Театр — волшебный мир вдохновения

Идя на встречу с Ниной Федоровной Белослудцевой, не скрою, немного волновалась. Еще бы, заслуженная артистка Украины, человек, сыгравший на сцене десятки ролей, проживший интересную, наполненную яркими событиями жизнь, актриса, в честь которой состоится бенефис…
Но вот открылись двери, и появилась, вернее даже выпорхнула, легкая, изящная, подтянутая женщина с очаровательно открытой, доброй улыбкой. Несколько минут назад закончившаяся репетиция, казалось, ничуть ее не утомила: она была бодра и энергична. Поздоровавшись, Нина Федоровна взяла меня за руку так доверительно и трогательно, что все одолевавшие меня накануне встречи сомнения и волнения улетучились вмиг.
Мы поднялись с ней в гримерную, чистую и аккуратную, только что отремонтированную. В ней, как и в ее хозяйке, не было ничего кричащего о звездности. Все просто, элегантно и со вкусом. Общаться в такой обстановке, да еще с такой потрясающей собеседницей — одно удовольствие.

СИБИРЯЧКА

Нина Белослудцева родилась в Сибири в небольшом городке, что в Кировской области. Детство и юность пришлись на военные и послевоенные годы. Кругом нищета, голод, слезы, разруха… Война — суровое испытание. Она разделила жизнь советских людей на два огромных отрезка: до и после. Коснулось это и семьи Нины Федоровны. До войны они жили по тогдашним понятиям обеспеченно — папа занимал высокую должность. Но с началом Великой Отечественной безоблачная, беззаботная жизнь закончилась. Мама, занимавшаяся ведением домашнего хозяйства (образования она не имела), вынуждена была пойти работать, чтобы поднимать детей. Детвора чем могла ей помогала. Тут уж, сами понимаете, не до мечты о карьере актрисы. Но, как и все девчонки, с самого раннего детства Нина мечтала о сцене. Это сегодня юные леди все больше желают стать моделями и бизнес-леди. Тогда все было гораздо проще. Единственными культурно- образовательными возможностями в то время были кино и радио. По радио передавали спектакли ведущих театров, в том числе Малого и МХАТа. Как правило, происходило это в выходные дни, обычно в воскресенье. Нина ставила большую круглую тарелку -радиоприемник на стол, брала в руки вышивание и слушала, слушала, слушала… Она знала эти спектакли наизусть, потому что повторяли их неоднократно, помнила фамилии всех актеров. А если доводилось в журнале или газете увидеть фотографии и статьи о театре, делала вырезки и хранила их. У нее была их целая коллекция. Изредка в ее небольшой сибирский городок приезжал с постановками Кировский ТЮЗ. Попадая на эти спектакли, Нина с упоением глядела на сцену, на игру актеров.

С таким же интересом и вниманием десятки раз смотрела она и отечественные кинофильмы с участием советских звезд Макаровой, Орловой, Ладыниной. Но тогда она даже представить не могла, что когда-то тоже будет блистать на сцене. Хотя способности — и музыкальные, и актерские — у нее были, но о профессиональных занятиях искусством речи даже не шло.

А пока мама внушала дочери, что жить нужно скромно, сидеть тихо, как мышка, не высовываться и не выпячиваться. А то всякое может случиться. Уроки матери дочь усвоила хорошо. И после окончания школы вместе со школьной подругой поехала в Горький (сегодня Нижний Новгород) сдавать вступительные экзамены в медицинский. И поступила. Но когда сразу после зачисления в институт увидела, как говорят, оборотную сторону медали — не белоснежные халаты, а лаборатории, всевозможные препараты, поняла, что медицина — не ее призвание. Она бросила все и уехала к родственникам в Пермь. Хотя, кто знает, может быть, в тот самый миг медицина потеряла блестящего доктора. Но зато, вне сомнения, театр приобрел блестящую актрису!

ВЕРЮ В СУДЬБУ

Нина Федоровна говорит, что это — судьба. И вообще она в судьбу верит, считает, что с рождения для человека уже все пред-определено. В этом ей не раз пришлось убедиться на собственном опыте.

Приехав в Пермь, она увидела расклеенные по городу театральные афиши. Сердце учащенно забилось, внутри все оборвалось: Театр! Пойду туда, хоть одним глазком посмотрю, как там и что . Девушке повезло. В театре находились и директор, и режиссер. На ее наивное заявление Хочу работать в театре ей предложили что- нибудь почитать. Она, собравшись с духом, прочитала отрывок из романа М. Горького Мать . В актрисы ее, конечно, тогда не приняли, но поработать суфлером предложили. Так началась театральная жизнь Белослудцевой. Спустя некоторое время ей стали давать небольшие роли…

И опять вмешалась судьба. Так случилось, что Нине пришлось переехать в Казань. По приезде устроилась на работу в местный ТЮЗ.

