Виктор — значит «победитель»

Малоизвестные страницы из жизни Героя Советского Союза генерала Колядина, сбившего не только 16 фашистских самолетов в годы Великой Отечественной войны, но и 6 американских самолетов — три истребителя F-86 и три «летающие крепости» Б-29 в ходе Корейской войны.
Ровно три года прошло с того времени, когда ветерану войны севастопольцу Герою Советского Союза генерал-майору авиации в отставке Виктору Ивановичу Колядину в торжественной обстановке на День города вручили удостоверение, знак и нагрудную ленту «Почетный гражданин Севастополя». В июне 2004 года его имя было высечено в граните на мемориальной стене в центре Севастополя. За 96 лет 25-м по счету в когорте почетных людей Севастополя стал В.И. КОЛЯДИН.

Виктор Иванович Колядин — самый титулованный из всех ветеранов Великой Отечественной войны, проживающих в Севастополе. Да, пожалуй, и во всем Крыму. Генерал-майор авиации, заслуженный военный летчик СССР, председатель Севастопольского комитета Международного союза городов-героев, Герой Советского Союза, кавалер двух орденов Ленина, шести орденов Красного Знамени, двух орденов Отечественной войны I степени, ордена Красной Звезды, орденов и медалей КНДР и КНР, орденов Богдана Хмельницкого I и II степени… Стольких наград и званий сегодня нет ни у одного из наших ветеранов.

Виктор Иванович Колядин — участник двух войн. Причем, выполняя интернациональный долг в Корее в начале пятидесятых годов, он, будучи командиром авиаполка, сбивал не какие-нибудь, а хваленые американские самолеты.

… Начинал Виктор Колядин свои боевые полеты в годы Великой Отечественной войны на легких ночных бомбардировщиках У-2 и Р-5.

— Работа была очень опасная и рискованная, — вспоминает Виктор Иванович. — Что такое осуществить средь бела дня авиаразведку на тихоходном У-2?!

Задача не для слабонервных. Нужно было маневрировать, уходить от преследования истребителя и в то же время вести разведку, а значит, становиться хорошей мишенью для вражеской скоростной машины — большой риск быть сбитым.

И не единожды отважный летчик Виктор Колядин возвращал свой самолет после выполненного задания с пробоинами на крыльях и фюзеляже. Пройди пуля или снаряд в другом месте — и…

Задания приходилось выполнять разные. Например, забрасывать разведчиков на вражескую территорию. Делалось это скрытно, ночью. Забрасываемый находился в передней кабине. Летчик выходил в заданный район и с высоты 400-500 метров сбрасывал парашютиста.

Думается, вовсе не случайно двадцатилетнего Виктора Колядина назначили заместителем командира эскадрильи. Это уже 8-12 самолетов. А в 1944 году старший лейтенант Колядин — уже командир эскадрильи 68-го гвардейского истребительно-авиационного полка 5-й авиадивизии 3-й воздушной армии 3-го Белорусского фронта. Особо отличился гвардии старший лейтенант Колядин в Белорусской и Восточно-Прусской операциях. С 22 июня 1944-го по 19 апреля 1945 года летчик совершил 185 боевых вылетов, принял участие в 30 воздушных боях, в которых сбил 16 (записали 15) вражеских самолетов. Три раза летчика сбивали. Трижды за годы войны он покидал горящую машину. Не единожды был на волоске от смерти. На американской "аэрокобре" с неработающим двигателем садился без шасси. Врезался в дерево. Всяко бывало: переломы, ранения, контузии. Лечился и вновь возвращался в строй. Все перемог отважный летчик.

Летом победного сорок пятого был подписан Указ о присвоении капитану В.И. Колядину звания Героя Советского Союза.

Кенигсберг, Калинин… Затем всю дивизию направили в Подмосковье для обеспечения ПВО Москвы. В ту пору Виктор Колядин осваивал ЯК-15, МИГ-9, МИГ-15. В 1950 году в качестве командира 28-го гвардейского истребительного авиаполка подполковника Колядина направили в Северную Корею для оказания интернациональной помощи дружественной нам стране. Вот здесь-то и пришлось отважному летчику воевать с недавними союзниками. Наступил период "холодной войны".

Подполковнику Виктору Колядину было труднее вдвойне и даже втройне, поскольку он первым поднимался в воздух, был летчиком номер один и, кроме того, отвечал за всех своих подчиненных, вырабатывал и совершенствовал тактику действий против американской авиации, господствовавшей в небе над КНДР.

— Даже при самом благоприятном для нас раскладе американские летчики в корейском небе численно превосходили советских, — рассказывает Виктор Калядин. — В соответствии с этим и строилась тактика действий. Главное — сбить бомбардировщики. Часть МИГов нацеливалась на это, а часть вела бой с истребителями противника, прикрывавшими бомбардировщики. Когда охранение разрушено, летчики "летающих крепостей", понимая, что могут быть сбитыми, уже не могли вести прицельное бомбометание. Или делали это с трудом. Срабатывал психологический фактор. Поскольку нас было меньше, мы атаковали обычно первую группу. Завязывался бой, который расстраивал работу всей группировки, вносил сумятицу и неразбериху в стан противника и, как правило, срывал выполнение задачи.

Однажды в Андуне группа Колядина, возвращаясь с задания, обнаружила одинокий Б-29.

Колядин скомандовал своему ведомому Василию Бушмелеву: "Атакуй, прикрою!"

Раздалась короткая очередь. У Бушмелева тоже закончились боеприпасы. "Попробуй таранить", — услышал Колядин с командного пункта голос знаменитого Кожедуба.

