Ментальное фото

Не устану повторять: «Время жить в Севастополе!» Это — не заклинание провинциала, а… признание в любви городу и всем, кто его населяет. Мне есть с чем и с кем сравнивать — большего паноптикума и мозаики персонажей я нигде не встречал.
Сегодняшним героем «Профилей» станет… станут пассажиры маршрутки, направляющейся из «спального» района в «севастопольский центр культуры и досуга», в дальнейшем именуемый оптовым рынком «5-й километр».В принципе, мы все непременно поедем на 5-й километр. Правда, не за покупками. Видимо, очень умный человек придумал объединить под одним брендом городское кладбище и любимое "место отдыха" горожан. Таким образом, каждый из нас радостно свыкается с мыслью о том, что поездка на 5-й однажды станет для каждого последней! Но это будет нескоро, а пока… Обыкновенный севастопольский "топик" (он же "топ"), до отказа набитый потенциальными покупателями всего, что продается. Утро, суббота, жарко. Сижу позади всех и прислушиваюсь к разговорам. Ощущение, будто мобильная телефонизация в Севастополе достигла критических размеров: у четверых из 18 пассажиров по две "трубки". У остальных — по одной. И все они постоянно исполняют Моцарта, Баха, Гайдна и Бетховена. Если закрыть глаза, то представляется концертный зал консерватории! А теперь — стенограмма монологов и диалогов без авторской цензуры. 28 минут из жизни 18 севастопольцев и гостей города (себя и угрюмого водителя я в список не включил).

— Да, Люда? Нормально. Еду в "топике"… На 5-й. Часа полтора. Да надо кое-чего прикупить. Жена напрягла. Хорошо, перезвоню. Пока.

* * *

— Кирилл? Какой Кирилл?! Позавчера в "Омеге"?! Странно… И?.. Хорошо, давай. На 5-й. Подъезжай. Через двадцать минут на "Переходе". Но я тебя смутно помню.

* * *

— Мама, скоро уже?

— Не нуди.

— Я и не нужу. Лучше бы на море пошли.

— По-моему, это тебе кроссовки нужны.

— Ага, кроссовки, ты же сказала, что хочешь "прошвырнуться" по рынку.

— Слушай, у меня всего два выходных! Ты можешь мне их не портить?!

* * *

— Алло! Привет. Че звоню. Вчера рассказали, приколись! Звонок в пожарную часть: "Мужики, помогите!" — "У вас пожар?" — "Хуже. У меня дома менты с врачами дерутся! Куда мне звонить?!" Прикольно? Ладно, услышимся.

* * *

— Записывай. Ящик "Алиготе" в тетрапаках, два массандровского портвейна по 0,7… Красный. Белый не идет. Так, что-то еще… А, "Рислинг" — два и давай попробуем "Каберне", хотя… Ладно, попробуем. Все, позвони из магазина. Я на 5-й за посудой.

* * *

— Все говорят: коммунисты плохие! В сравнении с сегодняшними "демократами" они были ангелами. О людях хоть заботились, да и воровали меньше. Держава была! А сейчас — одни княжества со своими князьками.

— А вы все ностальгируете?! Дешевой колбасы и водки хочется?

— Да, молодой человек, хочется. А еще хочется, чтобы горячая вода была хотя бы два часа в день.

— Бойлер купите.

— На пенсию?!

* * *

— Приветики! Не-а, одна. На 5-й еду. Не знаю, просто посмотреть. Во сколько? ОК.

* * *

— Здесь так здорово. Такое море теплое. Сейчас? В Балаклаву едем. На "дикий" пляж. Понудим, пивка попьем. Приезжай! Тут классно, правда, пиво, блин, дорогое. Дороже, чем у нас. Зато офигенное! А девчонки!.. У нас такие пешком не ходят! Квартиру сняли посуточно. Ни фига, по-нашему шестьсот в сутки. Зато недалеко от моря. Нет, на русском. Не парься, приезжай! У меня роуминг, сейчас влетишь. Давай. Чмок!

* * *

— Че читаем?

— Вы такого не знаете. Михаил Веллер.

— Фашист?

— Думаю, еврей.

— А о чем?

— О Сергее Довлатове.

— О, русский?!

— Не-а, тоже еврей. Наполовину.

— На вторую половину русский?

— На вторую половину — армянин.

— Понятно…

* * *

— Ну что? Заплатила? Сколько? Они что там, о…пупели?! Теперь хоть без проблем? Ладно, дома поговорим.

* * *

— Смотри, еще один супермаркет строят! В Севастополе скоро их будет больше, чем… жителей.

— В них все дешевле, чем на рынке.

— Ну и времена! Вот раньше…

— Да хватит вам!

Сижу, закрыв глаза, и пытаюсь вспомнить, как севастопольцы проводили выходные лет двадцать назад. Кино, мороженое, непременно прогулка по Приморскому, загородный пикник, театр… Теперь вот оптовый рынок… Подмена ценностей?! Все разделились примерно на две равные половины: те, кто продают, и, соответственно, те, кто покупают. Вроде бы надо радоваться — широкий ассортимент и повысившаяся покупательная способность, но… провести выходные в неторопливом шествии вдоль рядов с ширпотребом?! Странно, но большинство так ничего и не покупает! В основном это — женщины. Посмотреть, прицениться, померить и уйти, чтобы вечером часа полтора по телефону описывать свои ощущения подруге. Так, стоп, я же хотел обойтись без комментариев!

— Он такой классный! Вчера ходили в ночной клуб и зажигали до двух ночи.

— А в чем ты была?

