Лепестки черной розы

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.Первым обратил внимание на странные роковые совпадения в судьбах женщин нашего рода Спивахиных мой старший племянник Арсений. Он учится на истфаке в Казанском госуниверситете, постоянно приезжает к нам летом, привозит неизменно связку тарани под пиво — это мой брат Алексей рад подсуетиться при случае, знает слабости своей сестрички.

Так вот, в 2004 году мы с Арсением всей нашей тогда неполной семьей выехали на природу — на Феолент. (Уж коли о семье зашла речь: муж мой ушел от нас с Варькой лет семь назад к моей подруге, причем не посмотрел на то, что у нее малое дитя на руках). Разбили мы палатку, приготовили на костре шурпу, вдоволь накупались (спускаться к морю было всего ничего — метров сто). И вот вечерком, когда Арсений, выполняя настойчивые "заказы" моей 12-летней дочери, вдоволь отбренькался на гитаре, вдруг спросил:

— Тетя Люда, а почему в нашем роду все какие-то нескладухи выходят с женщинами?

— А что ты имеешь в виду? — спросила я.

— А вот смотрите сюда, теть Люда, — горячо заговорил Арсений. — Прабабка Фекла попала под поезд. Бабушка наша Нюра не дождалась с войны деда Георгия, так ни за кого и не вышла замуж, век вековала с тремя детьми. Ее дочь, моя тетка, в 17 лет упала с вишни, сломала шейку бедра, так и доживает в доме инвалидов. А у тебя, извини, теть Люда, тоже неполная семья. Что бы это значило? Я слышал, что существует такое понятие, как родовое проклятие. Может быть, вспомнишь что-либо из истории нашей семьи, не случалось ли женщинам нашим какой-либо грех на душу брать?

Я задумалась. Что-то в памяти стало всплывать. Через минут семь я действительно вспомнила, как мне моя мама рассказывала, что по семейной легенде одна из прабабок (жили мы тогда в г. Макеевка) страстно влюбилась в цыгана. Табор разбил кибитки на окраине гречишного поля, вечерами наша прародительница тайком бегала туда на свидания к цыгану. Но ее отец все узнал, крепко вожжами попотчевал дочь, а пришедшего к нему в дом на разговор через неделю молодого цыгана выгнал взашей. Тогда-то и явилась к ним на следующий день старая цыганка с черной серебряной серьгой в ухе. Она трижды прокляла весь наш род и долго гортанно смеялась, уходя, а на прощанье плюнула и скрутила в сторону дома прабабки кукиш… Вот и все.

Арсений долго молчал, зачарованно глядя в костер.

— Знаешь, тетя Люда, а ведь можно узнать, лежит ли на женщинах нашей семьи какое-нибудь проклятие, — наконец нарушил молчание мой племяш. — У моего куратора по дипломной работе Виктора Григорьевича в родне есть очень сильный экстрасенс, к нему люди со всех приволжских республик съезжаются. Так вот, он большой дока по выявлению родовых проклятий и венцов безбрачия. Помню, он очень дельный совет дал методисту с нашей кафедры, когда тот обратился с такой же вот бедой к нему. Если я что-либо узнаю, обязательно вам позвоню.

Прошло три месяца. Как-то раздался звонок. Это был Арсений. Он поздравил меня с днем рождения и попросил взять ручку и лист бумаги.

— Записывайте, теть Люда, — сказал он. — Это насчет родового сглаза. Возьмите неглубокую посудину, купите одну черную розу. Налейте в миску святой воды, бросьте в нее восемь лепестков розы. С четверга на пятницу в конце месяца поставьте перед сном себе в изголовье эту миску и усните. Если утром по крайней мере 5 лепестков окажутся на дне посуды — значит, родовое проклятие было. А снимается оно легко: надо эти лепестки… съесть. И запить ложкой оливкового масла, а потом три раза сотворить молитву "Отче наш".

Представьте, я постаралась все исполнить в точности, как было сказано. Освятила воду, купила розу, "раздела" ее и… легла спать. А наутро обнаружила, что аж целых шесть лепестков лежат на дне кастрюльки…

Прошло два года. Я вполне справедливо считаю, что с помощью племянника родовое проклятие с нашей семьи снято. Я не так давно вышла замуж, и теперь мы живем полноценной семьей, скоро вот жду первенца для моего любимого мужа Ванечки. И знаете, крепко верю в злую силу в сердцах брошенного черного слова. Оно просто так в воздухе не растворяется…

Другие статьи этого номера