На «Севастопольской волне» с Муслимом Сетаровым

Муслим Сетаров — редактор крымскотатарской программы на телевидении «Севастопольская волна». Ему 40 лет. Судя по возрасту, депортация крымских татар его не коснулась, но зато «отметила» судьбу его родителей. Зоре и Зюдий Сетаровы родом из Балаклавского района: мама родилась в селе Чергуна (ныне Черноречье) в 1937 году, отец — в селе Старшули (теперь называется Терновка) в 1932-м. Здесь, на этой земле, их корни. И любовь к своей земле, родине они пронесли через всю жизнь, передав это чувство своим детям.

ДЕТИ ВОЙНЫ

Как многие дети войны, они пережили обстрелы, бомбежки. Днем прятались в окопах, ночью возвращались домой. Мама потом рассказывала сыну, вспоминая детство, как село заняли немцы, как румыны единственную корову увели, оставив семью, где девять детей, без кормилицы. Зоре была седьмым ребенком. Ее отец, в начале войны призванный в армию, оказался в немецком плену, и после побега его уже не призывали, оставив помогать семье. Будучи деятельным человеком, он и в прифронтовых условиях умудрялся заниматься огородом — ведь кушать ребятишкам каждый день хочется. А однажды, когда семья после обстрела вернулась из окопа, дом оказался разрушенным. Оставшись без жилья, дети с родителями ушли в Сарабуз, ныне Гвардейское (откуда и были депортированы. — Авт.).

Дядя отца Муслима был подпольщиком. Однажды у него заклинило пистолет, и он передал его знакомому на починку. Немцы во время облавы нашли это оружие в мастерской. И ночью, когда отряд спускался из леса за продуктами, его уже ждала засада — дядю тогда фашисты расстреляли.

Тетя была депутатом Терновского сельсовета, у нее находились печати, которые она сохраняла во время войны, она тоже погибла.

Как рассказывают очевидцы, после прихода советских войск, 18 мая 1944 года, всех крымских татар подняли ни свет ни заря — в 4 часа утра, и семьями, где в основном были женщины, дети и старики, отправили на станцию Сюрень. Оттуда состав с вагонами, забитыми людьми, был направлен на Урал. Далеко не все пережили эту дорогу. А тот, кто доехал до места назначения, подорвал здоровье. Прожив на поселении несколько лет, мамина семья переехала в Узбекистан, где климат теплее и жили родственники (тоже депортированные). Отец приехал в Среднюю Азию позднее — в 50-е годы. Там молодые люди и создали семью.

ТАШКЕНТ — ГОРОД ХЛЕБНЫЙ

Муслим родился уже в Ташкенте. В 1970 году отцу как строителю дали квартиру, а до этого семья проживала в маленьком аварийном домике. Новая квартира была расположена как раз напротив Дворца спорта "Юбилейный" — тогда только построили ледовый каток в Ташкенте. Это был единственный каток в Средней Азии. На его открытие приехал Московский балет на льду. Мальчику было около пяти лет, и его вместе с другими детьми выбрали поздравлять артистов. Естественно, для того, чтобы выйти на ледовую арену на коньках, пришлось потренироваться. Ребенок запомнился, и, когда открыли детскую школу фигурного катания, Муслим легко прошел конкурс. Так с пяти лет началась его спортивная карьера.

В 1980 году с одиночного катания Сетарова пригласили заниматься спортивными танцами на льду. На тот момент он уже был четырехкратным чемпионом Узбекистана по фигурному катанию среди одиночек. Потом попал в сборную команду юниоров Союза. Тренировали команду олимпийские чемпионы Наталья Линичук и Геннадий Карпоносов: тогда они завершили свои выступления в большом спорте и перешли на тренерскую работу в общество "Динамо".

ВОПРОС НА ЗАСЫПКУ

— Когда ко мне приходили журналисты после очередной победы брать интервью, — вспоминает Муслим Сетаров, — часто спрашивали, кто я по национальности. Я отвечал: "Крымский татарин". Я всегда этим гордился. Иногда мама меня одергивала. А я твердил свое: "Я — крымский татарин". Конечно, я не разбирался во всех этих политических нюансах. Но что касается участия в соревнованиях высокого уровня — я практически был невыездной. Если я занимал первое место, а мальчик-узбек — 2-е, то его и отправляли на Всесоюзные соревнования. И все-таки за счет того, что нужен был результат, благоразумие брало верх — посылали меня. Правда, проблема возникала уже в связи с поездкой на международные соревнования…

В это время начал разваливаться Советский Союз, и заметно изменилось отношение государства к проблеме крымских татар. Это позволило Муслиму на закате спортивной карьеры выехать пару-тройку раз за границу. Вплоть до того, что участвовал даже в Олимпийских играх в качестве капитана команды Узбекистана. Первый выезд был в 1990 году в Чехословакию. А на Олимпийских играх и чемпионате мира он выступал в 1994 году: Олимпиада была в Норвегии, а чемпионат мира проходил в Японии, в Шибо (под Токио). Потом Муслим работал тренером. На тот момент родители уже уехали в Крым. Но проблема в том, что там нет фигурного катания, а спортсмен большую часть жизни этому посвятил. Кроме того, не теряя времени, учился в институте культуры на кафедре хореографии, потом перешел на режиссерский факультет, где, казалось, для него больше возможностей.

