«Жди меня, и я вернусь…»

Эти широко известные и любимые многими строки Константина Симонова вызывали и вызывают особые чувства. Но сегодня мы вспомнили их не для того, чтобы рассказать еще одну удивительную историю, связанную с длительным ожиданием и удачно завершившуюся. Нет! Но вы, уважаемый читатель, совершенно правы в том, что речь ниже все же пойдет о событиях Великой Отечественной войны и о судьбах людей, ею безжалостно исковерканных и искалеченных. Только сегодня симоновский призыв «Жди меня, и я вернусь…» будет адресован всем ныне живущим. Поскольку именно нам, детям, внукам и правнукам солдат той далекой войны, предстоит нелегкая задача вернуть из забвения и неизвестности имена и лица героических защитников Севастополя 1941-1942 гг., воевавших на территории 35-й береговой башенной батареи — последнем рубеже обороны города. Только тогда каждый из погибших и не доживших до сегодняшнего дня, глядя на нас с военной фотографии построенного (уверена, так будет) Пантеона памяти на мысе Херсонес, сможет сказать: «Я вернулся! Пусть только в благодарной памяти потомков. Пусть только на фото. Но все же — я вернулся!»Поиск участников трагедии на 35-й береговой всколыхнул город. Да что там город! Благодаря программе "Жди меня" (на Первом канале), как растревоженный улей, заволновался весь мир. Весточки полетели из стран СНГ, Израиля, Греции и даже Австралии. Более шести с лишним десятилетий живые свидетели трагедии, их дети, родственники и друзья по крупицам, бережно и аккуратно собирали все, что касалось этих событий. Но они были разобщены. И поэтому лишены возможности собрать воедино все материалы, документы и реликвии тех героических последних дней обороны города. Они хранили их в семейных архивах и трепетно передавали от поколения к поколению. Но не было единого центра, в который стекалась бы вся информация. И вот, наконец, он появился. Благодаря усилиям депутатского корпуса городского совета, патронату народного депутата Украины от Севастополя Вадима Васильевича Колесниченко в прошлом году удалось привлечь внимание широкой общественности к событиям на 35-й батарее. Трагическим событиям. А также принять решение о строительстве историко-мемориального комплекса и Пантеона памяти на мысе Херсонес.

Вышедшая в эфире Первого канала программа "Жди меня" имела столь грандиозный резонанс, было получено столько откликов, что после первой записи севастопольцам последовало повторное приглашение прибыть в Москву для участия в записи еще одной программы. И в конце января нынешнего года делегация города-героя в составе Валерия Саратова, председателя городского совета; Александра Рудометова, генерального директора Музея героической обороны и освобождения Севастополя; Валерия Володина, капитана 1 ранга, вице-президента Фонда истории и культуры им. Геннадия Черкашина, отправилась в столицу России. Об этом наша газета уже сообщала своим читателям.

По возвращении в Севастополь Валерий Володин и Александр Рудометов поделились с представителями севастопольской прессы своими впечатлениями в ходе состоявшейся пресс-конференции. И, конечно же, рассказали новые удивительные истории об участниках тех событий и о поиске, который теперь мы ведем все вместе. Прежде всего участники пресс-конференции отметили, что и к программе "Жди меня", и в целом к поднятой севастопольцами теме интерес очень и очень большой. В истории существования этой программы еще ни разу не разыскивалось одновременно почти восемьдесят тысяч человек. Однако, как заметил Валерий Иванович Володин, повторное участие в столь популярной и рейтинговой программе было бы невозможно, если бы не помощь народного депутата Вадима Колесниченко, его команды, а также руководства и депкорпуса городского совета, осуществляющих постоянную связь с сотрудниками "Жди меня" и руководством Первого канала. Отклики на первую программу были получены именно редакцией телевидения. Далее была сделана распечатка и осуществлена передача полученной информации в Севастополь. Ну а затем началась совместная работа всех заинтересованных структур по ее обработке, систематизации с привлечением сотрудников Музея героической обороны и освобождения Севастополя.

Александр Рудометов подчеркнул, что музей участвует непосредственно в формировании фонда самих участников событий. По состоянию на 1961 год в музее хранились данные на двенадцать тысяч защитников Севастополя. В это число входят официальные документы, в том числе из архива Министерства обороны, порядка двух тысяч настоящих солдатских писем-треугольников, рассказывающих о войне без прикрас, почти пятьдесят томов воспоминаний. На их основе в Севастополе издано шесть то-мов Книги памяти, в которую внесены имена и фамилии более чем ста тысяч солдат Великой Отечественной. Готовится к изданию седьмой том. К сожалению, по признанию Александра Рудометова, музей не располагает данными, сколько защитников Севастополя есть на сегодняшний день. Однако он приводит совершенно потрясающие цифры погибших, угнанных в рабство, расстрелянных красноармейцев и краснофлотцев. Только с 25 мая по 1 июля 1942 года 90511 человек погибли, 10570 пропали без вести, а за период с 1-го по 8 июля того же года попали в плен 48229 человек; расстреляны на месте порядка 27 тысяч; 45 тысяч человек угнаны в Германию.

