Поклонитесь от нас земле Севастополя —

такие слова не раз слышали в далеких странах артисты Севастопольского театра танца.
Начался новый сезон в Севастопольском театре танца. Коллектив вернулся в свой зал, на свою сцену, полный ярких впечатлений: прошедший сезон оказался как никогда насыщенным — театр выступал в Китае, Франции, давал спектакли в Швейцарии, побывал на фестивале в Израиле. Я попросила художественного руководителя театра народного артиста Украины В.А. ЕЛИЗАРОВА рассказать севастопольцам об этих удивительных поездках. О первой части выступлений — гастролях в Китае — мы уже сообщали нашим читателям. Теперь — продолжение.

ФРАНЦИЯ

— Вадим Альбертович, прошедший сезон для вас был ознаменован потрясающими гастролями. Мы уже привыкли, что Севастопольский театр танца везде принимают на ура. В чем, на ваш взгляд, секрет популярности, доступности вашего искусства?

— В принципе, для такого коллектива, как наш, нет языкового барьера. Наше искусство настолько демократично, интернационально и понятно, что мы открыты для любого зрителя. Оно не похоже ни на классический балет, ни на народный танец, ни на джаз-балет. Это новая страница хореографии вообще. Согласитесь, тот же классический балет нужно смотреть подготовленному зрителю. Наша эстетика более понятна, естественна. Мы не коллектив народно-сценического танца, мы не претендуем на какую-то этнографическую точность национальных танцев. Скорее всего, мы даем музыкальную основу и колорит, а хореографической лексикой остается искусство бального танца. Наши танцы, как любое современное искусство, очень универсальны, они синтетические, они впитывают в себя многие виды хореографии.

— Как ваш театр попал во Францию? Это ведь страна, где почитается искусство особой пробы.

— Нас пригласила французская компания (продюсеры Филипп Монтебрю и Ноэль Готье), которая занимается прокатом известных международных коллективов. Мы еще за два года были включены в концертную афишу, в которой значились ансамбль аргентинского танца из Буэнос-Айреса, шоу "Танго-джаз Аргентина", оперный коллектив из США, национальные танцы Испании, испанский коллектив "Фламенко", миланская опера "Ла Скала" со спектаклями "Дон Жуан", "Травиата", Киевский национальный балет со "Щелкунчиком", знаменитые солисты Киевской национальной оперы, ансамбль песни и пляски Киевского военного округа. Всего мы дали около 40 представлений. Девять концертов в Париже — каждый вечер в новом театре, в основном на окраинах, за Большими бульварами. Полные залы. Все было похоже на сказку. Париж — изысканная культура всего мира. Конечно, побывали в соборе Парижской Богоматери — истинном шедевре архитектуры. Я влюблен в произведение Виктора Гюго, особенно после нашего спектакля, в эту музыку, и хотелось увидеть что-то новое, скрытое для меня до сих пор. Меня поразили монументальность собора, потрясающие цветные витражи, величие, нет ни одной детали, которая не была бы украшена талантом художника. А когда зазвучал орган, особенно низкие ноты, басы, то впечатление было фантастическим — мурашки по телу. А Монмартр! А Сан-Кре! А художники, обласканные мэрией Парижа, которые сохраняют аромат этого города!

— Вадим Альбертович, а где вы побывали, кроме Парижа?

— Объездили всю Францию. Очень интернациональная страна, много представителей Африканского континента. Но представьте себе ощущение — вы едете и читаете на указателях: Фонтебло через 50 км, до Версаля — 22 км, там провинция Анжуй, там — Бордо. Потрясающе! Настроение у ребят было отличное. К тому же мы попали на XI Международный венецианский карнавал, который проводит мэрия французского городка Анси. Удивительный город-табакерка, узкие улочки, средневековые дома. Все такое ювелирное — маленькая Венеция в горах. Альпы, озеро, люди в карнавальных костюмах, венецианские маски. Все в цветах. А поскольку город этот находится на границе со Швейцарией, мы дали два концерта в Женеве. Если есть понятие рая, то это там.

— А как принимали севастопольский театр французские зрители?

— Блестяще! Не было ни одного концерта, чтобы не вставал весь зал. Французская публика — это особая публика. Мы проверяли свой репертуар на изысканном зрителе, избалованном всеми шедеврами мирового и, в частности, хореографического искусства. Зрители в основном солидного возраста, молодежи было мало — не знаю, плохо это или хорошо. Но зрители эти очень благодарные, очень теплые, очень тонко чувствующие все детали, все моменты хореографической постановки. А какие были встречи! К нам подходили пожилые женщины и говорили: "Я была партнершей Рудольфа Нуриева", "Я окончила Вагановское училище. Работала в "Гранд-опера". Они открывали для себя наше творчество. И их оценки были самыми дорогими для нас. И вот что приятно: после каждого концерта руководство города, где мы выступали, и театра делало для нас фуршетный ужин. В фойе накрыт стол, цветы, слова благодарности и признания. Это было очень приятно, поскольку не было запланировано в контракте.

