Классик севастопольского бильярда

Индия и Китай в равной степени претендуют на родину бильярда. Впрочем, в разных странах и произносится название этой замечательной игры с вариациями: биллиард, бильярд, билиард (по Далю)… Но суть одна: сотни и сотни тысяч людей планеты ежедневно «режутся» в эти геометрические шахматы самозабвенно, азартно и с отменным удовольствием, прошагивая во благо своего здоровья, кстати, за игру по 3-4 километра вокруг заветных четырехугольных столов, подбитых зеленым сукном…
В Россию страсть к «шарокатке» пришла благодаря Петру I. Царь привез из Голландии по его приказу добротно сработанный стол со всеми аксессуарами, и вскоре эта игра стала на равных соперничать с карточными баталиями в дворянских поместьях, дворцах и «аглицких» клубах.
Нужно отметить, что уже полтора столетия назад сугубо отечественный лузный бильярд прочно укоренился в русской армии, особенно во флоте. Именно в это время в России «малая русская пирамида» уверенно загнала в самую дальнюю лузу престижную западную трехшаровую карамбольную партию и, по сути, главенствует и поныне, являясь классикой бильярдного спорта, традиционно разделяясь у нас в СНГ на три вида: «русская» и «московская» пирамиды, «американка».
В Севастополе и по сей день высокочтимы флотские традиции русского бильярда. Наши прославленные адмиралы умели знатно гонять шары в свободное от защиты Отечества время. О «динозаврах» бильярдного антуража, чудом сохранившихся до наших дней, речь пойдет ниже, а сейчас есть резон констатировать, что в славном городе-герое функционирует ныне около 80 бильярдных залов в различных клубах, заведениях и воинских частях. У нас играет в бильярд примерно каждый пятый мужчина и каждая… 45-я женщина. (Отметим, однако, что императрица Анна Иоанновна ежедневно за все 10 лет своего царствования непременно игрывала по 2-3 партии!)
Сегодня же наш рассказ — об истинном гроссмейстере российского бильярда, которому выпала счастливая доля и родиться в Севастополе, и первый свой шар катануть именно здесь, и доздравствовать до наших дней, будучи живым памятником отечественной «шарокатки», став почти учителем всех севастопольских именитых мастеров кия и шара.
Итак, знакомьтесь: Виктор Алексеевич БЛИЗНИЧЕНКО!

"ШАРОКАТКА" НА РЫБНОЙ ПРИСТАНИ

…В тот день, за год до войны, когда один из севастопольских корешей Витюхи, живший через дом от него, потащил дружка в центр города, чтобы показать, как там "шары катают", запомнился Виктору Алексеевичу на всю жизнь. Возле ротонды, неподалеку от рыбных рядов, под тенью громадного здания Романовского института физических методов лечения расположилась только что открытая "шарокатка", где всем заправлял маркер Виталий Васильченко. Тут-то впервые восьмилетний парнишка и прикоснулся к кию…

Вначале, конечно, пацанов просто отгоняли: "Не суй свой нос под локоть!" Потом любители бильярда к ним попривыкли, а однажды маркер сунул самому старшему из них пятишку, попросил смотаться напротив, к бывшему винно-водочному магазину братьев Мангуби, купить два "мерзавчика" и булку хлеба.

— Заодно и рыбки из бочки на базарчике захватите, — крикнул он вслед троим ребятишкам, готовым пулей смотаться до о.Мойнаки, лишь бы их признали за своих и не отгоняли.

Пока маркер и его друзья пили-ели, Витя с другими пацанами самозабвенно загонял шары в лузы. Здесь, на берегу Артбухты, он впервые научился различать понятия "русская пирамида" и "американка"…

ВОЕННОЕ ЛИХОЛЕТЬЕ

Он хорошо помнит первые дни войны. Отец, старший флотский офицер, служивший на "Червоной Украине", редко бывал в доме на ул. Перелешинской, 31. Вой мин, сирены, небо в циркулях прожекторов, ночные "отсиделки" в холодном бомбоубежище… Однажды прямым попаданием с воздуха накрыло и бильярдную возле Сеченовского института. В прошлое канула мирная, чаще солнечная и беззаботная жизнь…

В ноябре 41-го пропал без вести после гибели крейсера "Червона Украина" отец. А на следующий год, с приходом немцев, началась полуголодная жизнь с матерью в оккупации…

В 1947 году Виктор Близниченко поступает в Суворовское училище, а в начале 50-х молодой офицер получил назначение в Москву, в Главное управление ПВО страны. Его полк связи был расквартирован в Хамовниках, возле церкви Св. Николая.

Неподалеку, в одном из клубов, располагалась небольшая бильярдная — на два стола. В училище он, кстати, продолжал оттачивать свои навыки бильярдиста, многие считали, что он, наверное, просто родился с кием в руках. Но настоящим учителем судьба так его пока и не одаривала…

И все-таки такой — поистине судьбоносный! — момент настал. Как-то, играя в ЦПКиО им. М. Горького, Виктор попал в "шаровой штиль" — спустил все деньги и даже задолжал: все его шестеро партнеров категорически отказались брать в залог наручные часы. И тут… Дверь распахнулась, и на пороге возник крепко сбитый седовласый человек, как потом оказалось, лучший бильярдист страны Александр Иванович Березин по кличке Белес. Перед началом войны ему первому было присвоено звание "Мастер спорта СССР по бильярду".

