Встреча на берегу в Любимовке

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.То, о чем я хочу рассказать, случилось, когда мне было всего десять лет. Произошло это летом 1936 года в Крыму, в окрестностях поселка Любимовка.

У береговых обрывов у меня произошла загадочная встреча с необычным существом. Встреча такая, что я до сих пор не могу ее забыть, а это общение, почти что мгновенное, все вновь и вновь всплывает в моей памяти, а страх иногда преследует меня даже во сне.

Все, что описано, является чистейшей правдой, и хочу отметить, что в нашем роду не было психически нездоровых, а уж тем паче никто не страдал галлюцинациями.

В 1935 году наша семья из села Андреевки Чаплинского района Херсонской области переселилась на постоянное место жительства в Крым, город Севастополь, совхоз им.С.Перовской, в поисках лучшей доли, после тяжело пережитых годов Голодомора (1932-1933 гг.).

Поселили нас в поселке Любимовка, недалеко от обрыва. Отец работал в совхозе конюхом, мать и бабушка — дома по хозяйству, старший брат устроился в городе, я и моя младшая сестра (в настоящее время нет никого в живых) учились в любимовской школе у Образцовой Антонины Ивановны.

Место, где все это случилось, жители называют обрывом. Первая береговая полоса круто обрывалась. Сверху находился полигон, где проходили тренировочные полеты У-2, а в настоящее время там аэропорт "Бельбек".

Эта обрывистая береговая полоса была высокой, и от нее спускалась терраса к морю уступами почти до самой воды.

Эти уступы-обрывы протянулись вдоль берега моря, к северу от поселка Любимовка, отделяясь небольшими песчаными пляжами от остальной суши, и змеились они на многие километры вплоть до Языковой балки.

Проход на эту террасу, которую местные называли обрывом, был сверху, между началом полигона и заброшенной прожекторной установкой.

Спуск на террасу был по козьим тропам. Здесь росло много пионов, за которыми мы ходили к первомайским праздникам. Мы, пацанва, часто играли вдоль берега моря и приходили к обрыву на пляж, чтобы что-нибудь подобрать после шторма.

Так и в то памятное летнее утро с мешком в руке я пошел вдоль берега моря со стороны пляжа к северу, в сторону Языковой балки. Слева было море, справа тянулся нижний обрыв-уступ, местами подмытый и обрушившийся. Тишину ничего не нарушало, только чуть шелестело прибоем ласковое лазурное море.

Солнце начало подниматься все выше и выше, стало жарковато, и я перешел в тень к самому обрыву, причем шел, не поднимая головы.

И вдруг раздался непонятный и незнакомый гортанный звук или, скорее, жуткий вой. Я поднял голову и от неожиданности буквально остолбенел: под кустиком на краю обрыва лежало и смотрело на меня странное и удивительное существо. То, что я увидел, меня потрясло до глубины души, и мною овладело чувство ужаса и удивления.

Мы встретились взглядами и какое-то мгновение изучали друг друга, причем однозначно человеческий взгляд этого чудовища меня сразил, и я был в состоянии шока.

У него было лицо по подобию человеческого и заросшее, как морда зверя, это было ужасно, я не видел никогда ничего подобного. Черты лица (или морды) я не смог подробно рассмотреть, но запомнились большие человеческие глаза, взгляд которых наводил ужас, это было диковинное страшилище.

У меня мелькнула мгновенная мысль, что надо бежать, и я нашел силы отбежать к морю, к воде, где волны утрамбовывали песок — так мне легче будет улепетывать.

Добравшись до воды, в какой-то миг я набрался сил и смелости и взглянул на то место, где было это чудище, но то, что я увидел, еще больше поразило и удивило меня. Страх, сковавший мои ноги, я не смогу описать. Оно — это существо — уже не то ходило, не то бегало по краю обрыва. Оно было необычайной наружности: заросшее волосами, огромное, двуногое, человекоподобное — не то зверь, не то человек.

От страха я не смог сдвинуться с места, ноги стали ватными, и для того чтобы наконец побежать, я стал топтаться на месте.

Собравшись наконец с силами, я все-таки побежал, насколько у меня хватило сил.

Не оборачиваясь, не помня себя, побежал домой. Наверное, я был сильно испуган, и мой рассказ встревожил родных.

Моя бабушка сняла мне рубашку, перевернула ее и надела воротником вперед. Видимо, это — старое народное средство для избавления от страха (она знала много народных примет). Поднялся с лежанки отец (он отдыхал после ночной работы), и мы пошли к тому месту, где я был так напуган.

Подходя к месту недавней жуткой встречи, отец стал засучивать рукава. О, если бы он представлял, с кем мы можем иметь дело! Вокруг, однако, было все пусто, под обрывом лежал мой мешок.

Я особенно не распространялся о своей встрече, но когда пытался рассказать, не все верили моим "байкам", так что все же решился сделать это сейчас, спустя десятки лет. Не знаю, конечно, как к этому отнесутся читатели, но клятвенно заверяю: все, о чем пишу, — чистейшая правда.

Но вот вопрос: откуда это чудище у нас появилось? Во-первых, я теперь точно знаю, что это был так называемый снежный человек, имеющий еще много других названий. Но откуда он все же взялся в наших краях? Не вылез же он из пучин Черного моря, или я попал в параллельный мир? Если бы это случилось где-нибудь на Кавказе или на Памире, в Тибете или еще где-нибудь, или, в конце концов, в горах Крыма, а то объявилось чудовище в предместье города Севастополя, вообще-то, в густонаселенном месте.

Вот такой загадочный случай произошел со мной много лет назад. Может быть, специалисты помогут объяснить или с кем-нибудь случалось нечто подобное в Крыму?

С удовольствием поучаствовал бы в такой беседе.

Другие статьи этого номера