Коммунальные препоны

Отсутствие свободных коммунальных площадей мешает в оказании помощи хотя бы части маленьких севастопольцев.
Один миллион четыреста тысяч гривен. Такая сумма на 2007 год выделена из государственного бюджета страны на открытие в Севастополе двух новых коммунальных учреждений: общежития для детей-сирот и центра материнства и детства. Прошла зима, настало лето, а социальные работники до сих пор бьются за площади, на которых могли бы разместиться эти приюты по спасению, не побоимся этого слова, маленьких жизней. Причина — город сопротивляется отдаче под «социалку» коммунальных площадей, приносящих прибыль. Другое дело — кому?

Ежемесячно в роддомах Севастополя без материнской любви и заботы остаются трое-четверо новорожденных. И далеко не все эти младенцы становятся "отказниками" потому, что были рождены патологическими "кукушками". Некоторых молодых матерей просто не пускают домой "со свертком" родители и сожители. У других и вовсе нет родных, жилья, средств к существованию… Спасти их души можно. Путем создания центра матери и ребенка, в котором эти крохотные семьи смогли бы найти временный кров, помощь медиков и психологов. И, главное, у города есть на это государственные деньги и даже подыскано помещение на улице Пожарова в цокольном этаже общежития строительного техникума. Но цена вопроса оказалась слишком велика: Фонд госимущества насчитал арендную плату приюту, как прибыльному коммерческому предприятию, — 10 тысяч гривен ежемесячно. Теперь руководство центра социальных служб для молодежи вместе со своим профильным зампредом СГГА Дмитрием Базивым бьется над снижением арендных ставок.

Зависла рука помощи и подросткам, которым государство не удосужилось протянуть ее еще в младенчестве. В 18 лет выпускники детских домов становятся потенциальными бомжами. Кто там в 90-е годы прошлого века заботился о сохранении жилых квадратных метров детей, лишенных родительской опеки? Общежитие для детей-сирот администрация запланировала подготовить к открытию в этом году на улице Коломийца. Но 450 квадратных метров, заметьте, коммунальных площадей заняты мебельным салоном, который не намерен их оставлять. Хотя, по словам Дмитрия Базива, срок аренды уже истек и есть "добро" арендной комиссии на заключение договора аренды под общежитие. "Мы два года "ползали" по всем подвалам, чтобы найти где-то помещение, — говорит зампред. — Нашли Коломийца, 3. Туда мы сможем заселить более 30 деток. Деньги есть — почти 800 тысяч субвенции из государственного бюджета. А мебельный салон начинает сейчас судиться. Но ведь это коммунальная собственность! У нас что, мало мебельных салонов, чтобы отдавать им коммунальную собственность? Мы бы на три года поселяли туда сирот, помогали им устроиться, встать на ноги, а в 21 год, может быть, и с социальным жильем вопрос решили бы".

Уже неловко повторяться, но не может начать работу из-за отсутствия помещения и созданный решением горсовета центр учета бездомных граждан с юридическим адресом: улица Гоголя, 20-а. Там также размещается арендатор, который не желает выезжать. Этот центр заберет на себя категорию тех обездоленных, которых еще можно социально адаптировать. Тем, кто еще сможет после долгих лет скитаний и мытарств найти в себе силы начать все заново, в центре помогут в восстановлении документов, регистрации, получении пособий и пенсий. Кстати, есть в городе и многодетные матери, скитающиеся по дачам без севастопольской регистрации, а значит, и положенной социальной помощи.