— Ребята, и чего вы этого парня так крепко к борту прижали? — спросил он. Затем взял Виктора под руку, подвел к стойке бара и предложил выпить.

— Не пью.

— Что ж, это уже неплохая фора. А ты откуда?

— Из Севастополя.

— А ну-ка, изобрази "оборотник"!

Для Виктора уже тогда такой удар не представлял особой трудности. "Изобразил"…

Два с половиной года Белес неустанно тренировал Виктора. Мастер щедро учил его всем секретам бильярдного мастерства: уметь играть и левой, и правой рукой, из-за спины, "бить шары" из-под ноги; на 1000 ударов не допускать ни единого кикса (соскальзывания кия с битка); уже к 1953 году в десяти разбиваемых пирамидах Виктор в восьми случаях защелкивал пятнадцатым шаром дальнюю правую лузу. И, наконец, из пяти попыток знаменитый коронный удар "артиста" — массэ — получался у него в четырех…

КСТАТИ …Ярым любителем бильярда слыл, как известно, поэт В. Маяковский. Он хвастался, что "такие шары я кладу не глядя, в полной темноте, в два часа ночи, во время землетрясения". На спор Витька из Севастополя, известный уже в 1952 году всей Москве по кликухе Худой, запросто — с закрытыми повязкой глазами — демонстрировал финты и растяжки знаменитого "главаря" от поэзии…

В конце 1952 года Виктор Близниченко уже находился на расстоянии удара от чемпионских регалий. Его наставник постоянно организовывал выездные турниры с участием Худого во всех престижных бильярдных клубах Москвы — молодой "артист" влегкую брал приступом "екатерининские" столы в ЦДКА, Клубе писателей, Доме ученых, Доме мастеров искусств, в Клубе милиции…

Везде, где парковалась старенькая, с брезентовым открытым верхом "Победа" Белеса, в которой хозяин привозил подвижного черноволосого офицера, любители бильярдного спорта спешили непременно попасть на эту игру: ставки на Худого были девять к одному…

И вот наступил день, когда наставник Виктора уже имел право спокойно сказать: "Я вырастил достойную смену", потому что Виктор Близниченко в конце 1952 года в первый раз стал, наконец, чемпионом страны. Ему торжественно были вручены кий и кожух, изготовленные в количестве всего трех штучных экземпляров специально для чемпионов на фабрике, доставшейся Стране Советов в наследство от знаменитого московского мастера бильярдных аксессуаров Якова Гоца.

…Об этом кие есть резон сказать особое — доброе слово. Именно его держит в своих руках вот уже более полувека (см. снимок на 4-й стр. — Авт.) Виктор Алексеевич Близниченко. Низ кия — "палки Страдивариуса", по шутливой оценке хозяина, — изготовлен из черного дерева, оснащен скрытой пружиной. А верх — из бука и граба. Трижды его в Севастополе крали и трижды возвращали хозяину. Иногда сложным путем — через, как говорят, десятые руки. Но возвращали — из уважения к мастеру…

К РОДНЫМ БОРТАМ…

В 1956 году, будучи уже четырехкратным чемпионом страны по бильярдному спорту, Виктор Близниченко навсегда приезжает в родной Севастополь. Здесь, конечно, что ни говори, а провинция: на весь город он застал всего две стоящие бильярдные "залы": в ДОФе и на Матросском бульваре. И два т.н. нахимовских стола, помнящих тепло лоснящихся желтых шаров из слоновой кости, которые загоняли в лузы еще наши знаменитые адмиралы.

Забегая вперед, скажем: один из столов, из истинно природного сланца (сейчас все больше "ударяют" по мрамору, который беспощадно сечет сукно), сгорел в 90-х годах, когда случился пожар на Матросском бульваре. А второй (с него как-то втихую содрали и сперли табличку, которую лет двадцать назад еще довелось лицезреть Близниченко) и по сей день находится в бильярдной ДОФа Российской Федерации в Севастополе. Кстати, на серебряной плашке была выбита надпись: "С-Петербурх. 1780 г."…

Так вот, с конца 50-х в нашем городе здоровую конкуренцию Виктору составлял лишь один местный знатный игрок — это был Саша Королев, его хорошо должны помнить дети войны — фанаты бильярда. А почти все "последующие" наши асы кия и шара — это уже ученики Близниченко.

Кстати сказать, класс нынешних севастопольских бильярдистов довольно высок: к примеру, один из наших самых лучших мастеров — Дм.Шевченко — не так давно стал призером в соревнованиях на Кубок Москвы.

Жизнь заставила В.А.Близниченко привыкнуть к тому, что к нему она поворачивалась разного колера боками. Кем только он ни работал — осветителем, электриком, моряком, наладчиком швейных машинок… Но вечерами у него неизменно начиналась бильярдная жизнь. Примерно за полвека чистых игр он исходил вокруг столов с зеленым сукном… почитай, пять земных диаметров — 73 тысячи километров. И всегда его у нас окружал ореол настоящего классика этого благородного вида спорта.