Именно поэтому так важно и необходимо собрать по возможности все имеющиеся документы и фотографии, а также восстановить имена участников последнего рубежа обороны Севастополя, о которых долгое время хранили молчание. Ведь это не только их трагедия, это наша общая трагедия, общая боль, общая беда. Одна на всех. Она столь велика и всеобъемлюща, что не дает возможности успокоиться ни живым участникам, ни их потомкам.

Читаю письмо из Греции от нашего бывшего соотечественника Константина Георгиевича Канаки, родившегося 29 сентября 1923 года. Слезы наворачиваются на глаза: "18 сентября (прошлого года. — Авт.), как обычно просматривая телепередачу "Жди меня", с удивлением и радостью я слушал выступления своих земляков — патриотов города-героя Севастополя, которые хотят восстановить память о живых и погибших воинах — защитниках Севастополя в Великой Отечественной войне. Я — житель и участник обороны Севастополя… В 1937 году я окончил семь классов 19-й средней школы, затем — ФЗУ и работал до начала войны на судоремонтном заводе в Севастополе электриком. Отец перед войной и во время войны работал заправщиком на бензоколонке на ул. Гоголя… В ноябре 1941 года Севастопольским военкоматом я был призван и направлен на кабельный завод Приморской армии, который был эвакуирован из Одессы и располагался на ул. Гоголя г. Севастополя… В январе 42-го меня перевели в рабочий батальон Приморской армии, базировавшийся на Северной стороне. Работали в основном с наступлением темноты, делали укрепления. Темнота нас не спасала, на нас, освещенных осветительными ракетами, летели мины и снаряды, работали под огнем. 23 февраля 1942 года, в День Красной Армии и Военно-Морского Флота, мы приближались к месту работ, когда немцы устроили "фейерверк" — забросали город и нас зажигательными бомбами. Это было ужасное зрелище, город горел, как огромный костер…"

Далее Константин Георгиевич пишет, что 28 февраля 1942 года его отправили на территорию бывшего 7-го стрелкового полка, где уже находилось много защитников города из разных воинских частей. В основном — болгар, греков, немцев и других… Константин Канаки уверен, что как развивались события дальше, практически не знает никто, а ведь это имеет непосредственное отношение к обороне города. Можно предположить, что уже в те дни началась кампания насильственного выселения из города жителей по национальному признаку. Судьба забросила Константина Георгиевича (через Поти и Новороссийск) в Баку, где он вместе с другими товарищами поступил в распоряжение Бакинского военкомата, распределившего их для работы на предприятия города.

Сейчас Константин Георгиевич Канаки живет в Греции, в Афинах. Является участником Великой Отечественной войны (за работу в тылу), награжден юбилейными медалями к 50-летию и 60-летию Победы. В Афинах (!) Константин Канаки, как участник войны, стоит на учете в консульском отделении Посольства Российской Федерации в Греции. Он очень благодарен за то, что соотечественники не оставляют его без внимания: поздравляют со всеми праздниками, особенно с Днем Победы, приглашают на торжества в Российское посольство. К слову, в Афинах выходит русскоязычная газета "Афина плюс". На ее страницах была опубликована статья Константина Канаки "Защитники Крыма" (под рубрикой "Впиши имя своей семьи в историю!") обо всей его большой и дружной семье, которая до единого человека участвовала в Великой Отечественной войне. И лишь Константин Георгиевич, по его мнению, остался за бортом "семейного военного корабля"… Но он очень хочет, чтобы по прошествии более чем шести десятилетий после его изгнания из Севастополя справедливость все же восторжествовала: "Много лет я пытался восстановить свое участие в обороне Севастополя. Я обращался и письменно, и лично в архив Министерства обороны (г. Подольск). И каждый раз письменно и устно получаю один ответ: "Архива Приморской армии за период 1941-1942 гг. на хранении не имеется"… Единственное желание Константина Георгиевича (согласитесь, вполне обоснованное) получить медаль "За оборону Севастополя". Ведь по его собственному признанию: "Севастополь для меня — священный город, он навеки останется в моем сердце. В комнате у меня на стене — большое фото памятника Затопленным кораблям с видом на Северную сторону. Я смотрю на него и представляю, что нахожусь на Приморском бульваре. В детстве мечта моя была служить в военно-морском флоте. К сожалению, она осталась несбывшейся…"

Может быть, так искренне и горячо любимый Константином Канаки город ответит ему взаимностью и окажет помощь в восстановлении справедливости в отношении еще одного участника его обороны. Живого участника! Очень хочется в это верить.

Другие статьи этого номера