Неизведанный Донбасс

«За нас, за вас и за Донбасс» — так в неизменном хоровом исполнении звучит любимый тост донетчан. Во всяком случае, участники делегации журналистов из региональных средств массовой информации Украины за пять дней пребывания в Донецкой области убедились в том, как любят донетчане свой край. Край, полный проблем и побед, нищеты и роскоши, с черными трудовыми руками и просоленными губами, сложивший и развеявший миф «бандитского» региона. Кстати, со слов о том, что создание Донецку имиджа «в ушанках, где половина — лысые» — это все предвыборные технологии, начал свою эмоциональную встречу с журналистами глава Донецкого областного совета Анатолий БЛИЗНЮК.

У ДОНЕЦКИХ СВОИ ПРИНЦИПЫ

— Здесь живут добрые, чистые, порядочные люди, которые в свое время прибыли сюда, — сказал Анатолий Близнюк. — И я на этом хочу акцентировать: с 1946-го по 1950 г. население Донецкой области увеличилось более чем на полтора миллиона человек. И шахты "Винницкая" и "Полтавская" именно тогда и появились, когда приезжали сюда люди из Полтавы, Винницы, Львова, чтобы развивать промышленность. Тут очень много людей, которые родились на Западной Украине. Так сложилось, что индустриальный край в свое время обеспечивал нужды всего Советского Союза. Где вы видели, в какой стране, чтобы в одной области было расположено семь металлургических предприятий, дающих 46 процентов производства чугуна, сталепроката? Донецк — это 23% промышленного производства всей Украины; 68% — угля, из которого почти 80% коксующегося; 100% — соли; 95% — холодильников. Все это делают люди, преданные своему краю, преданные Украине, труженики. Мы никогда не говорили: "У нас чего-то нет, дайте нам". Мы всегда говорили: "Есть проблема, мы предлагаем вариант ее решения".

Одна из величайших проблем области сегодня — это угольная отрасль, требующая немедленного реформирования и миллиардных инвестиций. А для начала нужно, уверен Близнюк, закрыть убыточные шахты. Что, собственно, сегодня и происходит в Донецкой области. Так, например, в одном из городов на востоке области (почти на границе с Россией) 8 лет назад работало 11 шахт, средняя численность работников составляла 2,5 тысячи. На сегодняшний день там осталось две шахты, и в перспективе еще одна подлежит закрытию. 8 лет назад в области "в угле" было занято 320 тысяч человек, на сегодняшний день — менее 150 тысяч. При этом разговоры о защите прав трудящихся Близнюк считает популистскими. Если себестоимость угля выше продажной цены, то уже государство должно определиться, какого и сколько угля ему нужно, тем более что 80% добычи твердого топлива дают всего 20% современных шахт. Как выход из этой ситуации Донецк предлагает переквалификацию производства, инициацию законов о СЭЗ и недопущение политических и экономических потрясений. Собственно, создание свободных экономических зон, утверждает глава облсовета, уже позволило Донецкой области смягчить социальные последствия закрытия шахт и сохранить экономическую стабильность до определенного уровня.

В отличие от снижающей обороты угольной промышленности коксохимическая набирает объемы производства. В связи с чем журналист "Славы Севастополя+" задал Анатолию Близнюку вопрос, приходилось ли ему, как главе облсовета, лоббировать интересы донецкого промышленного бизнеса по строительству в Севастополе коксовых терминалов. "Первый раз слышу! — заявил Близнюк, но продолжил свою мысль так: — Рыночные условия… Скажем, у меня были болгары с предложением строительства. Почему нет? Пожалуйста, приходите, стройте заводы, создавайте рабочие места. Но есть и такие принципы: в мене здохла корова, хай вона здохне й у сусiда. То есть донецкие какие-то, пошли куда подальше. Есть и другой принцип, которым мы пользуемся у себя в Донбассе. Ну, например, у нас есть глина, много глины, которую берут по три копейки, везут в Мариупольский порт, из Мариупольского порта везут в Италию, в Италии работают полсотни заводов, которые делают плитку, а потом мы с вами покупаем эту плитку. А я говорю, нет мужики, так не пойдет: приходите, приводите сюда новейшие технологии, мы вам даем землю, инфраструктуру, стройте завод, производите и везите потом в Италию, Америку, а у нас создавайте рабочие места. Это я лоббировал и лоббировать буду!"

Кстати, 38% выбросов в атмосферу Украины также дает Донецкая область. Поэтому Донецк и имеет, по словам Анатолия Близнюка, всю проблематику, которая за этим стоит: низкая рождаемость и высокая смертность, в том числе и детская. В этом и есть одно из самых грустных противоречий Донбасса. Регион-донор, собравший в прошлом году 12 миллиардов налогов всех уровней и отдавший стране почти половину, по уровню бюджетного обеспечения на душу населения находится в государстве на 22-м месте. И хотя горняки, по утверждению Анатолия Близнюка, имеют среднюю заработную плату вторую по стране (после Киева), перспектива региона — "принятие окончательного государственного подхода к реформированию угольной отрасли", поскольку "уголь — это не проблема Донбасса или Близнюка, это — проблема страны".