ВСТРЕЧА, ИЗМЕНИВШАЯ ЖИЗНЬ

Именно здесь произошла встреча, которая изменила ее жизнь и в скором времени привела в Севастополь. В театр из самой Москвы после окончания ГИТИСа приехал молодой режиссер, красавец мужчина да к тому же еще и не обремененный брачными узами Борис Иванович Ступин. Вся незамужняя женская половина Казанского ТЮЗа заволновалась, затрепетала. Одна Ниночка, помня мамины наставления, вела себя тихо и с достоинством. Но, видимо, опять судьба. Борис Иванович обратил внимание именно на нее — молодую актрису и скромную прелестную девушку. Они поженились и прожили в мире и согласии целых сорок восемь (!) лет. Именно с Борисом Ступиным Нина Федоровна приехала в Севастополь. Было это в 1961-м.

ХРАНИТЕЛИ ТРАДИЦИЙ

В этот период при театре открылась студия, в которой молодых людей учили мастерству, преподавали историю театра, литературу, зарубежный театр. Студия собрала замечательную молодежь, пришедшую на сцену с такой искренней любовью к родному городу и его людям, к искусству и театру, что забыть это невозможно. Сегодня из той послевоенной плеяды в нашем театре осталось только трое: сама Нина Белослудцева, Людмила Кара-Гяур и Анатолий Подлесный. Мы теперь старейшие артисты театра! — заразительно смеется Нина Федоровна. Но о том времени вспоминает с удовольствием и с необыкновенной нежностью и любовью. Ведь это была чудесная пора молодости! А рядом корифеи сцены — Лавровский, Афанасьев, Волкова… Затаив дыхание, стояли молодые актеры за кулисами, когда на сцене играли Мастера. Ловили каждое слово, каждое дыхание, каждую интонацию, каждое движение. Старались не упустить ничего, впитать в себя как можно больше, набраться опыта. А когда доводилось играть с ними в одном спектакле — это было настоящее счастье! Сегодня, увы, другое время, другие люди, другой театр, другие актеры. Нет, конечно же, театр остался, но многое в нем изменилось. Поэтому Нина Федоровна чуть с грустинкой говорит, что они — хранители традиций. Последние из могикан, которые помнят наш театр и стараются сохранить в нем то лучшее из 60-70-х годов, которое так любили и ценили севастопольцы.

СЕВАСТОПОЛЬ ДЕРЖИТ ВСЕХ

Нина Федоровна осталась верна традициям, городу, родному театру. Удивительная верность! Она не изменила луначарцам , несмотря на то, что ее супругу Борису Ступину неоднократно предлагали переехать в другие города. Сулили и более комфортные, и более выгодные условия для жизни и работы. Но Севастополь держал их. Как, впрочем, держит всех, кто хоть единожды сюда попадает. Есть в нашем городе и его театре нечто притягательное, не позволяющее предать, уехать, забыть. Белослудцева вспоминает, что в свое время даже актеры — выпускники столичных театральных училищ стремились попасть в Севастополь. Объяснялось это очень просто. Во-первых, уровень театра был очень высок — он гремел на весь Союз. Сравнивая его с Вахтанговским, говорили, что севастопольский Луначарский — ничуть не хуже. Тогдашний директор театра Яков Борисович Театралов создал удивительные условия для работы. Он досконально знал свое дело, кто в чем нуждается, у кого какие проблемы… Театралов был очень требовательным, но предельно справедливым человеком. В театре были созданы уникальная неповторимая атмосфера, свой микроклимат. Прежде всего театр был святилищем высокой культуры, причем не только исполнительской. Хотя актерская школа тоже была отменной: в основном московская и ленинградская. В единичных случаях — киевская. В театре просто не было или почти не было случайных людей. Если они каким-то образом попадали туда, то дольше одного сезона не задерживались. Но каждый, кто в силу различных жизненных обстоятельств покидал Севастополь и театр, стремился обязательно сюда вернуться. Любыми путями, прилагая невероятные усилия. Получалось не у всех. Видимо, город и театр не любят и не прощают измены…

ВСЕ РОЛИ — ЛЮБИМЫЕ

Почти за полвека актерской работы Нина Белослудцева сыграла множество ролей. Она не выделяет ни одну из них. Они все — ее дети. Нина Федоровна — мастер создания яркого, запоминающегося образа. Роль может быть и не главной — суть не в этом. Белослудцева, выйдя на сцену даже с минимумом слов, поразит воображение яркостью, оригинальностью, новизной. В каждой роли — она разная. Старая, проверенная театральная школа не позволяет ей повторяться. А поэтому она никогда не бывает скучной. На каждый эпизод актриса составляет себе биографию, иными словами, додумывает, домысливает, что могло или может случиться с ее героиней. Это целый мир. Это характер.

