SOS был. Спасатели работали. Пострадавших нет

Спасаемые просто хорошо сыграли свою роль на восьмиметровом прогулочном катере из Балаклавы.
27 июля в 4 утра Крым услышал сигнал SOS. Спасатели вышли в море на поиск судна, которое попросило о помощи. Потерпевших нашли быстро. Но оказалось, что сигнал бедствия и вся операция — внезапная проверка спасательных служб, организованная Госфлотинспекцией Украины. Подробно о ней «Славе Севастополя+» рассказал Юрий ТАТАРИНОВ, старший госинспектор контроля судов государством порта Госфлотинспекции Украины капитан дальнего плавания — в данной ситуации координатор учений в крымском регионе по спасению терпящих бедствие маломерных судов.Главное, отметил он, учения проводились в реальной аварийной ситуации. В четыре часа утра без предварительного информирования каких бы то ни было спасательных служб портов Крыма была объявлена чрезвычайная ситуация по поиску и спасению маломерного судна, терпящего бедствие в координатах — 1,5 мили по траверзу удаления от мыса Айя, с экипажем в количестве 3 человек. Первым сигнал принял в Одессе Центральный морской координационно-спасательный центр, о чем тут же известил коллег в Севастополе. Оттуда сигнал поступил дежурному капитану портнадзора и немедленно был поставлен в известность сам Татаринов, а затем и все необходимые в такой ситуации городские структуры: СГГА, ВМСУ, МЧС.

Штаб по спасению возглавлял В.Д. Репетей, замначальника Госфлотинспекции, начальник госморинспекции в Одессе. В "боевую" готовность были приведены спасательный буксир "Сапфир" на 143-м причале морской аварийно-спасательной службы Украины и буксир "Механик Репин".

Но так как зона бедствия находилась почти рядом с Балаклавой, координатор принял решение задействовать спасательные средства именно из этого портопункта. В 04.20 они доложили о полной готовности. Был задействован также катер "Тамань" (там уже были телевидение и пресса — единственные, которых предупредили). Спасатели вышли в море, подошли к борту терпящего бедствие судна, оценили обстановку, взяли на буксир и сопроводили в Балаклаву. Там на причале уже был развернут госпиталь под руководством старшего врача Севастопольского морского торгового порта. Медики осмотрели, как положено, членов экипажа "потерпевшего бедствие" судна и сделали вывод: жертв нет, но госпитализация была необходима. Татаринову об этом сразу доложили. Он передал сведения дальше — "по команде" — об успешном завершении учений.

Ю.В. Татаринов считает, что спасатели отработали учения полностью, но есть замечания. К примеру, нам координационно-спасательный центр не отработал информацию на все остальные порты Черноморья. То есть получается, что трудились штаб по чрезвычайным ситуациям СМТП, сам координатор учений, а все остальные порты самоустранились от выполнения поставленных задач. А ведь они должны были после получения информации доложить — по секундам — о принятых мерах в Керчи, Ялте, Феодосии, Евпатории: такие-то спасательные средства готовы прибыть на место бедствия. Облегчает эту ситуацию то, что SOS прозвучал в зоне ответственности Севастопольского морского торгового порта — от мыса Лукулл до мыса Сарыч. Но так как ночью, особенно к утру, дул хороший нордовый ветер, а дрейф судна осуществлялся в сторону Фороса, то если бы севастопольские спасатели вышли хоть на полчаса позже или нашли судно позже из-за погодных условий, терпящие бедствие оказались бы в зоне ответственности Ялты. Но тамошние службы морского торгового порта не были своевременно поставлены в известность о ЧП и не были на 100 процентов готовы. Сейчас в Госфлотинспекции тщательно проводят "разбор полетов".

Кроме того, Татаринов провел предварительную (перед учениями) инспекцию на буксире "Сапфир" и выяснил, что он не способен полноценно выполнять свои функциональные обязанности в условиях чрезвычайной ситуации. А именно: мотор шлюпки по правому борту не работал, громкоговорящая связь — тоже. Это грубейшие нарушения Конвенции по охране человеческой жизни на море. О чем и было доложено "наверх". Неисправности были устранены буквально накануне ЧП при содействии Юрия Кобзарева, начальника штаба сил поиска помощи. Госпредприятие "Дельта-лоцман", по словам Татаринова, также самоустранилось от выполнения поставленных задач, хотя они могли предоставить свои спасательные плавсредства в распоряжение координатора и штаба по ЧС. Но в общем, сделал вывод Татаринов, учения прошли успешно, задачи выполнены, взаимодействие отработано, нюансы изучаются. Несомненно, учения будут способствовать повышению эффективности обеспечения принятия, подтверждению принятия и ретрансляции сообщения о беде, координации мероприятий реагирования, а также отработке операции морского поиска и спасения людей. Опыт есть, показали учения, но его нужно использовать и обновлять. Чем выше опыт, чем чаще человек решает трудные задачи в море, тем выше его профессионализм. И именно отсутствие постоянных тренировок и послужило причиной нескольких промахов.

Самый же важный итог учений: имидж Госфлотинспекции Украины как главной силы обеспечения безопасности на море был подтвержден. Надзор за безопасностью судоходства в территориальных водах Украины, несомненно, усилился. Но именно координация усилий всех спасательных и портовых служб, по мнению Госфлотинспекции, должна обеспечивать безопасность судоходства в украинских водах. И такие учения будут продолжаться.

Другие статьи этого номера