Но есть и пугающая статистика. Несмотря на то, что более 90 процентов людей, ведущих асоциальный образ жизни, заявляют о своем желании пойти по другому, общепринятому, пути, только 10 процентов из них соглашаются на реабилитацию. Остальные останутся бомжами. До открытия первой аптеки будут подыскивать закуску в мусорных контейнерах, потом раздобудут настойку боярышника и к вечеру разбредутся на ночлег по дачным массивам. Севастополь в этом плане — город уникальный: огромные дачные поселки в городской черте плюс теплый климат. Но зима у нас тоже бывает. Сегодня идеей создания приюта для бездомных, а попросту — ночлежки, занята голова депутата городского совета Алексея Киселева ("Блок Сергея Кондратевского"). Он, заместитель председателя постоянной комиссии горсовета по военным, специальным вопросам и чрезвычайным ситуациям, за "социалкой" не гонялся, она сама к нему пришла ногами избирателей. Став куратором от своего блока в Нахимовском районе, Алексей Киселев понял, что обездоленный контингент хочет не только есть, многим жить негде — лишились крыши над головой кто по собственной безалаберности, кто, став жертвой мошенников. Так зародилась в Севастополе общественная организация "Люди под открытым небом".

"Вернуть им собственность уже, к сожалению, невозможно, — говорит Киселев, — прошла вторая-третья перепродажа, так что и заниматься этим вопросом, и обнадеживать человека уже не стоит. Лучше дать ему шанс на новую жизнь. Взять его, если не за руку, не обнявшись, то хотя бы протянуть ему палец и постараться вытянуть из трясины. Я буду готовить решение сессии о передаче под ночлежку помещений одной из больниц севастопольского региона, которая уже почти утратила свое предназначение". Ни депутат Киселев, ни зампред Базив, работающие над этим вопросом в одном направлении, пока не решаются называть адрес присмотренной под ночлежку больницы. И причина не только в том, что предстоит большая работа с управлением охраны здоровья, на объект которой "покушаются" люди без определенного места жительства, но и в общественном мнении. Против соседства с ночлежкой могут восстать не только сами жители района, но и местный депутатский корпус. Как это уже произошло в Инкермане, когда центр социальных служб для молодежи пытался открыть там свое отделение реабилитации для наркозависимой молодежи. Громада Инкермана, самого неблагополучного в городе района по наркомании, туберкулезу и СПИДу, отказалась от такого соседства.

В обществе, среди депутатского корпуса бытует мнение — и оно имеет право на жизнь, — что нечего "этой социалке" растекаться по отдельным коммунальным учреждениям. Есть единый территориальный центр помощи нетрудоспособным гражданам, пусть он и тянет на себе все направления. А создание той же ночлежки путем "сарафанного радио" может привести в Севастополь новых бездомных, а значит, и очередные проблемы. Да и чего жаловаться: есть в Севастополе и общественные, и бюджетные организации, помогающие людям, попавшим в беду. Молодежь может переждать жизненные невзгоды в кризисном центре на ул. Толстого (правда, невзгоды должны быть не длиннее месяцев трех). А пожилого бедолагу могут пристроить в гериатрический дом-интернат (но! Только в порядке исключения).

К тому же демократическому обществу, на какой бы высокой ступеньке развития оно ни находилось, не удастся полностью избежать бродяг в подворотнях. Это — допустимый выбор взрослого человека. Но не ребенка, брошенного в роддоме, летавшего во сне на кроватке с инвентарным номером и получившего путевку в жизнь с явно проступающей надписью "на авось", а потом, много лет спустя, когда это "авось" все-таки не случится, морочащего голову уже новому поколению руководства необходимостью строительства ночлежки.

Украина вдоволь "наелась" беспризорности. На помощь детям спешат идеи и люди. За полтора последних года благодаря созданию консультативных пунктов при роддомах, Доме ребенка и женских консультациях социальным работникам и медикам удалось отговорить от отказа от новорожденных 20 севастопольских матерей. Даже если бы оставленных в семьях детей было в полтора раза меньше, это все равно был бы повод, чтобы поверить в искренность и действенность идеи открытия центра матери и ребенка. Если до конца года город не решит вопросы с помещениями и не создаст приюты для мам с младенцами и детей-сирот, он потеряет полтора миллиона государственной субвенции. Вместе с совестью. И это в мире, который еще два века назад понял, что все его богатства не стоят слезы одного ребенка.

Ирина КАРАТАЕВА.

В 2007 году в роддомах Севастополя были брошены 39 детей, за пять месяцев 2007 года матери оставили 18 новорожденных. В Украине проживают более 102 тыс. детей-сирот.

Другие статьи этого номера