ИЗРАИЛЬ

— А потом был Израиль?

— Я четвертый раз в этой стране. Так случилось, что такого количества друзей, какое живет в Израиле, у нас нет нигде в другой стране. Вообще Израиль мне напоминает Советский Союз, потому что всех

объединяет, безусловно, не иврит, а русский язык, ведь туда приехали представители России, Украины, Прибалтики, Закавказья, Средней Азии. Они принесли свою национальную культуру, и все слилось там воедино. Да, это государство аккумулировало немыслимое количество национальностей. "Хотите посмотреть национальные еврейские танцы?" — предложили нам. И вот вечером на центральной городской площади собрались люди в основном пожилого возраста, и заиграла музыка… "Эх, дороги, пыль да туман", "Ой, мороз, мороз", песни военных лет и все в таком же духе. "Какие же это еврейские мелодии?" — подумал я. А в этом нет ничего удивительного, поскольку из России и Украины пришел в страну основной поток репатриантов.

— Вадим Альбертович, после прошлых гастролей вашего театра мы опубликовали прекрасный отзыв о них Бориса Эскина. Чем были знаменательны нынешние выступления?

— Нас пригласил мэр небольшого городка Пятах-Тыква. Он просто влюблен в наш коллектив. И вот специально, чтобы мы приехали, он организовал фестиваль, причем в удобное для нас время, взял на себя львиную долю затрат, в том числе проезд, гостиницу, визы. Все было сделано под нас. Если до сих пор мы привозили танцевальные шоу, то сейчас идея была показать театр именно в спектаклях. Мы привезли "Кармен", "Нотр-Дам де Пари", "Пигмалион" со всеми декорациями и атрибутами. Все это пришлось за месяц отправлять морем. Постановки были основой нашей поездки, а продюсеры, умело воспользовавшись любезным приглашением мэра, организовали несколько концертов. Израиль — страна очень маленькая. Залы битком. Публика принимает восторженно, люди идут к сцене, ждут, когда артисты выйдут. Масса цветов. Совершенно незнакомые люди подходят: "Спасибо за то, что вы сделали", "Поклонитесь от нас земле Севастополя". Такие слова стоят многого.

— Помнят?

— Это неправда, когда говорят, что там люди забыли, откуда они. Не то что забыли, а до боли помнят. Все это поломанные человеческие судьбы, поломанные семьи. Все это не так просто. Здесь они были евреями, а там стали русскими. Они исповедуют другую культуру, идеологию, у них другой менталитет. И с этим там живут. У меня даже родилась идея сделать номер об Израиле. Если спросить любого прохожего, какую он знает еврейскую мелодию, то в ответ услышишь: "Хава нагила". Это такой же бренд, как "Калинка-малинка" для русского человека. Прекрасный музыкант, с которым мы работаем, Борис Люля нашел удивительный материал, который исполняет "Хор Турецкого". Там "Хава нагила" переходит в типично русскую мелодию "Ой, мороз, мороз", а потом звучит украинская "Ти ж мене пiдманула". Невероятное музыкальное сочетание. А по своему ключевому построению и даже по колориту движения они очень похожи. Незначительные оттенки придают характер той или иной национальности. В этом я вижу какую-то символическую связь.

— Значит, будем надеяться, что нас ожидают новые открытия?

— Мы набиваем руку на гастролях. Все наши спектакли находятся в динамическом развитии. Каждый постоянно модернизируется, совершенствуется, усложняется. Меняются костюмы. Меняется сценография. Зрители говорят: смотрим новый спектакль. Творческих планов — масса. Создано уже очень много моделей для новых номеров. Но нужны деньги. Дело в том, что наши программы очень дорогие, потому что ни один номер не повторяется по костюмам.

И, МОЖЕТ БЫТЬ, КАНАДА

— Вадим Альбертович, с какими чувствами вы открываете новый сезон?

— Сейчас очень много интересных предложений. По всему миру, в том числе за океаном, в Канаде, США. Для любого творческого коллектива это очень интересно. Но чтобы создавать новые программы, нужны средства. Все признают: такого театра нет нигде. Однако у себя в городе мы же по-прежнему остаемся в жутко стесненных условиях, но почему-то до сих пор не принимается решение сделать пристройку. Говорим-говорим о театре, а время уходит, и я не молодею. Коллектив молодеет, потому что все время приходит новое пополнение. Нас тепло принимают во всей Украине. А в Севастополе мы по-прежнему дома, среди своих дорогих зрителей. Вот в День ВМС ВС Украины дали шефский концерт для моряков и членов их семей. И постоянно с радостью встречаем в театре как севастопольцев, так и гостей нашего города.

Другие статьи этого номера