Наиболее запомнившиеся ей самой, да и, безусловно, зрителям, — Верность Ольги Берггольц, поставленная в 1964 году. Это была первая большая работа Белослудцевой. Работа очень ответственная. Ведь постановка, приуроченная к годовщине Великой Победы, рассказывала о подвиге севастопольцев, о героических днях войны, о людях на войне. Примечательно, что поэтесса лично приезжала в Севастополь, встречалась с актерами театра. По всему было видно, что это и для нее событие знаменательное. Ретро запомнился актрисе не только как еще одна роль, но и по другой причине. Так повелось, что в жизни у Нины Федоровны то все идет гладко, то в одночасье рушится. Так и со здоровьем тоже: не болеет, не болеет, держится, а потом, раз — и на грани… В тот раз судьба и Бог ее хранили, она выжила, выкарабкалась. После длительной болезни пришла в театр, голоса не было, передвигалась с трудом. Но она же актриса, поэтому сразу же попросила посмотреть репетицию очередного спектакля. Ретро , между прочим. Раз пришла, давай репетировать , — говорят ей. Она в шоке: как можно, шепотом что-ли? Но тем не менее на сцену поднялась… Через месяц — абсолютно здорова, играли премьеру. Есть какая-то магическая сила в творчестве. Выходишь на сцену и забываешь обо всем на свете , — утверждает Нина Федоровна. Это уже потом, после спектакля, — или такси, или скорая . А на сцене все по- другому.

Настоящим чудом до сих пор остается для Белослудцевой петровский Проводим эксперимент . Хотя сыгранная ею героиня была настолько противной (по ее собственному выражению), что когда на одном из больших мероприятий луначарцы играли этот спектакль, всем подарили гвоздики, а Нине Федоровне — нет. Конечно, это была зрительская оценка персонажа Белослудцевой. Но представляете, насколько мастерски она сыграла, если зрители не смогли превозмочь себя и преподнести цветы актрисе…

Довольно длительное время шел на сцене театра и спекталь Загнанная лошадь с участием Нины Белослудцевой. Это была со вкусом сделанная и очень умная постановка. О ней актриса тоже с удовольствием вспоминает. Наш городок , Лавидж — это уже с Романом Мархолиа. Последний играли на сцене МХАТа. Начало 90-х, февраль, жуткий мороз. А луначарцы везут в Москву свои спектакли. Нину Федоровну охватывает ужас: а вдруг зритель не пойдет к ним, а вдруг что-то не сложится? Но все сложилось. И зритель пошел на спектакли луначарцев , более того, действо шло при полном аншлаге. После окончания спектаклей поклонники еще долго ждали севастопольских актеров на улице, в страшный холод. Ждали, чтобы выразить свое восхищение игрой и талантом. А к 8 Марта Белослудцева получила из Москвы поздравительную открытку, на которой так и было написано: Шарлотте Шен .

Чеховский Дядя Ваня . В этом спектакле актрисе досталась роль всего ничего. На сцене она произносила не более трех фраз. Но как они были сказаны! Образ героини был создан практически без слов. Махонькая, по выражению самой Нины Федоровны, роль стала украшением спектакля.

А Дон Жуан В. Магара! Небольшие эпизоды: все выходят, все одинаковые, бросающие отдельные реплики. Но почему же героиня Белослудцевой не затерялась, не осталась незамеченной? Почему и здесь она смогла быть оригинальной и неповторимой?

Ответ один: это талант, это мастерство, это школа! Это каждодневный, изнурительный адский труд. Без жалости к себе. Это действительно так. Нина Федоровна с полной отдачей работает даже на мизерном эпизодике. Ее так научили. И этому правилу она следует всю свою долгую творческую жизнь. Она относится к работе серьезно, с той мерой ответственности, на которую сама способна. Она не позволяет себе расслабляться в работе, халтурить. Она и сегодня говорит, что еще не все постигла, не все познала в актерском мастерстве. Она не стесняется учиться. А с каким уважением Нина Федоровна говорит о коллегах и режиссерах, с которыми ей довелось и посчастливилось работать! Так могут поступать и вести себя только настоящие профессионалы.

БЕНЕФИС

Сегодня в Севастопольском академическом русском драматическом театре им. А.В. Луначарского — бенефис. Бенефис в честь заслуженной артистки Украины Нины Федоровны Белослудцевой. Вся ее жизнь — сцена. И, наверное, не случайно бенефис в ее честь состоится в Международный день театра.

Вечером Нина Белослудцева выйдет на сцену и прочтет для своих любимых зрителей изумительные стихи:

Театр — это смех и слезы.

Театр — это молодые грезы.

Театр — это медленно

гаснущий свет.

Театр! Сердце просит счастья.

Театр — рвется все на части!

Театр — восхитительно

прекрасный мир!

Театр — двух миров сраженье.

Театр — мое вдохновенье!

Театр — доброты

побеждающий свет!

Театр — полет в бесконечность!

Театр, с тобой буду вечность.

Театр, ты приют

волшебных чувств души моей.

Театр! Театр! Театр!

Нина Федоровна прочтет, произнесет, пропоет их так, как умеет только она — талантливая и неповторимая Актриса. С такими искренностью, нежностью и необыкновенным чувством, что сердца будут готовы вырваться из груди, души — разорваться в клочья, а слезы — застилать глаза.

Уверены, что этот монолог зрители будут слушать, затаив дыхание, боясь шелохнуться. И еще несколько секунд после его окончания в зале будет царить оглушительная, звенящая тишина. А уже потом он взорвется шквалом аплодисментов, которые, впрочем, не смогут заглушить восторженных криков: Браво! Браво, Нина Федоровна! Браво, Белослудцева!

Другие статьи этого номера