Легкие Севастополя задыхаются: в существующих границах лесхоза почти нет территорий под новые посадки

На каждого севастопольского лесника приходится более 500 гектаров. Помимо основных обязанностей, они осваивают морское дело для охраны существующих лесов и заказников, патрулируют тропы с карманными кассовыми аппаратами, открывают туристические объекты национального значения и развивают науку, готовясь стать «профессорами лесных наук».

Сегодня Севастопольское лесоохотничье хозяйство располагается на 34 тысячах гектаров — это 40% территории нашего региона. Из них 11000 га — рукотворные леса. Благодаря труду севастопольских лесников Севастополь по праву считается самым благополучным регионом Украины по такому показателю, как "лесистость". Лесистость — это соотношение общей площади и той, которая занята посадками. Общепринятые мировые стандарты лесистости региона или страны — 20-22%. У нас этот показатель — 37%! Можно сравнить с ближайшими соседями: в целом по Крыму этот показатель — 16% — недотягивает до оптимальной нормы, при которой лес справляется со своими основными обязанностями, а люди обеспечены нормальным чистым воздухом. Вот с каких цифр должны, по идее, начинаться все имиджевые проекты развития нашего региона в туристско-рекреационном направлении! Что может быть благодатнее моря, солнца и целебной тени на берегах, где воздух полон кислорода, морской соли, йода и фитонцидов!

Но есть другая сторона этого благополучия: в Севастопольском лесхозе сегодня остался такой мизер территорий, на которых работники предприятия еще могут реализовывать себя как лесники. Они просто "задыхаются" в существующих границах, по сути, без возможности закладывать новые значительные посадки. Руководство государственного лесоохотничьего хозяйства уже сейчас обращается к властям города с просьбой передавать их "рекреационно-природному" предприятию неудобья, заброшенные земли и предприятия агропромышленного комплекса для воспроизводства "легких" Севастополя. Без этого, даже искусственно сдерживая объемы этой работы и руководствуясь принципом "Лучше меньше, да лучше!", работники лесхоза реализуют до конца весь свой лесокультурный фонд за семь лет. Что потом?.. Этот "фонд" ниоткуда не берется. Разве что, не дай Бог, сгорит. Но об этом лучше даже не думать.

А ведь Севастопольский лесхоз накопил огромный потенциал — по технике и технологиям, по специалистам наконец! Парадокс старый: знают — как, есть — кому, но… негде. А тут еще проблема: есть много разных желающих "откусить" от самого лесхоза кусок — под особняк ли, дачу, отель, ведомственную базу отдыха и т.п. Бесспорно, должна реализовываться и программа СЭР: город развивается, от этого никуда не денешься. Но земли сельхозназначения сейчас под мораторием. Куда расширяться? Только в лес. И лесхоз этому противиться не может, хотя порой под новостройки уходят его уже "облагороженные" территории. Особенно в черте города, где зелени и так становится все меньше. А ведь, казалось бы, все так просто: забрали участок с посадками — дайте хотя бы пустырь! Этого пока нет. Зато есть много "горячих точек", где сталкиваются самые разные интересы и силы, в т.ч. на севастопольском участке ЮБК.

Отрадно уже то, что сейчас лесхоз на пороге получения государственного акта на право пользования землей — на все 34000 га. Знаковое событие не только для него, но и для всего города: сразу 40% территории севастопольского региона будут, наконец, инвентаризированы, и их границы зафиксированы документально. Безусловно, возрастет и статус лесхоза: его работникам будет легче охранять флору, фауну и вести хозяйственную деятельность. Увы, не все заинтересованы в том, чтобы предприятие получило долгожданный госакт. Но без него 34000 га — просто "лакомый кусочек".

Все эти тысячи гектаров работники лесхоза охраняли почти в буквальном смысле слова. И отстояли: в прошлом году Всеукраинская коллегия лесников, которая проходила во главе со своим министром именно на базе нашего лесхоза, единодушно признала: это предприятие — лучшее в Крыму и среди первых в Украине. А накопленный здесь опыт работы достоин всяческого изучения. О завоевании столь высоких позиций наша газета тогда писала. Задача была не утратить их. И с тех пор сделано еще немало.

Первая и основная задача лесхоза — охрана, воспроизводство и рациональное использование лесных и животных ресурсов региона, потому что без использования нет развития. К сожалению, севастопольцы знают больше о третьей составляющей, понимая это "использование" как возможность отдохнуть на природе. Но это не так! Рациональность заключается в том, чтобы не нанести вреда использованием. Если это рубка, например, то она должна быть во благо: старые деревья вырубаются, чтобы дать жизнь, т.е. большую площадь питания новым, растущим рядом.

