Любовь ПШЕНИЧНАЯ: «Работая с детьми из приюта, мы оказались между молотом и наковальней…»

В отношении призванных оказывать психиатрическую помощь трех врачей, обвиненных в «нанесении ущерба психическому здоровью» пациентов, возбуждены уголовные дела. Трое других детских психиатров из шести работающих в психиатрической больнице уже уволились. Детская психиатрическая поликлиническая служба в Севастополе находится на грани развала.

"65 детей из Севастопольского приюта для несовершеннолетних по месяцу незаконно держали в психбольнице" — под таким заголовком прошло в СМИ сенсационное сообщение. Журналисты ссылались на слова сотрудников Севастопольской городской прокуратуры, "вскрывшей факты вопиющего нарушения прав детей и подростков, происходившие в приюте для несовершеннолетних".

"Администрация приюта взяла за обыкновение направлять практически всех поступивших к ним детей на обследование в психиатрическую больницу, — рассказала газете "Факты" следователь горпрокуратуры Наталья Харцизова. — Напишут в медкарте "плаксивый" или "заторможенный" — и везут малыша, только что увезенного из дома, пусть и неблагополучного, прямиком в психиатрию. По закону о психиатрической помощи, если в психбольницу поступает ребенок в возрасте до 15 лет, в течение 48 часов комиссия должна решить вопрос о необходимости его лечения в стационаре. В нашей больнице поступали по-другому: при обследовании давали заключение: "Психически здоров" и… начинали лечить наравне с другими больными! Представьте, что здоровых 4-5-летних детей в течение месяца держали в одной палате с людьми с суицидальными наклонностями, которые периодически резали себе вены. У одного малыша в медкарте есть запись: "Проходил лечение два месяца в связи с ремонтом здания приюта". Да, приют у нас маленький, рассчитан всего на 15 мест, но нельзя же проблему переполненности детского учреждения решать ценой здоровья маленьких воспитанников — ведь в психбольнице по месяцу провели 65 детей!"

За комментариями по этому "громкому" делу мы обратились в замешанные в скандале учреждения. И если в городском приюте для несовершеннолетних, сославшись на болезнь руководителя, от встречи с журналистами отказались, то заведующая Севастопольской детской психоневрологической поликлиникой Л.Н. Пшеничная согласилась побеседовать с нами.

— Неприятная история, — вздыхает Любовь Николаевна. — Проведенная прокуратурой города Севастополя проверка деятельности Севастопольской городской психиатрической больницы выявила нарушения ст. 13, 15 закона Украины "О психиатрической помощи" в октябре прошлого года. Особый резонанс вызвало оказание психиатрической помощи детям из городского детского приюта в связи с тем, что эта помощь осуществлялась по ходатайству директора городского детского приюта, а не совета по опеке и попечительству, что дало возможность комиссии признать факт "незаконной госпитализации" детей в психиатрическую больницу. Вроде бы в ситуации разобрались, и вот — очередные разбирательства с участием СМИ. Нас обвиняют в том, что в течение 2006 года мы незаконно по месяцу держали в психиатрической больнице 65 детей. Если же следовать тексту постановления прокуратуры от 23 октября 2006 года, то 65 несовершеннолетних воспитанников приюта были осмотрены и направлены для проведения обследования и лечения в Севастопольскую психиатрическую больницу на протяжении 2005-2006 годов. При этом прокуратурой было признано незаконным помещение в больницу лишь 23 детей, которые, по мнению проверяющих, являлись "психически здоровыми или имели незначительные психические расстройства, которые не требуют оказания психиатрической помощи в условиях стационара".

На самом деле за два года из 65 прошедших обследование детей только пять были выписаны с диагнозом "психически здоров". Под незначительными психическими расстройствами проверяющими, очевидно, подразумевались заикание, неврозы, энурез, с которыми "домашние" дети лежат у нас в стационаре. Значит, имеющим родителей деткам можно лечиться в больнице, а ребятам из приюта — нет?

Кто, как не сотрудники детского приюта, знает о состоянии здоровья вверенных им на попечение детей, многие из которых воспитывались в неблагополучных семьях, с пьющими родителями, в атмосфере постоянных скандалов и драк? Некоторые из проходивших у нас обследование ребят перенесли тяжелые психотравмы (потерю родителей). Вследствие отсутствия контроля со стороны родителей многие из этих детей практически не учатся и отстают в учебе от сверстников, многие из них склонны к наркотизации (дышат парами бензина, клея "Момент"). Большинство попадающих в приют детей имеют искалеченную психику и, как никто другой, нуждаются в оказании им психиатрической и психологической помощи. И отказывать им в этом просто бесчеловечно.

