Изначально плохих людей не бывает. Это алкоголь и наркотики толкают человека на необдуманные поступки…

В реабилитационном центре «Солидарность» оступившихся возвращают к нормальной жизни.

БОМЖ — ЭТО НЕ НАВСЕГДА

О том, что в районе улицы Ревякина есть реабилитационный центр, помогающий людям подняться "со дна" общества, не раз приходилось слышать при работе над статьями на социальные темы. Поэтому при первом удобном случае мы воспользовались возможностью побывать здесь. Внешне переоборудованный под центр частный дом мало чем отличается от стоящих рядом "собратьев". Но живут в нем люди с непростой судьбой. О том, что пережил и как сюда попал, согласился рассказать 36-летний Сергей.

— Внутривенные опиумные наркотики я употреблял более 16 лет, — говорит он. — Если поначалу это не приносило мне проблем со здоровьем, то после 10 лет употребления наркотиков я начал деградировать. Я предавал друзей, крал у родителей, то есть совершал такие поступки, которые с нормальным человеком никак не ассоциируются. При этом сам считал, что все нормально. Утром просыпался с мыслью о том, где достать деньги на наркотики. На покупку суточной дозы — 30 кубиков — мне требовалось около 100 долларов. Можно было работать весь день, но так и не заработать эту сумму. А наркотики нужны были ежедневно. Причем я не мог работать, не употребив наркотики, а когда употреблял, то уже не хотел больше работать. Дошло до того, что мама выгнала меня из дома. Сестра тоже не пускала. Жена и дочь отвернулись — я все потерял, не осталось ничего. При росте 170 см весил всего 45 кг — был худой, больной…

Однажды поздно ночью меня встретил друг и сказал: "Тебе не надоела такая жизнь? Поехали с нами!" Попав в реабилитационный центр, я послушал свидетельства ребят, которые получили свободу от пагубных привычек, но меня их рассказы не тронули, так как я был "под кайфом". Но через некоторое время я попал в безвыходную ситуацию: меня разыскивали и милиция, и бандиты. На "точках" мне перестали продавать наркотики. Под домом караулили то одни, то другие, мне не было места в городе. И тогда я вспомнил про реабилитационный центр, пришел и сказал: "Все, ребята, жизнь зашла в тупик. Если можете — помогите!"

За 15 лет я перепробовал много клиник — мама платила деньги за лечение, но оно помогало мне на месяц-два, а потом я снова возвращался к наркотикам. Сигареты и алкоголь вообще никогда не бросал. Когда я попал сюда на реабилитацию при дозе 30 "кубов", проснувшись утром, с удивлением заметил, что меня не "кумарило", на меня это произвело большое впечатление. Я остался, и уже через неделю взял лопату в руки и начал работать… Теперь вот уже два года живу в свободе от алкоголя, наркотиков, сигарет, не ругаюсь матом, не кричу на людей. Реабилитационный центр полностью изменил мою жизнь. У меня новая семья, маленький ребенок. Дочка от первого брака часто живет у меня, я оплачиваю ее обучение. Вернулись родители, сестра, друзья. Если раньше меня хотели встретить, чтобы побить, потребовать вернуть долг, то сейчас ищут, чтобы спросить, как мне удалось измениться и можно ли помочь другим, таким же, каким еще недавно был я. Пока что с семьей живу у родителей, но уже начал строить свой дом. А в реабилитационном центре остался затем, чтобы помочь другим, наглядно показать, что есть выход и у алкоголика, и у наркомана.

"ЧЕЛОВЕК САМ ДОЛЖЕН ХОТЕТЬ ИЗМЕНИТЬСЯ, ИНАЧЕ ВСЕ УСИЛИЯ БУДУТ НАПРАСНЫ"

Руководит реабилитационным центром 30-летний Владимир, который о проблемах приходящих сюда людей знает не понаслышке.

— Нашему центру около трех лет, — рассказывает он. — С самого основания я являюсь его директором. Проживают здесь одновременно около 25 человек — не только севастопольские ребята, но и из Николаева, Харькова, Красноперекопска… Опыт работы позволяет находить общий язык практически со всеми. Конечно, ребята разные: кто-то вернулся из заключения, у кого-то жизнь была очень трудной, много зависимых от алкоголя, наркотиков. Тем не менее им удается освободиться от вредных привычек. Ребята работают на строительстве — зарабатывают деньги на питание, одежду, прочие нужды. У нас в центре не ругаются матом, не курят, не употребляют спиртное, наркотики. Кто принимает эти правила — остается, а если нет — уходит, мы никого не держим.

Изначально о нашем центре мало кто знал. Но, как известно, молва быстро распространяется. Те, кто прошел у нас реабилитацию, рассказывали о центре своим друзьям. Теперь нас быстро находят, часто приезжают из других городов. А своих мы, в свою очередь, отправляем в реабилитационные центры в другие города, чтобы человек мог сменить обстановку, избавиться от старых связей. Ведь изначально не бывает плохих людей. Это алкоголь и наркотики толкают человека на необдуманные поступки. Даже если зависимый будет знать, что его сыну сейчас нужны деньги на хлеб, на питание, он все равно потратит их на наркотики или алкоголь. При этом он будет любить своего ребенка и не ощущать, что поступает жестоко по отношению к близким людям. Он — наркоман, и этим все сказано.

