Контр-адмирал Лев ДВИНДЕНКО: «На корабле не бывает лишних людей. Здесь каждый — личность»

Перед вами уникальный снимок, сделанный в разгар «холодной войны» в 1972 году с вертолета. Два корабля — флагманский «Спрингфилд» 6-го флота США и противолодочный крейсер «Ленинград» — встретились на океанских просторах и… поприветствовали друг друга. Американцы торжественно выстроили команду на палубе. Находящийся на «Спрингфилде» командующий 6-м флотом адмирал Миллер просемафорил: «Поздравляю с успешным выполнением операции». Советские моряки только что выполнили боевую задачу: «оторвали» от преследования американцев «свою» подводную лодку. Миллер хотел было продемонстрировать еще более широкий жест — передать российским морякам коробки с мороженым и кешью. «Но мы отказались, — вспоминает Лев Евгеньевич, бывший в то время комбригом противолодочных кораблей, — вежливо поблагодарили и ушли. Правда, замполит чуть было не предложил передать это мороженое детям Вьетнама».

"МЫ ВЕЛИ ПОИСК АМЕРИКАНСКИХ ПОДЛОДОК И В СЛУЧАЕ НАЧАЛА БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ГОТОВЫ БЫЛИ ИХ УНИЧТОЖИТЬ"

Военная биография Льва Евгеньевича Двинденко начинается с конца сороковых годов и продолжается вплоть до середины 80-х. Последняя должность на берегу — начальник штаба тыла ЧФ. Но эта работа, несмотря на все уважение к труженикам тыла, — не главная его стихия. Адмиральского звания Лев Евгеньевич Двинденко был удостоен, находясь на боевой службе в Средиземном море. 70-е годы в становлении офицера выделяются особым этапом. Чего только стоят три года непрерывной боевой службы в должности начальника штаба Средиземноморской эскадры в составе самого боеготового корабельного объединения ВМФ СССР.

— Наша задача была организовать контроль за атомными подводными ракетоносцами США, которые патрулировали в Средиземном море с ядерно-баллистическими ракетами на борту, — рассказывал Лев Евгеньевич. — Они представляли большую угрозу. Могли обстрелять территорию Советского Союза включительно до Урала. На каждом — 16 ядерных ракет. Мы вели поиск таких лодок, устанавливали слежение и в случае начала боевых действий были готовы их уничтожить.

Другая задача — слежение за американскими авианосцами. Их авиация с ядерным оружием могла нанести удар до Москвы включительно. Беседуя с моряками, я старался донести полную информацию о силе потенциального противника, степени его военной угрозы, чтоб каждый моряк отчетливо понимал: он делает для Отечества большое дело. Это была сложная работа, но мы выполняли ее с большим моральным удовлетворением.

БЫТЬ ТАМ, ГДЕ ТРУДНО

Двинденко родился в черноморском городе Сочи и неудивительно, что с детства связывал свое будущее с морем. Хотел быть морским летчиком и даже стал в 15 лет курсантом планерной школы. Но в критическом для страны 1942 году всех инструкторов-летчиков призвали на фронт. Весной 43-го Двинденко обманул призывную комиссию, приписав себе год, и даже успел пройти подготовку в запасном стрелковом полку. Однако обман раскрыли, и его отчислили. Возможно, таким образом судьба берегла юношу, ведь вскоре в жесточайших боях под Туапсе практически все его сверстники погибли. А Лев Двинденко спустя еще один год поступил в Военно-морское подготовительное училище в Баку.

Затем была учеба в Высшем военно-морском училище им. Фрунзе. В 1944-1945 гг. курсанты выполняли задачи по очистке Финского залива от мин, что приравняло их к участникам боевых действий. Завершив учебу и получив диплом с отличием, Лев Евгеньевич выбрал службу на Тихоокеанском флоте. Хотел быть там, где труднее. Здесь прошел путь от старшего штурмана фрегата до старшего помощника командира эскадренного миноносца.

"НАПРЯЖЕНИЕ БЫЛО СТОЛЬ ВЫСОКИМ, ЧТО ТРОИХ МОРЯКОВ ИЗ-ЗА НЕРВНОГО СРЫВА ПРИШЛОСЬ ОТПРАВИТЬ НА РОДИНУ"

В газетной публикации трудно перечислить все основные этапы морской офицерской службы Л.Е. Двинденко. Он, например, с неподдельной теплотой вспоминает годы на гвардейском ракетном крейсере "Варяг", когда был первым его командиром: начиная с момента постройки корабля и заканчивая боевой службой в Филиппинском море. А как не вспомнить, например, 1972 год, когда командир бригады противолодочных кораблей Л.Е. Двинденко на противолодочном крейсере "Ленинград" принимал участие в оказании помощи аварийной подводной лодке К-19 в Атлантике.