СЕБАСТЬЯН БАХ В СОЛЯНОЙ ПЕЩЕРЕ

Несмотря на отчаянную решимость некоторых представителей СМИ (больше — женского пола), спуститься в настоящую угольную шахту никому из журналистов не удалось. Как позже намекнул сам Анатолий Близнюк, "шахтеры не строят замков", потому что никому не дано знать, "выйдет он назад — не выйдет". Зато настоящее приключение делегацию ждало в Артемовске Донецкой области. Город, начинающийся словами "Господа, не сорите!", оформленными в виде дорожного знака у трассы, потряс своими глубинами. Побывать в гостях у Доброго Шубина — ангела-хранителя донбасских недр — удалось благодаря государственному предприятию объединения "Артемсоль", крупнейшему в Европе по добыче соли. Правда, на соляной глубине в 300 метров уже не работали отбойные молотки и не скользили вагонетки. В шахтах древнейшего месторождения соли, насчитывающего 270 миллионов лет, звучала великая музыка.

Отработанный рудник в нижней части пласта принимает экскурсии, любителей музыки и готовится к открытию спелеосанатория, специализирующегося на лечении легочных заболеваний. Соляные комнаты для сна, читальные и лекционные залы под землей и современный гостиничный комплекс наверху — это недалекое и очень желанное будущее части предприятия. Но уже сейчас спустившихся в скоростной люльке экскурсантов поражают соляные картины и фигурки на стенах рудника и, конечно же, огромный, высотой с девятиэтажный дом, зал органной музыки. Автору этих строк доводилось наслаждаться Себастьяном Бахом в Киевском органном зале. Но звук, ударившийся о соляные стены и приумножившийся в огромных рукотворных пустотах недр земли, потряс бы и самого великого мастера полифонии. Донетчане рассказывают, что недавно в соляной шахте давал концерт Луганский симфонический оркестр, дирижировал которым маэстро из Австрии, вот он и сравнил подземную акустику с возможностями "Ла Скала".

Впрочем, удивлять экскурсантов донетчанам, конечно, нравится, но ставку на заезжих туристов здесь, на Донбассе, не делают. И гордятся по-прежнему тем, что кормят солью всю страну. Да солью не простой, а с наполнителями, "Экстрой" очищенной, хотя сами предпочитают и нам советуют потреблять ту самую, каменную, с полной полезной таблицей Менделеева.

НЕ ВЕРЬТЕ, ДЕВУШКИ, ПРОСТЫМ РЕКЛАМЩИКАМ

Донбасс — хозяин гостеприимный и принимать гостей умеет с толком. А как объяснить тот факт, что право пробежаться по цехам кондитерской компании "Конти" журналистам предоставили уже перед самым отъездом, так сказать, на десерт? Вот он-то, десерт, и разочаровал юных представительниц региональных СМИ. Горькой правдой в сладком цеху стало то, что десерт "Бонжур" с любовью выпекают не мускулистые красавцы, а симпатичные женщины в кристально белых халатах и чепчиках. Надо ли говорить, что "сладкие женщины" пришлись весьма по душе пишущим ловеласам? А если серьезно, то компания "Конти" сегодня входит в тройку лидеров отечественного кондитерского рынка и занимает первое место по темпам роста объёмов производства. Донецкая кондитерская фабрика — часть основных производственных активов компании в Украине. В сутки здесь производится около 200 тонн вафельно-шоколадной продукции. Ассортимент очень широк: шоколадные конфеты, печенье, десерт, шоколадно-вафельные торты, батончики, вафли, карамель, драже, мармелад, крекер, пралиновые конфеты. А то, что модернизация имеющегося оборудования и установка нового позволяют компании выпускать продукцию, соответствующую мировым стандартам качества, это, как говорится, испытано на себе.

ДОНЕЦКАЯ ШВЕЙЦАРИЯ

Никуда не денешься, а Донецк — регион промышленный, хоть и слушает Баха в отработанных рудниках. Тем неожиданней для гостей области среди терриконов и дымящихся домен открываются купола Святогорья.

На высоком холме молодые монахи строят деревянный храм Всех Святых, просиявших в земле русской. Так возрождается к расцвету обитель в стиле древнерусского зодчества XVI-XVII веков. Строят, обрабатывают поля, работают на пасеке и в коровниках скита, возносят молитвы Господу нашему сто человек братии. Иконостас маленькой церквушки в старинном стиле, подсвечники по антикварным магазинам собирали. А чуть дальше — на вершине меловой горы — часовня Святого апостола Андрея Первозванного, насчитывающая два века истории, ниже — пещерная церковь Св. Николая, достроенная на месте древнего скита. А на самом берегу Донца величественно раскинулась Свято-Успенская Святогорская лавра — самый южный русский монастырь XVI века в татарской степи. В Успенском соборе лавры и находятся святыни Донецкой области.

Закрались в лавру и приметы сегодняшнего дня. Напротив бывшей дворянской гостиницы, где сам Антон Павлович Чехов пером пошаливал, растет особнячок. Монахи перстом на некоего народного депутата указывают, говорят, выкупил он часть монашеского здания по подложным документам и ресторан строит! А под ним, под домом этим, прямо в ложбине, монашеские останки покоятся. Против осквернения памяти братьев своих священнослужители борются вполне мирскими, мирными методами: уже одно судебное дело по самозахвату земли в историко-архитектурном заповеднике лавра против депутата ВР выиграла. Но наше несовершенное бытие — не главное в заботах монахов. Монастырь — это Царство небесное, где все помыслы свои посвящают Богу, заботятся о душах и райских птицах — распускающих перья в питомниках заповедника фазанах и павлинах…

А еще десятилетие назад Святогорье было советским санаторием, по выражению Анатолия Близнюка, "с задрипанной атрибутикой". Теперь живописные берега Донца окрестили донецкой Швейцарией. Церкви отдали то, что ей принадлежит по праву, 2004 год объявили Годом духовности и открыли лавру. Так что все будет хорошо и в Донецкой области, и во всей Украине, которую там любят.

Другие статьи этого номера