Севастопольский военно-морской госпиталь ВМС Украины оказался под угрозой расформирования

Высоким киевским чинам приглянулась рекреационная территория лечебного заведения?Нет, замков на аккуратно окрашенные ворота госпиталя в районе бухты Круглой пока не навешивают. Борьба за достояние севастопольских военных медиков ведется проверенными временем, цивилизованными методами реформ. На днях госпиталю будет "спущено" из Киева новое штатное расписание, о котором главным специалистам заведения доложить не потрудились. Известно лишь одно — персонал госпиталя попадает под значительное сокращение.

Это стало возможным благодаря очередной директиве Министерства обороны Украины, датированной самым концом прошедшего года. Согласно ей, реформированию подлежат 632-й медицинский склад Симферополя, 10-я поликлиника, расположенная в СВМИ им. П.С. Нахимова, стоматология — там же и центральный госпиталь ВМС. Четыре лечебных учреждения, стабильно функционирующие и расположенные в общей сложности в семи военных городках в двух разных городах, решено объединить в единый центр, отдаленность подразделений которого составит не менее 40 километров один от другого. Что, по мнению начальника 540-го Центрального военно-морского госпиталя Военно-Морских Сил Вооруженных Сил Украины, кандидата медицинских наук полковника медицинской службы Петра Пепескула, опровергает само понятие центра, как нечто расположенное компактно.

"За свою почти 28-летнюю службу в Вооруженных Силах я не могу вспомнить периода, в который не было бы реформирования, — говорит Петр Пепескул. — Как правило, все эти реформы начинались с назначения нового высокого начальства. И характерной чертой является то, что ни одна из этих реформ не была доведена до конца. Именно такое состояние дел наблюдается и в военной медицине Украины. Сегодня директивой о создании центра в Севастополе предусматривается ликвидация существующих в настоящее время лечебных заведений. Хочу обратить внимание на то, что все военно-медицинские заведения Севастопольского гарнизона прошли государственную аккредитацию и получили лицензии на право заниматься медицинской практикой. При их ликвидации отмеченные сертификаты и лицензии будут упразднены, а получение новой аккредитации и лицензирование нуждаются в значительных финансовых расходах и рабочем времени. Кроме того, реформа не предусматривает никаких финансовых вливаний в отрасль, об укреплении материальной базы госпиталя не сказано ни слова. За бессмысленными организационными мероприятиями пытаются скрыть бездействие".

Печальный опыт организационного реформирования существующий госпиталь получил еще в 2004 году. Тогда 14-й военно-морской инфекционный госпиталь, расположенный на Северной стороне, властным решением превратился в филиал 540-го Центрального военно-морского госпиталя. Самостоятельный военный и хозяйственный организм стал дополнением госпиталя, что привело к значительному ухудшению материального снабжения, сокращению личного состава и возникновению ряда неудобств в работе как основной базы, так и ее филиала. Кроме того, как только 540-й госпиталь стал правопреемником инфекционного, его счета были арестованы в связи с задолженностью заведения перед экологической инспекцией Севастополя.

Госпиталь, буквально "выношенный" стараниями многих севастопольцев, и в первую очередь бывшего командующего ВМС Михаила Ежеля, в период становления отечественных Военно-Морских Сил постоянно втягивался в экспериментальные игры чинов, не имеющих к этому заведению никакого отношения. "Я не видел ни одной публикации, не слышал ни об одной научной конференции, где вопрос создания военно-морского центра в Севастополе был бы обсужден и научно обоснован, — продолжает Петр Пепескул. — С 1996-го по 2001 год госпиталь располагался на базе городских больниц. Этот почти пятилетний эксперимент закончился полным фиаско. Решение о переходе госпиталя на новую базу принималось только после изучения этого вопроса комиссией ГВМУ во главе с генерал-майором медицинской службы М.М. Вовкодавом. Согласно акту, составленному этой комиссией, на развертывание госпиталя на фондах санатория "Омега" было необходимо выделить из госбюджета 11 млн гривен. Деньги так и не поступили до этого времени".

Но, кажется, денег у украинского военного ведомства нет только для медицины. На "гордость" украинских ВМС — подводную лодку "Запорожье", ни разу за 10 лет не вышедшую в море, — по данным начальника госпиталя, ежегодно тратилось от трех до восьми миллионов гривен. Немало денег было потрачено на модернизацию санитарного катера "Сокаль". Использование его по прямому назначению вызывает сомнения у полковника медицинской службы, поскольку он "категорически против экспериментов над больными". Зачем проводить операции на катере, если при действиях в акватории Черного моря длительность перелета вертолетом с самой далекой точки до берега не превышает двух часов? В первую очередь, уверен Пепескул, необходимо создать достойные условия труда в стационарах, а уже потом оснащать катера и самолеты.

Вместе с тем ежегодно через севастопольский госпиталь проходит около шести тысяч больных. И это не только военные моряки. В числе получающих неотложную высококвалифицированную медицинскую помощь — тысячи севастопольцев: пенсионеры Вооруженных Сил, участники боевых действий, "афганцы", их вдовы. Пролечено 200 ветеранов Великой Отечественной войны. И, заметьте, здесь они лечатся за счет средств Министерства обороны Украины, а не городского бюджета, как это происходит в госпитале Черноморского флота Российской Федерации. И высокие городские руководители это понимают: недавно глава СГГА Сергей Куницын привез госпиталю медицинское оборудование на 35 тысяч гривен.

А вот Киеву, есть подозрение, нужен все-таки очередной санаторий для "приближенных". Никакой помощи госпиталю не оказывается, напротив, говорит Пепескул, "все ведется к развалу". А ведь настоящая государственная позиция должна выражаться в создании в Севастополе мощного военного госпиталя. В городе живет около 30 тысяч ветеранов, вместе с их семьями цифра может достигнуть почти 80 тысяч человек. А при возложении на ЦВМГ функций медицинского обеспечения всего Крымского полуострова количество необходимых койко-мест вырастет еще в несколько раз. Но вместо укрепления материальной базы госпиталь получает сокращение штатов и… наскоки предпринимателей. "То один предприниматель пришел, то другой с непонятными бумажками, — рассказывает Пепескул, — заборов тут понастроили, пока прокуратура не возбудила дело по этому факту". Собственно, эти поползновения и дают почву для домыслов в тайном смысле новых штатов. Одно судебное решение по возвращению инфраструктуры в фонды госпиталя уже существует. Будет ли следующее, никому неизвестно.

Другие статьи этого номера