— Мы находились в Средиземном море, когда вызвала Москва, — вспоминал Лев Евгеньевич. — Выяснилось, что на К-19 произошел пожар, погибли люди. Оставшийся в живых экипаж ждал помощи. Идти пришлось в штормовых условиях. В Северную Атлантику прибыли через десять дней. Лодка была в полупритопленном состоянии. Ошвартоваться из-за сильного волнения на море не было никакой возможности. Подняли в воздух вертолеты. Морские летчики с большой виртуозностью, несмотря на сложнейшие погодные условия (волны были такие, что могли сбить вертолет), доставили спасателей. Пока моряки продолжали работу, борясь за живучесть корабля, все необходимое им доставлялось по воздуху, в том числе и горячая пища.

1974 год в жизни героя нашей публикации отмечен участием в разминировании Суэцкого залива. Тогда за действиями наших моряков, без всякого преувеличения, следил весь мир. После вооруженного конфликта между арабами и израильтянами в Суэцком заливе осталось много мин. Уже были случаи, когда на них подрывались коммерческие суда. Правительство Ливии обратилось с просьбой к руководству Советского Союза оказать помощь.

Это была тяжелая, опаснейшая работа в условиях невыносимой жары. Обезвредить район обычным тралением из-за местной специфики (мешали коралловые рифы) не было возможности. И снова на помощь пришла вертолетная эскадрилья. Пришлось иметь дело с тоннами взрывчатых веществ. Напряжение было столь высоким, что троих моряков из-за нервного срыва пришлось отправить на Родину. В целом задача была выполнена блестяще.

Руководство страны высоко оценило профессиональные действия моряков. Было предложено на обратном пути зайти с официальным визитом в любые на выбор порты. Их встречали как дорогих гостей в Сомали, в государстве Маврикий, Синегале, Экваториальной Гвинее. Судоходные пути этих стран стали безопасными.

Во время этого похода советские корабли прошли 38 тысяч миль — полторы окружности Земли по экватору.

Всего в Военно-Морском Флоте Лев Евгеньевич Двинденко прослужил 43 года, из них 30 лет — на кораблях. Было 17 выходов на боевую службу, 8 раз он возглавлял официальные визиты. Награжен орденами Октябрьской революции, Красной Звезды, медалью "За боевые заслуги", другими наградами. И все эти годы, пока он нес службу, на берегу его ждали любимая жена Любовь Петровна — в следующем году будет 50 лет как они женаты; и трое детей: сын Александр (служил на Севере на атомных подводных лодках), дочери Вера и Елена.

"УНИЗИТЬ ЧЕЛОВЕКА НЕ ПОЗВОЛЯЛ НИ СЕБЕ, НИ ДРУГИМ"

Как корабельный офицер, Лев Евгеньевич хорошо знает, что такое морское братство, взаимовыручка, мужская дружба.

— На корабле, — говорит он, — не бывает лишних людей. Здесь каждый человек независимо от возраста, званий — личность. Успех и неуспех в решении боевой задачи зависят от каждого. Если случится бой, то моряк или победит, или погибнет со всеми. Я всегда говорил сослуживцам: если на корабле вас кто-то унижает, моя дверь открыта в любое время суток.

Оказавшись на заслуженном отдыхе, Лев Евгеньевич, тем не менее, не изменяет привычному образу жизни: он бодр, активен, любит охоту и подводное плавание.

— А как насчет вредных привычек? — спросила я, заведомо предчувствуя ответ.

— От зависимостей я свободен, — сказал адмирал.

Он находится в строю по сей день, возглавляя штаб гражданской обороны Морского гидрофизического института, а также являясь председателем объединенного совета ветеранов соединения надводных кораблей ЧФ. В свои годы Лев Евгеньевич Двинденко выглядит так, что после встречи с ним мои коллеги по кабинету интересовались: "Кто это приходил?" И не потому, что на его плечах золотые погоны. От женских глаз не скрылись офицерская стать, интеллигентность и благородство манер моего собеседника. Так внутреннее содержание делает человека по-настоящему прекрасным, несмотря ни на возраст, ни на какие-то другие обстоятельства.

22 марта, в день весеннего равноденствия, контр-адмирал Лев Евгеньевич Двинденко отмечает юбилей — 80-летие. Мы от души поздравляем его и благодарим за воинский долг, исполненный с честью.

Другие статьи этого номера