Что значит таранить на МИГе "летающую крепость"? Это значит — воткнуться в корпус Б-29. То есть верная смерть. Ради чего? Колядин знал, что Б-29 шел последним в группе бомбардировщиков, а потому с единственной целью — контроля. В его задачу не входило бомбометание, а значит, он не мог причинить вреда.

К тому же Б-29, заметивший наши МИГи, поспешил восвояси. Тарана не было. Правильность принятого Колядиным решения после разбора полетов признал не только Кожедуб. Не было ни малейшего основания упрекнуть Героя в трусости или малодушии. Он никогда не отсиживался за чужими спинами. Наоборот, летал на боевые задания чаще, чем другие. Случилось даже, что в бою с американскими асами его самолет был подбит. Двигатель почти не работал и факелил. Не работал и ряд приборов, стойка шасси… И все же он дотянул до аэродрома и буквально шлепнулся на бетонку. Сам сумел выбраться из кабины. И что удивительно — в тот же день снова поднялся в воздух!

После Кореи В.И. Колядин попал в Подмосковье, в Клин, стал заместителем командира авиадивизии, а окончив Академию ВВС имени Ю. Гагарина, был направлен в г. Троицк (Уральский ВО) командиром истребительной авиадивизии армии ПВО. После Академии Генерального штаба Колядина назначили заместителем командующего армии ПВО в Уральский военный округ, он стал генерал-майором, а затем заместителем командующего Бакинским округом ПВО. Свою военную службу Виктор Иванович завершил начальником кафедры в Академии ПВО. В 1976 году прославленный ас переехал в Севастополь. На его счету к тому времени было более 60 типов освоенных самолетов, около 600 боевых вылетов.

Сколько же испытаний выпало на долю этого человека и в годы Великой Отечественной, и в период Корейской войны, и в наши дни, когда ветераны брошены на выживание! С болью в сердце восприняли фронтовики кончину Советского Союза. Не стало их большой Родины, которую они так любили и защищали.

Непросто и 85-летнему ветерану Колядину. Несколько лет назад похоронил жену — Анатолию Константиновну, с которой они вырастили троих сыновей, нянчили внуков и внучек. А затем простился и со старшим сыном Константином, которому было 59 лет. Каково отцу хоронить собственного сына?! В балаклавской больнице генерал стойко перенес тяжелую операцию, после которой в левую ногу вживили протез. Ходил на костылях и благодарил хирурга от Бога Геннадия Дмитриевича Олейниченко, что спас ему ногу. Сейчас инвалид 2-й группы Виктор Иванович Колядин ходит с палочкой. А еще в 2000 году в Киеве, в институте Амосова, ему вживили сердечный стимулятор, ибо пульс у ветерана был в три-четыре раза ниже нормы. Давали о себе знать раны, контузии, травмы, полученные в боевых полетах. Сейчас регулятор ритма сердца выдает 60 импульсов в минуту, и без него фронтовику теперь не обойтись…

Но что характерно — о своих бедах, болях ветеран предпочитает не распространяться и собственными проблемами не "грузить" родных и близких.

Его сегодняшнее бытие, как и фронтовая молодость, последующая офицерская зрелость, генеральская мудрость и справедливость служат добрым примером, жизненным ориентиром для других. Он и сейчас, в 85 лет, живет по высоким нравственным критериям, по законам офицерской чести, предъявляя к другим, и прежде всего к себе, повышенные требования. Заботится не только о собственной семье, но и об интересах многочисленных ветеранов как председатель Севастопольского комитета Международного союза городов-героев стран СНГ, член президиума Севастопольского комитета ветеранов войны и Вооруженных Сил, других общественных и ветеранских формирований.

Несколько лет генерал Колядин бился за появление Дома ветеранов в Севастополе. И вместе с другими ветеранами добился желаемого! "Пробил" и создание Аллеи городов-героев, которую военные строители Черноморского флота возвели к 60-летию Великой Победы. Да разве перечислишь все его инициативы? Он и сегодня в бою, как было шестьдесят с лишним лет назад, когда поднимал самолеты во фронтовое небо, громя фашистов. Только сегодня это совсем другой бой. Бой за права и достойную жизнь ветеранов. К сожалению, победить в нем бывает труднее, чем в воздушном бою с конкретным противником. И хотя силы уже не те, но отступать генерал Колядин не собирается. У него и имя то Виктор, что в переводе означает "победитель". Сейчас вот "воюет" с чиновниками Нахимовского района, тормозящими создание музея нашего земляка, легендарного полярного исследователя дважды Героя Советского Союза доктора географических наук, Почетного гражданина Севастополя контр-адмирала Ивана Дмитриевича Папанина, чьим именем названа одна из улиц города.

В. ПАСЯКИН.

* * *

Утром 2 июня скромную квартиру Героя навестили председатель Севастопольского горсовета Валерий Саратов, председатель Гагаринского районного совета Раиса Семенова и председатель райгосадминистрации Сергей Заец, представители ветеранских и общественных организаций. Они сердечно поздравили Виктора Ивановича с 85-летием. А 4 июня заслуженного ветерана поздравляли с юбилеем в Севастопольской городской госадминистрации, а затем в Севастопольском Доме ветеранов. Его чествовали не только руководство города, но и многочисленные ветеранские организации, представители двух братских флотов. Дай Бог вам, Виктор Иванович, здоровья и еще долгих лет жизни во благо нашего любимого города!

Другие статьи этого номера