Снова на деликатную тему

Каждые пять лет в городе поднимается вопрос об общественных туалетах. С регулярностью выборов или возвращения перелетных птиц. Возникает некоторая суета, даже возмущение, в результате либо открывается один платный трехзвездочный клозет, либо закрывается последний бесплатный с переоборудованием под трактир. Молодые журналисты не начинают газетную карьеру с этой темы — конфузятся. Только зубры от пера иногда возвышают эту проблему до общенародного прозрения — пищеварительный тракт у зубра уже не тот, хрупкий, и немочь живота может прихватить на троллейбусной остановке. И тогда он с распахнутыми глазами проворачивается вокруг своей оси: куда? Боже ж ты мой, куда?Например, с площади Ушакова можно трусцой кверху, на юг, к панораме, если еще есть резерв; на восток не надо — под библиотекой давно закрыто. Можно под кинотеатр, и прорываться сквозь кассиршу с обещанием заплатить. Она будет ждать вас на выходе, как пылкая любовница своего проказника, пытавшегося увильнуть. А многие безденежные орошают, извините, стенку рядом. На центральном кольце есть еще только три искомых места, включая ремонтное состояние на Приморском и биотуалет у "Победы", где хозяйка с линейкой в руке станет отгонять всех выше 190, а в талии шире 150 — развалят! И это на десятки тысяч гуляющих граждан! В радиусе двух километров от центра нет и этого! На всю Корабельную и микрорайон ул. Горпищенко один "био" у Малахова с правом первоочередного заскока высокоплатежеспособных туристов из автобусов! А где туалеты в Гагаринском районе или на Северной? Их нужно минимум два десятка! Например, у памятника матросу Кошке пересекаются транспортные потоки и тысячи граждан плюс две бесклозетные пивнушки! И куда "это see"? А за оградку на обрыв над железнодорожным полотном — привет, въезжающие! А угадайте, с какой целью каждый третий входит в "Макдональдс" на пл. Лазарева? Не утолять голод, а обуреваемый первейшим инстинктом, и выходит оттуда умиротворенный с благодарностью "Маку", а верующие — с молитвой. Но сколько еще "Мак" будет снижать своим санузлом напор гнева в адрес госаппарата? Может, включить в генплан города еще десять "Маков" в "горячих точках"? Опять же, только Запад нам поможет?

Готовимся к летнему туристическому сезону. Но в случае неожиданного кишечного дискомфорта и резкой потери интереса к красотам города — куда им? Куда податься слабаку немцу, избалованному сервисом и не умеющему держать удар физиологической потребы? Говорят, был случай такой с матросом-французом с визитного корабля. Он с перекошенным лицом бежал на свой фрегат вдоль всего проспекта Генерала Острякова и ул. Гоголя, ища и не найдя утешения, четыре километра. А люди думали, что мы опять поссорились с НАТО. Возмущенный фрегат чуть не снялся преждевременно с якоря. Инцидент уладил только МИД.

Говорят еще о парочке молодоженов, приехавших к нам со своей медовостью. Они не отрывали глаз друг от друга, шептали тайные слова, но потом что-то съели в районе ул. Матюшенко — лето, отключился холодильник, — прихватило обоих на улице. Куда? Где?! Они уже не смотрели в глаза, не шептали нежности, они мчались и спрашивали. Кавалер опередил ее и потерялся. Он потом извинялся, просился и шаркал ножкой, но она была непреклонной, брошенной в час испытания! Известны слова великого философа о том, что он поражался двум вещам — звездному небу над нами и нравственному закону в нас. При звездном небе у нас во время острой нужды нравственного закона облегчение приходит — можно под дерево или в кусты, даже дамам. А днем крепи закон в себе, припоминая хозяев города и что намедни съел коварного!

Надо срочно строить. Без разрезания красных лент с оркестром, но с регулярным поддержанием санминимума, что значительно труднее. Кстати, тот француз мог рвануть по тропе эвакуации в ведомственный гальюн, например, в административных зданиях на улице бывшей Екатерининской, — уж его-то впустили бы. А остальных туда пустят в наступающем сезоне борьбы за лучший город земли?

Крупные одолевают сомнения.

Другие статьи этого номера