Ведущая телепрограммы «Этикет от А до Я» Оксана ЗАХАРОВА: «Выпрямляя спину, выпрямляем душу»

Этого удивительного человека, талантливого педагога и ученого-исследователя, как и большинство севастопольцев, я открыла для себя в передаче телецентра ЧФ, название которой вынесено в заголовок. Очаровательная, с полными достоинства манерами, хрупкая и одновременно уверенная в себе женщина рассказывала об истории церемониалов и современных правилах поведения так, что оторваться от экрана было невозможно. Как выяснилось при очном знакомстве, Оксана Захарова — не только ведущая, но и автор 29-серийного цикла об этикете. А еще она автор 14 монографий, в том числе «Светлейший князь М.С. Воронцов» (признана лучшим в Крыму произведением 2004 г.) и «Власть церемониалов», также литературного очерка «Усадьба Качановка и ее владельцы». Со всеми «регалиями» Оксану Юрьевну следует представить так: профессор, доктор исторических наук, заведующая кафедрой общегуманитарных дисциплин Института экономики и права филиала Академии труда и социальных отношений (Москва), академик Международной академии информатизации. Сегодня Оксана Юрьевна — наш собеседник.

ТО, ИЗ-ЗА ЧЕГО НЕЛЬЗЯ ДЕЛИТЬ РОССИЮ И УКРАИНУ

Москвичка Захарова с недавних пор живет и работает в Севастополе. Так случилось. Впрочем, поскольку Оксана Юрьевна родилась в Украине, здесь было бы уместным вспомнить великого Толстого, утверждавшего, что в судьбах случайностей не бывает.

— Мама приехала рожать меня на наши родовые земли, — рассказывает Оксана Юрьевна, — в маленький городок Ичню Черниговской области. Ичня знаменита тем, что является родиной Мартоса — величайшего из мировых скульпторов, автора памятников Минину и Пожарскому на Красной площади, Дюку Ришелье на Приморском бульваре в Одессе. Судя по всему, предки наши чувствовали себя здесь весьма комфортно, владели недвижимостью. Здесь я и появилась на свет. Потом мы возвратились в Москву, где я окончила школу и все-все.

Под "все-все" Оксана Юрьевна подразумевает институт, аспирантуру, защиту докторской диссертации в академии Госслужбы при президенте РФ и многое, многое другое, что наполняло ее бурную научную и практическую деятельность вплоть до 2002-го. Затем она приняла предложение возглавить кафедру Севастопольского филиала Московской Академии труда и социальных отношений — Института экономики и права. Одновременно в Черноморском филиале МГУ Захарова читала спецкурсы по истории российского генерал-губернаторства и культурологии.

Не могу удержаться, чтобы не спросить одного из самых молодых докторов исторических наук России, как рано она определилась в выборе своего профессионального пути.

— Видите эту книжицу — "Качановка"? — поясняет Захарова. — Так вот, если Астафьево в Подмосковье называют русским Парнасом, это — Пушкин, Мицкевич, это все лучшее, то Качановка — украинский Парнас. Это — Шевченко, это Глинка, в Качановке, в усадьбе Тарновских, впервые исполнивший знаменитый марш Черномора из оперы "Руслан и Людмила". Это то, из-за чего нельзя делить Россию и Украину — ведь звезды не принадлежат никому. Качановка находится недалеко от мест моего детства. Каждое лето мы отправлялись сюда не только отдыхать, но и образовываться духовно. Никогда не забуду, как мой дядя, замечательной души человек и неординарная личность (я посвятила ему книгу о Воронцове), спросил десятилетнюю девочку Оксану, сидевшую рядом с ним на берегу качановского озера: "Чем ты собираешься заниматься?" Для меня уже тогда ничего не могло быть, кроме истории, и я твердо ответила: "Отцами декабристов". По сути, именно этой эпохой я и занимаюсь. Темой моей докторской "Использование государственных и военных церемониалов в системе управления Российской Империи XVIII — начала XX века" стали императорский двор, дипломатические приемы, балы, парады и история костюмов.

"ПОБЕДИТЕЛИ НЕ ТАСКАЮТ ПАМЯТНИКИ ЗА ШЕЮ…"

— Оксана Юрьевна, кого бы вы выделили из галереи исторических портретов людей того времени?

— Мое любимое время — конец XVIII — начало XIX столетия. Ту пору можно смело назвать вершиной развития Российской Империи. И не только из-за великих побед. Россия имела элиту государства. В переводе с иностранного "элита" — лучшее, отборное, что в мировом понятии означает: высокое социальное положение, экономическая независимость и честь. На протяжении столетий в России к элите принадлежали лучшие представители армии, оценивавшиеся не столько воинскими заслугами и количеством наград, сколько понятиями чести и долга. "Жизнь — царю, честь — никому" — девиз герба рода Васильчиковых. Таких людей не бывает много, но нация должна знать, что они существуют. Полагаю, это серьезная тема и проблема государств СНГ и вообще постсоветского пространства, поскольку подобной элиты сегодня нет. Зато дилетантов и лицемеров — хоть отбавляй.

