Лягушки… со дна морского

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.

Этот журнал боевой и политической подготовки энной воинской части, явно имеющий отношение к регистрации неординарных случаев, произошедших с российскими военными моряками в различных водах Мирового океана, принес на продажу на книжный развал на Горке в далекие 80-е годы невысокий щупленький паренек.

На вопрос "Откуда такие флотские байки?" он ответил: "Да вот, на улице Супруна рушили сараи, так он, этот журнал, в углу лежал среди подшивок старых газет "Труженик моря".

…Любопытным, однако, оказался сей журналец. Вот подробное описание (с четким чертежным планом происшествия) навала СДК-11 на плавпричал N 2 в акватории оз. Донузлав (18.04.85 г.). А вот посадка на мель МРТ "Ульма" (21.04.85 г.). Или "Нарушение режима плавания подводной лодки в проливе Ла-Манш"… Два десятка историй, изложенных сухим канцелярским языком матерого штабиста или еще кого-то, автор — не летописец времен, своих координат не оставил.

На странице 13-й под заголовком "Навал в проливе Гуле-Дю-Пак на СС "Домбай" БПК "Николаев", казалось, весь этот морской инцидент изложен в обычной для автора манере. Зеленым фломастером почти поминутно обозначен маршрут СС "Домбай", желтым — координаты пути следования БПК "Николаев". Метеообстановка: ветер 240 град. — 6 м/с; море — 2 балла, видимость — 30 кбт. Причины: нарушение командиром БПК требований ст. 150 КУ ВМФ в части устранения от командования в сложных условиях обстановки; низкая организация наблюдения на корабле; нарушение капитаном СС "Домбай" требований правил МППСС 5, 8, 15. Все сухо и, прямо скажем, банально.

Но! На лицевой стороне рапортички был — почти символически — прихвачен клеем в четырех точках синеватый листочек. Он легко отслоился от "материкового" листа, и моим глазам на его обратной стороне предстал текст в пять-шесть абзацев, написанный мелким, очень четким и убористым почерком уже другого человека, вовсе не того, который заполнял служебные донесения относительно "навалов" и "касаний грунта обтекателем".

Из текста следовало, что навал БПК на СС "Домбай" действительно имел место. Но вовсе не из-за "устранения от командования" или от "безрасчетного управления маневрами", а тем паче не вследствие "низкого уровня штурманской подготовки".

Вначале в 02.35 оба судна находились друг от друга на расстоянии 42 кбт. Но через 25 минут по курсу БПК вдруг обнаружилось нечто неординарное. Море высветилось прямо по курсу очертаниями вращающейся против часовой стрелки гигантской шестеренки (каждая лопасть — не менее 1 километра).

При этом всей команде было слышно неприятно воспринимаемое подводное эхо от "песен" …сотен квакающих лягушек. В этом кваканье ощущался свой четкий, не поддающийся осмыслению "резон": шесть секунд кваканье было беспрерывным, затем — на три секунды — "концерт" явно переходил на полутона, а потом одно кваканье регистрировалось раз в минуту и — все по новой. После отточия неизвестный автор констатировал, что сверкающая в море "шестеренка" вдруг исчезла в пучинах вод, а на ее месте взглядам ничего не соображающего экипажа предстала огромная черная сигара. Объект двигался с огромной, невообразимой тогда для человека, скоростью — 155 узлов. И был он примерно 300 метров длиной. Капитан отдал приказ перестраиваться на южный фарватер пролива и дать полный ход — 18 узлов, совершенно забыв о… возможных маневрах СС "Домбай" явно в ущерб навигационной безопасности корабля.

И через полчаса, когда "сигара" погрузилась в море на целых 3 км (!), неизбежное произошло. Навал на СС "Домбай" оказался, правда, несущественным, но экипажу грозило расследование и, по крайней мере, добрая взбучка командиру. Впрочем, в официальном рапорте о ЧП ничего "такого" не значилось…

Кто автор этой "приписки"? Неизвестно. Да и появилась она (явно с легкой руки свидетеля) в более поздние времена, наверное, после развала Союза. О причинах же всего увиденного и услышанного второй "записывающий" (даже в гипотетическом плане) никоим образом не высказался. А хотелось бы знать его мнение, оно дорогого стоит, согласитесь…

Г. СТАРАТЕЛЕВ, военный пенсионер.

От редакции

Кандидат технических наук в области электронного приборостроения, действительный член Украинской академии биотехнологии и действительный член Академии ЭНИОлогии стран СНГ писатель Александр Кульский в газете "Факты" (март, 2007) дает кое-какие ответы на целый ряд возникших вопросов в связи с "кваканьем" и "сигарами", встречающимися в практике мореплавания:

— В океанах во время больших маневров появляются непонятные "подводные лодки". В Черном море моряки тоже наблюдали их. Они не могут принадлежать ни одному государству, потому что параметры их движения, глубина погружения (для океанских случаев) — до пяти-шести километров, что не соответствует возможностям существующих человеческих технологий. Самая современная лодка не способна опуститься ниже одного километра, ведь ее раздавит толща воды! Потрясают и размеры неопознанных подводных объектов — 200-300 метров в длину. И при этом они развивают скорость свыше 150 узлов, или 280 километров в час! Ничего подобного земляне еще не придумали…

Исследователи непознанного всерьез заинтересовались сюрпризами, которые преподносит мировой океан, — говорит Александр Кульский. — В частности, подводным эхо, напоминающим многократно усиленное кваканье лягушек. Его все чаще фиксируют гидроакустики подводных атомоходов. Те, кто слышал эти звуки, испытывали необъяснимое ощущение, будто они производятся осознанно и не имеют к известным обитателям морских глубин никакого отношения. Наука пока бессильна перед лицом этих явлений.

Другие статьи этого номера