Самое страшное заключается в том, что люди, работающие в комиссии, расценивают оказание психиатрической помощи беспризорным детям как наказание. Их карательные меры не ограничились дисциплинарными взысканиями по отношению к врачам: в отношение трех участковых детских психиатров были возбуждены уголовные дела по ст. 151 УК Украины с формулировкой "Незаконное помещение в психиатрическую больницу заведомо психически здоровых людей", что само по себе является абсурдным, так как все дети после осмотра направлялись на обследование и лечение с предварительным диагнозом, соответствующим Международной классификации болезней. Негативные комментарии в СМИ по результатам проверки городской прокуратуры, по сути, свели на нет многолетний труд психиатров, старающихся завоевать доверие населения и преодолеть негативное отношение к психиатрии. Трое детских психиатров из шести работающих в психиатрической больнице, потеряв веру в справедливость и чувствуя свою незащищенность, уволились.

Работая с детьми из приюта, мы оказались между молотом и наковальней. В настоящее время правительство Украины в лице Министерства Украины по делам семьи, молодежи и спорта и Министерстве труда и социальной политики своими постановлениями, приказами активизирует работу субъектов социальных служб, а также учреждений здравоохранения с семьями, которые оказались в сложных жизненных условиях, с беспризорными детьми, с жертвами насилия в семье, с лицами с умственной отсталостью. Наша психиатрическая служба активно вовлекается в этот процесс, работая с детьми из детского приюта, детских домов, вспомогательных интернатов. С одной стороны, мы призваны оказывать психиатрическую помощь этим детям, а с другой стороны, выходит, что при выявлении формальных нарушений сам факт оказания психиатрической помощи расценивается как "нанесение ущерба психическому здоровью" больных и к тому же карается самым строжайшим образом, вплоть до возбуждения уголовного дела. К слову, прокурорские проверки проводились по всем регионам Украины, и подобные нарушения были выявлены практически повсеместно. Однако позорятся на всю страну почему-то только севастопольские врачи.

— Но ведь вам в вину ставится тот факт, что здоровые 4-5-летние дети содержались в одной палате с людьми, которые периодически резали себе вены…

— Прежде чем обвинять, необходимо было хотя бы осмотреть место предполагаемого преступления. Детская психиатрическая поликлиническая служба создана в Севастополе в 1982 году, а детское психиатрическое отделение при Севастопольской городской психиатрической больнице функционирует с 1990 года, и за все это время ни на стационар, ни на поликлинику не было ни одной жалобы со стороны родителей или опекунов детей, которым оказывалась психиатрическая помощь. Дети проходят обследование и стационарное лечение на базе бывшего детского сада, а не вместе со взрослыми людьми с суицидальными наклонностями. На сегодняшний день это едва ли не единственное в городе учреждение, где ребенок получает бесплатное пятиразовое питание и при необходимости имеет возможность пройти, опять же бесплатно, обследование на дорогостоящей аппаратуре. Теперь же, благодаря скандалу в СМИ, детская психиатрическая поликлиническая служба в нашем городе разрушена почти до основания. Оставшиеся работать в детской психоневрологической поликлинике трое врачей не намерены далее терпеть моральный прессинг. Лечить детей с психическими расстройствами скоро будет некому.

А ведь проблема существует. Серьезный разговор о необходимости и значимости оказания психиатрической помощи детям и подросткам не так давно велся на Европейской конференции ВОЗ, где говорилось о том, что "Международное медицинское сообщество озабочено состоянием психического здоровья молодежи… Это бомба замедленного действия, часовой механизм уже заведен, и если не предпринять нужные действия, миллионы детей почувствуют на себе последствия". Но если так обстоят дела в относительно благополучной Европе, то насколько они актуальны для нас с нашей экономической и политической нестабильностью и отсутствием нравственных устоев? Жаль, что об этой стороне нашей жизни проверяющие думают в самую последнюю очередь…

Елена ИВАНОВА.

ОТ РЕДАКЦИИ:

Все, конечно, может быть и так. Есть определенная логика в словах нашей собеседницы. Но и у прокуратуры есть своя логика, свой резон, определенный ее статусом: формальные нарушения закона в действиях людей в белых халатах, увы, выявлены и запротоколированы. Кто прав, покажет время.

Другие статьи этого номера