— В бриджах и в зеленом топе. Помнишь, такой с блестками? И, короче, он говорит…

* * *

— Алло! Да, узнал. Привет. Еще нет. Еду в маршрутке. На 5-й. Да надо одну хрень прикупить. Давай часа в два на Ушакова, идет? Все. Чмок!

* * *

— Мама, скоро приедем?

— Скоро. Ты куда-то торопишься?

— Надоело уже. Так это мы еще не приехали. А потом будем два часа ходить, как в прошлый раз, да?

— Не знаю, посмотрим. На мобильный, поиграйся.

— Не хочу я играться.

— Тогда не нуди.

* * *

— Алло! Снова я. У меня клевая идея: давай под тебя откроем ЧП! Как это "зачем"?! Еще одна "точка", разве плохо? Ты подумай. Будет капать по сотке в день чистяком, мне отстегнешь 20-30, остальное — твое. Подумай!

* * *

— Привет! Ты где? Я в "топе". Как думаешь, может, взять то розовое, что с тобой в среду смотрели? 650. Да, но у меня только пятьсот. Может, подъедешь? Перезвони, я подожду на остановке.

* * *

— Ого, смотри, авария! Некисло она его догнала! Штуки на две попала! Им борщи варить, а не за рулем сидеть.

* * *

— Узнал? Ты это, не злись, как-то само все вышло. Я же не специально! Ой, подумаешь! И что с того?! Мы же не целовались. Да ничего не было, просто проводил и все. Что ты так все болезненно воспринимаешь? Тебе никто не говорил, что ты — жуткий ревнивец? Ну и черт с тобой! Подумаешь. Сам звони, я больше не буду.

* * *

— Обалденный у вас город! Такой чистый и белый. Как вы в нем круглый год живете? Сюда же приезжать надо на несколько дней, чтобы не привыкнуть. Вы — коренная?

— Типа того.

— Мы с друзьями вчера сидели у моря и тут — салют! Первый раз в жизни видел салют над морем!

— У нас салюты чуть ли не каждый день.

— Вот я и говорю, что к этому быстро привыкаешь, глаз замыливается и воспринимаешь не так. А у меня этот салют теперь всю жизнь перед глазами стоять будет! Счастливые вы люди!

* * *

— Да, привет. В театр ходила. "А зори здесь тихие…". Ничего, только фильм лучше. Немцы какие-то игрушечные. Сегодня? Во сколько? Давай.

* * *

— Интересно, как люди в троллейбусах ездят? Такая давка да еще и идет медленно.

— А вот мы всю жизнь троллейбусами пользовались — и ничего!

— Ага, "ничего"! Я помню, как на остановке по сорок минут стоишь, чтобы влезть! Нельзя было раньше маршрутки пустить?!

— А вы подумали, как на одну пенсию еще и на "топиках" разъезжать?

— Кстати, наши "топы" — самые дорогие в Крыму! Везде по рублю, по 75 копеек, а у нас — полтора! Охренели!

— Севастополь вообще очень дорогой город! Ваши цены на пищу — такие же, как в Москве.

— Ага, а зарплаты в несколько раз меньше.

— Кто научился здесь выживать, тот нигде не пропадет. Считайте, что вы проходите школу выживания.

— На фиг нам такая школа?!

* * *

— Алло! Наташка, привет! Я как раз ей за подарком еду. Думаешь, все-таки люстру? Была б моя воля, я бы ей знаешь что купил бы? Шучу! Пока.

* * *

— А вы знаете, что, по статистике, холостяки живут меньше, чем женатые?

— Странно. Думаю, что с моей тещей никто дольше года не прожил бы.

— Начинается! Чем опять тебе моя мама не угодила?

— Я образно, че ты сразу?!

— Дурацкие у тебя образы!

* * *

— Да. Нет, не дома. Я и не сержусь. Все у нас как-то неправильно. Не знаю, но мне все уже не нравится. Я ничего еще не решила. И пусть. Я не знаю. Может быть. Позже. Не знаю. Пока.

* * *

— А, это ты?! Голова не болит? Везет! В роддом еду. После вчерашнего я себя счастливым отцом уже не чувствую. Я себя вообще никак не чувствую. Пива, блин, хочется, но — нельзя. Ты же ее знаешь. Спасибо, утешил.

* * *

— О, не поверишь, первый тур прошла. Пятого — следующий. Послезавтра уезжаю. Да нет, ты что?! На море даже ни разу не была. Стихотворение, монолог и басня. Говорят, если первый тур прошла — считай, что поступила! Рано еще. Я суеверная. Заходи в пять.

* * *

— Ма, это снова я. Не звонил? Ну и пошел он! А что ты мне предлагаешь?! Перебьется! А со мной так можно?! Лучше одной, чем с таким. Ой, ладно тебе. Если позвонит, скажи, что ушла из дома. Нет, на 5-й. Просто посмотрю. Хорошо. Целую.

В какое-то мгновение я почувствовал себя пациентом психиатрической больницы, из которой ушли врачи! Мог бы бесконечно продолжать описание пылких признаний в любви, сцен ревности, радости, недоумения… Вы бы узнали, сколько стоят кубометр речного песка, материнская плата, стартовый пакет, как попасть на акцию, где на шару можно поесть и выпить, что думает невеста о своем избраннике, как влегкую можно "срубить бабуленций", и массу других полезных вещей, но уверен, что вы в курсе, ведь, по статистике, каждый севастополец хоть раз в день, но становится пассажиром "топика". А в эпоху тотальной "мобилизации" из громкого разговора по телефону можно узнать практически все и обо всех. Попробуйте, если интересно. Мне же захотелось вернуться домой и перечитать Веллера! Так что все не зря!

Другие статьи этого номера