Учитывая, что наши леса относятся к 1-й категории защитности и выполняют в основном оздоровительную, водорегулирующую функцию, использование их ресурсов "под отдых" должно быть минимальным. Но и без этого, как показала жизнь, лесхозу обойтись нельзя. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло".

В годы, когда нужно было не только сохранить бесценное достояние региона, но и просто выжить, лесхозу распоряжением СГГА в 1996 г. разрешили оказывать платные услуги отдыха для населения и гостей города. И не столько из-за того, что финансирование предприятия было мизерным, сколько потому, что бесконтрольность посещения наших лесов создала в регионе весьма жуткую ситуацию по санитарному состоянию этих территорий, самовольным рубкам и, наконец, повышенной пожароопасности. Поэтому работники лесхоза были вынуждены начать регулировать потоки отдыхающих, концентрировать их в определенных для этого районах и урочищах, защищая другие уникальные уголки или уменьшая на них нагрузку. Теперь эта работа стала необходимостью, а за опытом севастопольских лесников по организации отдыха, оборудованию для этого мест и сезонных лагерей приезжают их коллеги из всех областей Украины.

А ведь начинали с малого — тогда была только Торопова дача. Потом — 6 мест отдыха. Сейчас в списке утвержденных — 24 таких прекрасно оборудованных объекта. Цена посещения — от 10 до 20 грн в сутки с туриста. Но за это — и лес, и вода, и дрова, и столы, и навесы, и мешки для мусора. И поток таков, что пришлось даже на платные места установить лимиты. Кроме того, есть еще порядка 50 бесплатных уютных беседок на полянках и опушках. А ведь на первых порах все сделанное руками лесников (благо был тогда свой деревообрабатывающий цех) буквально разносилось в щепки, сжигалось и разорялось. Но они упорно продолжали ставить на тех же местах скамеечки, столы и навесы. И постепенно "гости" стали сознательнее — перестали все разрушать в конце гуляний или уносить. А порубка теперь — нонсенс и рассматривается как ЧП. Ведь и контроль отдыхающих за посещением лесов на собираемые деньги предприятие смогло существенно усилить.

Например, полностью перекрыть доступ от санатория "Айя" в одноименный ландшафтный заказник (90 га). Теперь там на двух КПП круглые сутки дежурят 5 человек. И пускают только студентов и научных работников с исследовательскими целями. Да и то после обязательного согласования с органами экобезопасности и с условием представления потом выводов и предложений по охране природы заказника. А берега патрулирует специально купленный для этого лесхозом катер. Результат: нигде уже не встретишь ни бумажки, ни бутылки, а кое-где возобновился или появился травяной покров. На очереди — наведение порядка в Затерянном мире.

Другое: если раньше от мыса Айя до мыса Сарыч за порядком пытались уследить всего два лесника, то теперь там более 10 работников, а "летние" сборы помогают нанимать на сезон еще. Правда, лесники с портативными кассовыми аппаратами, подходя к палаткам или на крутых тропах, поначалу шокировали отдыхающих. Сейчас этот сервис воспринимается как должное. Уже не говоря о том, что только благодаря платным услугам предприятие смогло очищать не только места отдыха, но и все лесопосадки, а также обеспечивать горючим в должном объеме все свои пожарные посты.

Развивая индустрию отдыха, лесхоз организовал и получил разрешение водить туристов по двум специальным маршрутам: 5-дневный переход — с Мекензиевых гор до Ласпи и второй, чуть покороче, — вдоль берега от Балаклавы до мыса Айя.

Четыре года лесники бились за то, чтобы сделать общедоступной уникальную в общенациональном масштабе Скельскую пещеру. Она, может, и меньше Мраморной или Красной, но единственная пещера в Крыму, которая уходит не в глубь земли и не параллельно поверхности, а вверх — в толщу горы. Разрешение на использование территории вокруг пещеры у лесхоза уже есть, ее уже облагородили и оборудовали. Сейчас все на предприятии ожидают получения долгожданной лицензии, которая позволит официально включить Скельскую пещеру в список туристических объектов.

В планах лесхоза — возведение еще более солидных объектов. В этом году должно начаться строительство биостанции на базе лесного кордона в урочище Ласпи — на свои и инвесторские деньги. Сейчас готовится рабочий проект. Это будет своего рода рекреационно-просветительный центр. Здесь иногородние коллеги будут не только изучать накопленный севастопольцами опыт, а те, в свою очередь, повышать квалификацию, но и со временем будет вестись научно-исследовательская деятельность. И таких объектов планируется несколько. Не зря же у лесхоза новое официальное название — "Государственное предприятие "Севастопольское опытно-лесоохотничье хозяйство". Так что есть шанс стать НИИ, а лесникам — "профессорами". Это и есть будущее. Помните, как у Пастернака: "За поворотом, в глубине лесного лога, готово будущее мне верней залога".

Другие статьи этого номера