Мне с удивлением говорят: Как ты живешь?» А я удивляюсь: «Как вы живете?»

Михаил Задорнов утверждает, что слово «богатый» в старославянском понимании означает совсем не материальные блага. «БОГатый» — это человек, содержательный духовно, обладающий верой и не кичащийся своей добродетелью. Елена и Игорь Лопатины своим главным богатством считают детей. С появлением на свет двухмесячного Олежки их стало восемь.Многодетных семей у нас не так уж и много. Впрочем, как и везде. Общество негласно это явление не привечает. И хотя на политическом олимпе все чаще говорят о том, что нация не восстанавливает свои демографические ресурсы и с этим пора что-то делать, на обывательском уровне все по-прежнему. Один или два ребенка в семье — общепринятая норма. Наличие более трех или четырех детей уже вызывает соседские пересуды.

Многодетные семьи в настоящий момент можно условно разделить на две обобщающие категории. Первая, скорее, неблагополучная, асоциальная, как принято говорить. Вторая категория — верующие люди. Лопатины принадлежат ко второй. И, например, сигареты, алкоголь в их семье уже много лет не употребляются. Они с религиозной осторожностью относятся даже к словам, считая, что и здесь человек проявляет свой выбор.

Хотя поначалу все было, "как у людей". Свободолюбивая молодость, веселые компании, где трезвость еще не признается как норма жизни. Это казалось естественным, может, и потому, что так жили родители, так жили деды. Но в начале 90-х произошли известные всем изменения, и люди впервые за многие годы начали открыто изучать Библию. И Лопатины в христианском учении нашли то, чего в свое время им, как и большинству из нас, не смогли объяснить близкие. Появилось желание изменить жизнь.

Первой в семье родилась Настя. Сегодня девочке тринадцать лет, и она главная помощница маме. "Достается же ей…", — жалеет свою дочь Елена, имея в виду хлопоты девчушки по уходу за меньшими сестрами и братьями. За Настей по возрасту идут Дима, Леша, потом Саша, Лиза, Рома, Рита, наконец, Олег. И все бы ничего, если б не факт, что вся эта большая семья ютится в одной комнате трехкомнатной квартиры. Остальную жилплощадь (на законных основаниях) занимают родственники, предпочитающие, однако, держаться "в стороне". Они уже давно выразили свое отношение к многочисленному семейству, существенно отличающемуся по образу жизни и интересам.

В комнате Лопатиных — одни кровати, и вещи, вещи, которые просто некуда сложить… Делать школьные уроки детям приходится либо по очереди, либо прямо на постелях.

На квартирный учет семья встала еще в 1998 году. Но, вероятно, скорее дети достигнут совершеннолетия, прежде чем государство начнет выполнять свою "гарантированную" социальную программу. Ведь дальше деклараций дело не идет. Проще недоуменно пожимать плечами и неофициально, "за спиной", говорить фразы типа: "А вас никто не заставлял, не просил…".

А однажды, вполне вероятно, нечто похожее скажет и кто-то из повзрослевших детей, потому что они, кроме родительской семьи, растут в мире с весьма искаженными ценностями, где скорее узаконят браки сексменьшинств, чем начнут реально помогать многодетным семьям. Это дешевле…

— Мне с удивлением говорят: "Как ты живешь?" А я удивляюсь: "Как вы живете?" — говорит многодетная мама. Я люблю каждого из своих детей и даже не представляю, если бы у меня кого-то не было. Выйду из дома по каким-то делам, а обратно бегу. Хочется приласкать и перецеловать каждого. Мы с мужем отказались от всего лишнего, что мешало б растить детей. Игорь практически без выходных на работе.

По словам Лены, муж ни разу не посетовал на то, что дома так шумно и беспокойно, а он очень устал. Наоборот, многие домашние хлопоты берет на себя, ведь она постоянно занята с маленькими. Но как бы он ни старался обеспечить семью, на отдельную квартиру не заработать. Остается обивать казенные пороги и добиваться того, что давно положено по закону.

Они принадлежат к числу людей, имеющих стойкие религиозные убеждения. Ограничение рождаемости искусственным путем для них — что попытка убить. При этом еще приходится отбиваться от всяких нападок людей "нормальных", но в общем-то злых, кому непонятно, что многодетность — это не какая-то социальная выгода, а тяжелый, нескончаемый труд. Это в наши дни — почти как "инакомыслие", за которое в любой момент могут осудить окружающие. Но к чему трагедии, ведь всего-то надо — немного помочь таким семьям.

Материнство не каждому по силам, да и не каждой женщине дано. Количество бесплодных пар увеличивается. По статистике, их только в Украине миллион. И им не помогают ни целители, ни искусные врачи, ни молитвы. Вот где беда.

Другие статьи этого номера