Год без Мастера. Год без друга

Можно с уверенностью говорить о том, что Геннадий Яковлевич Брусенцов стал самым известным, самым знаменитым севастопольским художником. И потому, что его работы хранятся в Третьяковской галерее, и потому, что они экспонируются в Российском государственном музее народов Востока, в театральном музее им. Бахрушина, в музеях Украины, Туркменистана, в музеях и частных коллекциях Англии, Голландии, Дании, Франции, Греции, Японии, Австрии, Италии, США, Израиля, Турции.

Он приехал в Севастополь, уже имея значительный опыт работы живописцем. За плечами была великолепная школа — Высшее художественно-промышленное училище им. Мухиной и сам Ленинград с его строгой классической пластикой и выверенностью архитектурных шедевров. За плечами оставалась и многолетняя работа в Средней Азии, где молодой художник с восторгом впитывал в себя экзотику, восточную пластику, сказочное многотемье, которые позволили ему на долгие годы сохранить праздник души и неиссякаемый оптимизм.

И тем не менее Севастополь, где он прожил более 35 лет, оказался самой яркой страницей в творчестве Г.Я. Брусенцова. Именно здесь были написаны поистине знаковые его полотна. Геннадий Яковлевич не раз повторял, что Севастополь предстал перед ним как богатая палитра исторических сюжетов, как город у синего моря, которое он воспринял сердцем и писал во всех непредсказуемых его проявлениях. Вот почему его картины были такими светлыми и оптимистичными, такими глубокими и содержательными.

Севастопольские собратья по кисти сразу же отметили не только высокий профессионализм своего коллеги, его готовность всегда прийти на помощь, но и его утонченность, благородство и деликатность, возвышенность духа и некий аристократизм. Геннадий Яковлевич был прекрасным другом, щедрым учителем, тонким воспитателем.

Так случилось, что в последние годы своей жизни Г.Я. Брусенцов всерьез приобщился к иконописи. Он выполнил мозаичные работы во время реконструкции Свято-Никольского храма на Братском кладбище, сотворил двухметровую храмовую икону Святого Георгия Победоносца в часовне на Сапун-горе. А потом задумал и дерзнул написать икону ангела-хранителя Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

Встреча с Патриархом состоялась благодаря сыну Леве, который работал оператором Его Святейшества. Алексий II с удивлением, в котором содержалась высокая оценка, спросил: "Это икона вашего письма?" — и с благодарностью принял работу Г.Я. Брусенцова.

А сам Геннадий Яковлевич бережно хранил маленькую иконку, которую приобрел у Покровского собора на Большой Морской. Образ оказался на удивление похожим на него самого — такой же худой, с седой бородой, с глубокими мудрыми глазами. С трудом вчитываясь в подпись, Брусенцов обомлел: "Преподобный Геннадий"! Надо же! Ну чем не Божье провидение!

… Уже год, как нет с нами Мастера и друга. Горечь утраты все еще свежа и невосполнима. Но остались на долгие годы прекрасные полотна Геннадия Яковлевича. Они по-прежнему греют наши сердца, приподнимают над обыденностью, наполняют души благодарностью и светом.

Елизавета ЮРЗДИЦКАЯ.

Завтра, 1.04.2007 г., годовщина памяти заслуженного художника Украины Г.Я. Брусенцова. Жена Татьяна Алексеевна, сыновья Аркадий, Сергей, Лев просят всех, кто знал и помнит, помянуть Геннадия Яковлевича.

Другие статьи этого номера