Сетаров не ошибся. В Ташкенте пытались создать свой балет на льду. И его пригласили в качестве главного режиссера-постановщика. Одна из крупных машиностроительных компаний — южнокорейская "ДЭУ" — в Узбекистане заявила себя спонсором. И шоу, подобное нынешнему популярному "Звезды на льду", проводили тогда на уровне Узбекистана, правда, без широкого показа по телевидению. Но этот счастливый творческий период был недолгим. Из-за финансовых трудностей ледовый каток перестал функционировать. После этого Муслима уже ничего не держало в Узбекистане. В эти годы крымские татары активно возвращались в Крым. В 1996 году Муслим вместе с красавицей-женой Заремой приехал в Крым на постоянное место жительства.

ТВОРОГОМ ТОРГОВАТЬ ТРУДНО

Поселились они с родителями в поселке под Симферополем. Муслим сначала занялся… торговлей. И в первые годы проживания в Крыму участника Олимпийский игр и чемпионата мира можно было видеть в районе вокзала с тяжелой ношей за плечами, спешащим с электрички на рынок, где он торговал молочной продукцией, заготовленной родителями. Оказывается, торговать творогом трудно. Летняя жара легко может перечеркнуть все усилия, приходилось немало поволноваться, прежде чем продать. Параллельно приходилось заниматься вопросами гражданства. В это время родители по совету знакомых вошли в жилищный кооператив в Севастополе. Деньги на кооператив были взяты в долг. Надо сказать, что квартиру в Ташкенте продали за смешную цену. Если здесь 3-комнатная квартира в то время стоила 20 тысяч у.е., то в Узбекистане — от 1 до 3 тысяч. В этом трагедия крымских татар. Ведь, имея дома, имущество, все это люди оставляли, отдавая за бесценок. Там прекрасно понимали, что татарам надо уезжать, и диктовали свою стоимость. А в Крыму знали, что жилье приехавшие купят — и цены соответственно росли, как на дрожжах.

Но жизнь начала налаживаться. В меджлисе Муслиму порекомендовали заниматься хореографией в студии при фонде имени Изидинова. Оставив коммерцию, с коллективом студии "Арзу" Муслим проработал лет шесть. Но поскольку в самом Севастополе татарских детей мало, а села компактного проживания крымских татар расположены далеко и детей не могли возить на занятия, пришлось оставить это дело: группа из 5-6 детей — это еще не коллектив. Не было и технических условий для занятий. Поэтому когда студию временно закрыли, Муслим перешел в частную школу, где преподавал хореографию, лечебную физкультуру. А недавно Муслим Сетаров возглавил крымскотатарскую редакцию на Севастопольском телевидении.

— Стараемся выпускать информационный блок на крымскотатарском языке, — рассказывает редактор. — С целью популяризации родного языка поддерживаем уровень знаний. Как бы пропагандируем его среди крымских татар, чтобы эту речь чаще слышала молодежь. Но мы этим не ограничиваемся. У нас немало зрителей других национальностей — русскоязычных. Им интересно смотреть наши передачи, при встречах они выражают свои мнения. Суть в том, что мы готовим передачи и на русском языке, и на татарском. Когда сюжет идет на татарском языке — делаем бегущей строкой перевод на русский. Словом, информация доступна многим. Как правило, передачу начинаем с новостей о меджлисе, политических и других событиях. Следующая часть посвящена людям. Есть цикл передач "Жизненный путь", посвященный нашим ветеранам Великой Отечественной войны, затем — детям войны, которые вынесли испытания на своих плечах, тема депортации и так далее. В то же время телевидение не обходит стороной культурные события города, национальные праздники, традиции разных народов, которые проживают в Севастополе…

Еще один штрих к портрету редактора. При знакомстве с Муслимом Сетаровым и его творчеством выделяешь, безусловно, характер сильной личности, несущей не только заряд активной жизненной позиции, но и человечность. Особенно это заметно по его хроникальным очеркам, проникнутым сочувствием к простым людям, которые пытаются обустроиться на земле своих отцов.

Другие статьи этого номера