В ответ на прозвучавшие вопросы

25 июля 2007 года в газете "Слава Севастополя+" был опубликован материал под тревожным названием "Почему гибнут в рейсах моряки?" В этом тексте журналист Елена Иванова написала о семье Анатолия Тарасюка, который в качестве повара в августе 2006 года ушел на судне ФРИО "Николаев" в очередной рейс. Через пять месяцев родственники получили скорбное известие: на борту, в своей каюте, в возрасте 50 лет Анатолий Иванович покончил жизнь самоубийством, вскрыв себе вены. Исходя из результатов доследственной проверки Севастопольская транспортная прокуратура не подтвердила факт убийства и в возбуждении уголовного дела отказала. Дополнительная проверка по повторному заявлению родных тоже не опровергла версию суицида.

Тем не менее семья, а именно: вдова погибшего и три уже взрослые дочери — продолжают обдумывать и обсуждать произошедшее, строить версии и догадки об убийстве. Не получив поддержки своих размышлений в прокуратуре, они решили изложить их в газете. Мы понимаем членов семьи Анатолия Тарасюка и сочувствуем им. Коллектив органов прокуратуры Севастополя выражает искренние соболезнования всем родным и близким этого человека, но изменить того, что он совершил, не в силах никто. Дочери задают в публикации вопросы, волнующие их уже на протяжении нескольких месяцев: "…он приготовил обед и пошел в каюту, чтобы переодеться. Отсутствовал каких-нибудь 15 минут. Что случилось за это время? Почему у папы были изрезаны не только предплечья рук, но и ладони? На каком основании был сделан вывод о суициде?"

Это крик души. Ответ на него дан в самом тексте статьи: "Мы не можем смириться с тем, что папы больше нет…" Такая реакция не удивляет. Как правило, семьям погибших крайне тяжело поверить в самоубийство, и фраза эта звучит из уст чуть ли не каждого любящего человека, перенесшего такую потерю. Нельзя забывать и о другом аспекте: мужчина погиб вдали от близких людей, они не смогли сами убедиться, увидеть его своими глазами, а от этого родным еще труднее осознать произошедшее.

Есть случаи, когда преступники действительно маскируют убийство под суицид. Но в данной ситуации на все вопросы родственников существуют четкие конкретные ответы.

В своей каюте Анатолий Тарасюк находился не 15 минут, как утверждают женщины. В последний раз его видели члены экипажа в 10.10 утра, а смерть наступила от потери крови не менее чем через полтора часа. Тело находилось в ванной комнате. Осмотр места происшествия проводил детектив отдела уголовной полиции республики Маршалловы Острова Алекс Мейн. В каюте не было обнаружено никаких следов взлома и борьбы, что могло бы навести на подозрения об убийстве. Кровь находилась только в ванной комнате, а именно: на полу вокруг тела погибшего. Там же найдено орудие, которое пострадавший использовал для нанесения себе ран. Это лезвие бритвы. Именно потому, что оно является обоюдоострым режущим предметом, погибший повредил себе ладонь и средний палец левой руки. Многочисленные шрамы на них совпадают с острием лезвия. В дальнейшем в госпитале были произведены полное обследование тела рентгеном и вскрытие. Обнаруженные резаные раны на запястьях и в районе локтя, характер их нанесения "четко показывают, что жертва сначала сомневалась в совершении самоубийства, но впоследствии довела все до конца" (из врачебного заключения). Полученные данные свидетельствуют о самоубийстве, и медицинское исследование полностью подтверждает этот факт. Дело детективом закрыто.

Человек, жизнь которого — пусть даже и ради любимого дела — вынуждает его постоянно, надолго, на шесть, а то и больше месяцев, расставаться со своей семьей, не может не переживать и не мучиться разлукой. Что же происходило в душе Анатолия Тарасюка? Кто даст ответ на этот вопрос? Скорее всего, родные и друзья, хотя порой даже для самых близких людей это остается загадкой.

Севастопольская транспортная прокуратура с максимальной тщательностью вновь пересмотрит все полученные материалы. Но хотелось бы обратить внимание на то, что нельзя забывать и о чувствах других людей. В тексте статьи приведен случай суицида еще одного моряка, родственники которого тоже сомневаются. Проверку по нему проводили правоохранительные органы Одесской области. Сколько в нашем городе жен, детей, родителей, братьев и сестер, которые с волнением и трепетом ждут возвращения домой севастопольских моряков дальнего плавания? Тысячи. Не имея оснований, сопоставляя гибель двух разных мужчин в разное время на разных судах, принадлежащих разным компаниям, нужно ли и можно ли бередить сердце и без того переживающих людей?

Другие статьи этого номера