— Когда мой муж рассказывает, каким он был раньше, что делал, как жил, я не могу даже этого представить, — говорит Виктория, супруга Владимира. — Потому что я знаю его как совсем другого человека. Лично я никогда не была в зависимости. Но, как и Володе, мне удается найти общий язык с ребятами. Мужу делать это помогает личный опыт, но там, где он не может помочь, советом помогаю я. Например, если у ребят проблемы на личном фронте, в бытовых мелочах, то они предпочитают обращаться ко мне. Даже недолго пожив в центре, они меняются буквально на глазах и внешне, и морально. Их друзья не узнают, говорят: "Мы не верим, что это ты!" Потом прошедшие реабилитацию начинают помогать новичкам. Потому что когда сам был в этой среде, пережил нечто подобное, всегда легче понять, что переживает зависимый, и реально помочь ему. К нам в центр часто приходят родители и просят помочь своему сыну. В этом случае мы спрашиваем: "Это вы хотите избавить сына от зависимости или он сам этого хочет?" Потому что если сам человек не готов освободиться от пагубной привычки, никто ему не поможет. Только в редких случаях удается помочь тому, кого привезли родители. Обычно через день-два такой человек уходит.

— Физически от зависимости освободить больного можно в тех же клиниках, — продолжает разговор Владимир. — А вот психологически… Даже если просто уехать в другое место, все равно проблемы настигнут. Как говорится, от себя не убежишь. Поэтому надо не убегать от проблемы, а решать ее.

"ЕСЛИ МЫ ХОТИМ ИЗМЕНИТЬ ОБЩЕСТВО К ЛУЧШЕМУ, НАДО НАЧАТЬ С СЕБЯ"

— Наш центр создан и существует на благотворительные средства тех, кому небезразличны выброшенные на улицу люди, — говорит председатель правления благотворительного фонда центра "Солидарность" Юрий Селезнев. — С самого начала мы сотрудничаем с противотуберкулезным диспансером, где таких граждан лечат, после чего при желании они могут пройти реабилитацию у нас. При необходимости мы их прописываем, помогаем восстановить документы, адаптироваться к нормальной жизни. Потому что люди, которые не имеют прописки и жилья, для общества потеряны. А ведь среди них есть незаурядные личности, которым надо лишь немного помочь. На сегодняшний день мы сотрудничаем с центром занятости, где нашим подопечным помогают получить профессию. Благодаря совместным усилиям нам удается вернуть к нормальной жизни до 70% прошедших через реабилитационный центр. Пока что работаем только с мужчинами, так как для женщин необходимо строить отдельное помещение.

К нам попадают люди в основном в возрасте от 20 до 40 лет — в самом расцвете сил, способные принести обществу максимальную пользу. Когда мы только начинали работать, то совместно с Обществом Красного Креста организовывали раздачу бесплатных обедов для людей без определенного места жительства. Обслуживали порядка 60-70 человек в неделю, и меня удивляло, что за едой приходили внешне нормальные, прилично одетые мужчины. Потом я понял, что они уже бомжи, хотя им еще и удается сохранить приличный вид. А ведь если таким людям вовремя помочь, то возврат к нормальной жизни для них возможен. Как сегодня становятся бомжами? Проблемы в семье — мужчины начинают пить, теряют работу, потом следует развод, и они оказываются на улице. Часто с двумя образованиями, "золотыми" головой и руками они обществу уже не нужны. Это трудно понять. Поэтому мы не просто проявляем сострадание, подав нуждающемуся пять гривен, а пытаемся работать, чтобы реально изменить его жизнь к лучшему. Среди оступившихся сразу видно тех, кому надоела уличная жизнь. Их мы приглашаем в реабилитационный центр, конечная цель пребывания в котором — освобождение от вредных привычек, трудотерапия, получение профессиональных навыков, адаптация в обществе. В настоящее время центр переполнен, поэтому в планах — построить второй этаж. В деньгах мы не нуждаемся, но ищем единомышленников, поддержку в обществе. Потому что когда зимой вместо 20 человек к нам пришли 40, мы поняли, что к этому не готовы и что самим нам проблему не решить.

Обратившиеся в центр живут здесь от 4 до 6 месяцев. Примерно за 35% из них мы продолжаем наблюдать после реабилитации. Есть мечта построить городок для тех, кому некуда идти, так как они продолжают держаться вместе. Часть из них поднимаются, становятся предпринимателями. Остальные трудятся чернорабочими.

Наличие "лишних" людей — серьезная социальная проблема. Инкерман, Северная сторона, сельская зона — именно там сегодня селятся те, кто потерял жилье в городе и стал не нужен обществу. Если бы в этой сфере сообща работали все заинтересованные в решении данной проблемы организации, то показатели и у милиции, и у здравоохранения непременно улучшились бы.

Другие статьи этого номера