«Забытые, никому не нужные», —

так с горечью начали свой рассказ Тамара Вячеславовна Иванова и Раиса Трофимовна Гаврилюк. Свою жилетку с орденами и медалями Раиса Трофимовна надела уже в кабинете редакции, для фотосъемки. А так надевает лишь по праздникам. «А я и не взяла, — сказала Тамара Вячеславовна. — У меня и наград поменьше».Престарелые женщины (одной — 87 лет, другой — 81 год) с трудом поднялись на третий этаж нашей редакции. Обе — инвалиды. Без палочки уже и шагу сделать не могут, а тут такая крутая лестница. Не было бы нужды, не пришли бы к нам.

Одиноких женщин-фронтовичек привели в редакцию обида и горечь.

— Больно. Никому мы не нужны. Даже открытки к Дню Победы нам не прислали. Не поздравили, — говорит Раиса Трофимовна. — И вообще никто никогда нас никуда не приглашает, даже на День пожилого человека, хотя мы входим в совет инвалидов войны и Вооруженных Сил. А у нас ведь никого нет. Жить трудно. Раньше хоть к Дню Победы заботу ощущали.

Раиса Трофимовна была совсем ребенком, когда кулаки убили ее родителей. Отец, коммунист, проводил в селах продразверстку. Мать была сельской учительницей. Остались Рая и трое братьев. Миша вскоре погиб на финской войне. Степан сложил голову на другой границе, когда шла война с Японией.

Рая прямо из детского дома вместе с подружкой решила отправиться на фронт. Было ей тогда 15, только закончила семь классов. Конечно, с первого захода девочек не взяли, хотя они, комсомолки, убеждали, что Родине нужны радисты и телеграфисты, что они отлично овладели этими специальностями в школе Осовиахима, что в противном случае будут жаловаться. Не получилось. Видно, не только строг, но и сердечен был военком: "Подрастите, пока без вас повоюют". Но девочки не захотели ждать, и из своей станицы отправились в Краснодар, прибавив себе по три года.

Так началась ее военная служба, служба солдата. Началась в 41-м и растянулась на семь лет. Она стала связисткой 21-й горнострелковой дивизии. Потом была направлена в воздушную десантную дивизию. Ранение за ранением, но она не уходила с фронта, хотя по контузии могла демобилизоваться. Она летала на бомбардировщиках, когда в 1944 г. начались бои за Крым. Участвовала в освобождении Новороссийска, Керчи, Феодосии, Севастополя. Воевала в Польше, Чехословакии. Закончила войну в Берлине. А с 1948 года она уже работала в Севастополе. Работа тоже неженская — шофер в АТП бытового обслуживания. До 1992 года. Тихо, скромно. За столько лет ни одной аварии, масса грамот и благодарностей. За самоотверженность и надежность определили ее, женщину, командиром общественных инспекторов ГАИ.

Похоронила мужа, потом дочку. Раиса Трофимовна не любит говорить о себе. Рассказывает, волнуется, с трудом вспоминает цифры и даты. Лишь ее документы красноречиво напоминают о трудной и самоотверженной жизни.

Не любит вспоминать прошлое и Тамара Вячеславовна Иванова. А ведь она ушла на фронт с четвертого курса Курского медицинского института. Была хирургом полевого эвакогоспиталя N 399 Украинского фронта. Чего только не повидала! В Севастополе Тамара Ивановна живет с 1963 г. Работала все годы хирургом в 1-й городской поликлинике. Сколько жизней спасла! "Сам Бурденко мне руку пожал". Муж тоже воевал. Был морским летчиком, 13 лет назад ушел из жизни. Тамара Ивановна живет одна. В 87 лет это далеко не просто.

— Забываешь, бывает, даже, как тебя зовут, — сокрушается она. — А тут еще расстройства. Раньше получали к Дню Победы "лужковские" деньги. Придешь, паспорт покажешь, тебя сверят по списку. И все в порядке. А теперь пошла волокита: один документ принеси, другой. В итоге: "Сегодня денег нет. Придите завтра".

Вот и ходим туда-сюда. Три раза уже были на Балаклавской. Доказывали. А что изменилось с прошлого года? Разве то, что мы уже еле ходим. Того и гляди — упадем где-нибудь на дороге. А то и документы потеряем. А документы — это моя жизнь. Если я потеряю, кто я буду?

Так и ходят две женщины, проживающие на ул. Ефремова, из учреждения в учреждение, из кабинета в кабинет. Опираются на палочки. Прижимают к груди сумки с военными билетами…

Другие статьи этого номера