милиции Рончикову Ивану Викторовичу, нашедшему возможность сообщить маме Андрея о том, что ее сын находится в Севастополе. И, конечно же, хотелось бы поблагодарить за поддержку и понимание главврача городской психиатрической больницы Георгия Михайловича Кадомцева, заведующего четвертым отделением Анатолия Михайловича Патлая и всех сотрудников 4-го мужского отделения.

— Летом мы обязательно к вам в гости приедем — 13 июня, когда Андрюша потерялся, — заверила медиков Раиса Федоровна. — Вы теперь для нас, как родные…

Другие статьи этого номера