Свою кандидатскую диссертацию я посвятила генерал-фельдмаршалу Михаилу Семеновичу Воронцову — выдающемуся государственному и общественному деятелю. Это ему принадлежат слова, сказанные раненному при обороне Севастополя сыну: "Люди с властью и богатством должны так жить, чтобы другие прощали им эту власть и богатство".

Еще одна потрясающая личность и для Украины, и для России — Николай Васильевич Репнин-Волконский, герой наполеоновской войны, в 1813 г. губернаторствовавший в Саксонии. За короткое время на чужой земле, вкладывая личные средства, он сумел восстановить финансы, развить культуру и экономику. Маленький штрих к его портрету: вопреки привилегии победителя, Репнин отказался занять королевскую ложу в театре. Не случайно тех, кого сейчас окрестили бы оккупантами, саксонцы провожали на родину со слезами на глазах.

А уроженец Украины, блестяще правивший в Малороссии, любимец Суворова, которого боготворила армия, Милорадович!? Будучи генерал-губернатором Петербурга, этот человек счел своим долгом в день восстания декабристов выехать на Сенатскую площадь, где и принял смерть.

Возвращаясь к сегодняшнему времени, моя собеседница упомянула о поездке в Германию. В городке Кобленце ее впечатление поразил постамент с надписью: "В честь победы французской армии над Россией, 1812 г.", на котором внизу было приписано: "Увидено и одобрено нами. Русский комендант Кобленца".

— Этим все сказано, понимаете? Победители не таскают памятники за шею, победители великодушны. В этой связи мне очень стыдно за нас, нынешних, — признается Захарова.

К слову сказать, ей удалось установить автора надписи — героя войны 1812 г., сподвижника Воронцова — Юзефовича.

"ВСЕМ НАМ ДАНО ТРИ ПРАВА: ЛЮБИТЬ, ТВОРИТЬ И ВЫБИРАТЬ"

— В Севастополе вы прожили без малого пять лет. За это время можно не только составить впечатление о городе, но и определиться в выборе любимых мест. Ваш город — он какой?

— Никогда не забуду, с каким трудом сюда можно было попасть раньше. Я отдыхала в Кастрополе и приехала в Севастополь на экскурсию. Влюбилась в этот славный город сразу. Хорошо помню: голубое небо и море, белоснежные домики, чудесная девочка-экскурсовод, магазин с дефицитными грампластинками классической музыки. Если бы кто-то сказал, что я буду здесь работать и заведовать кафедрой, несказанно бы удивилась. Мой Севастополь — это прежде всего мои студенты, молодежь, которую я люблю. Думаю, ребята отвечают мне тем же. Когда с тобой здороваются за энное количество кварталов, это дорогого стоит. В Москве такого не представишь.

У вас прекрасный научный потенциал — Киев и Москва позавидуют. Возможно, не все знают: Севастополь — столица Черноморской квартиры Международной академии информатизации Генеральной Ассамблей ООН, объединяющей выдающихся деятелей всего мира. Одна беда — невостребованность. Власть предержащим следует, наконец, задуматься, как этот потенциал использовать!

— Несколько слов о полюбившейся многим телепередаче "Этикет от А до Я".

— Этикет — одна из составляющих церемониала — проблемы, которой я занимаюсь. Не зря говорят: выпрямляя спину, выпрямляем душу, благородные манеры — признак благородства души. Еще в Москве я вела похожую передачу в прямом эфире. Когда познакомилась с представителями ЧФ РФ, предложила свой вариант. Кажется, у нас получилось.

— Насколько, по-вашему, севастопольцы культурны и воспитанны?

— Поверьте, мне есть с чем сравнивать. Сказать, чтобы в Севастополе отсутствовала культура, — нет! Единственное, люди стали забывать такие элементарно вежливые слова, как "извините" или "простите". Их редко услышишь в последнее время. Особенно в общественном транспорте. Ссылаются на жизнь. А я не устаю повторять: мне посчастливилось быть знакомой с представителями российского дворянского собрания. Никогда не забуду Николая Бобринского, графа, потомка Екатерины II. Тяжелая судьба этого человека — отдельная книга. Княгиня Ирина Трубецкая, Анастасия Цветаева — без слез об их судьбах не расскажешь. Тем не менее люди эти светились особой внутренней добротой, озарявшей других! Так что, господа, ссылки на жизненные перипетии неуместны. Загляните внутрь себя. Будьте терпеливы и терпимы, берегите друг друга. И помните: всем нам дано три права: любить, творить и выбирать. Каким из них воспользоваться — решать каждому.

Другие статьи этого номера