…Для яркого примера есть смысл опустить планку нашего рассказа на… 35 лет вниз — в начало 70-х годов прошлого века. Близниченко — тогда штурман-электрик танкера "Хоби" — работал в Севастопольском управлении вспомогательных судов гидрографии. Очередной рейс с дизтопливом в г. Батуми экипаж завершил успешно, так что даже выдались 23 часа свободного времени. Куда же двинулся Близниченко, ступив с трапа на землю? Ну, конечно же, туда, где гоняют шары, в знаменитый в Батуми ресторан "Поплавок".

Зашли они с приятелем в бильярдную, огляделись. Играть было не с кем. Справились у маркера. Тот ответил, что вот-вот должен прийти местный ас, грузин, капитан буксира.

И действительно, вскоре в дверях "нарисовался" малорослый, но широкий в плечах, с тремя капитанскими нашивками, очень громкий и самоуверенный кавказец.

Он "хлопнул" 100 граммов коньяку и, по-орлиному победоносно оглядев бильярдную, спросил:

— Ну и хто сэводна со мной играйт?

Маркер, чуть разведя руками, с улыбкой указал на Близниченко, мол, вот этот парень горит ну очень большим желанием погонять шары.

— О, навычок! Гыдэ родине слюжим?

— В УВСГа, в Севастополе.

— Ну что, гэрой, скрэстим палки?

— Пожалуй. Только с одним условием: после 22-х не играю, в порт надо поспеть, на корабль.

— Дэ какые разговоры! Совсем голим, как шар, покатишься в свой порт уже через адын час! Да, дэнги есть?

Деньги были.

Грузин удовлетворенно кивнул головой: "Порядок тогда. Даю тэбе фору два шара!"

…К восьмой партии фору уже давал Близниченко. В 21.45 после отданной партии "на расчет" он положил кий на стол, а всю груду выигранных "красненьких" отгорнул в сторону батумского маэстро со словами: "Это — на мороженое".

— Да хто ты такой?! — заорал буквально ошарашенный местный виртуоз "шарокатки".

Приятель Виктора подошел к капитану и тихо шепнул ему на ухо: "Это же Витька Худой, чемпион страны"…

Реакция грузина была выразима лишь одним словом: столбняк.

…Ранним утром, за три часа до отхода танкера, вахтенный разбудил штурмана: "Витя, тут к тебе местные пожаловали".

На пирсе урчали две "Волги": из одной шустрые потомки азнауров выволакивали целиком зажаренного на вертеле барана, из другой — бочонок с вином. Растроганный до глубины души вчерашней игрой, "князь" таким вот макаром со словами "Дарагой Виктор!" посылал ему со своего грузинского стола ответную бутылку "Саперави"…

КТО НА "НОВЕНЬКОГО"?

…Мы беседуем уже второй час с Виктором Алексеевичем в бильярдной на железнодорожном вокзале. Примечательный факт: почти каждый из посетителей, прежде чем раздеться, подходит к нашему столику и уважительно жмет руку "артисту"…

В конце разговора вспоминаю, что не задал один, очень важный вопрос: как Алексеич относится к фильму "Классик", где в детективной форме рассказ идет о всех перипетиях и тонкостях судьбы нынешнего российского бильярда.

— Знаешь, что я тебе скажу, — ответил помолчав Алексееич, — все там верно. За одно лишь назначаю фол режиссеру: истинный мастер с первого удара чувствует класс соперника. Притвориться, как это внушается в кинофильме, невозможно…

Беру блиц-интервью у любителей бильярда, зашедших в тот дождливый день сюда покатать шары.

Сергей Дзюба, начинающий игрок: "Сегодня вот Виктор Алексеевич радостью одарил — впервые доверил мне свой кий".

Александр Гаркуша, бильярдист с 30-летним стажем: "Наш Алексеич — чародей игры, мой первый наставник. Это человек с огромным жизненным опытом, у него многому стоит поучиться".

Валентина Круглякова, председатель секции инваспорта Союза ветеранов Афганистана: "Виктор Алексеевич — замечательный человек. Его усилиями, с его громадным опытом мы смогли здесь бесплатно организовать работу нашей секции".

Маркер Валерий Меликян: "Золотой мастер. Первый бильярдист Москвы и Севастополя. Передает талантливым ребятам все лучшее, что наработал, почитай, за целых пятьдесят лет".

…Я задаю последний — пусть, правда, банальный — вопрос В.А.Близниченко: "У вас есть мечта?"

— Конечно, есть. Хотелось бы еще в свои 75 лет реализовать в Севастополе давно мною вынашиваемую идею создать и оборудовать экстра-клуб бильярдного спорта. И организовать на его базе настоящие соревнования. Я думаю, что смогу еще и сигнальную растяжку показать, и откомментировать все это действо, как тому следует быть.

А что? Кто на "новенького"?

Другие статьи этого номера