Августовский звездопад

«Балаклавские каникулы» — любимое детище Андрея Соболева — с полным правом можно назвать фестивалем-долгожителем. Вряд ли какому-либо еще культурному событию последнего времени уготована такая счастливая жизнь.Конечно, наших именитых гостей притягивают Балаклава, Байдарская долина, Херсонесский заповедник и вообще весь Севастополь, и они с удовольствием приезжают сюда каждый год. Но можно смело сказать, что не было бы такого августовского звездопада, если бы бардов столь гостеприимно не привечал Андрей Соболев и если бы не были так щедры на аплодисменты севастопольские зрители. Вот и поют они соло и хором — Сергей Никитин, Александр Городницкий, Борис Бурда, широко признанные барды, чье творчество знают и любят в США, Германии, Израиле, в различных городах России, Украины и постсоветского пространства, — а вместе с ними и начинающие участники фестиваля, и наши местные любители бардовской песни.

Есть свой секрет в популярности авторской песни. И заключается он не в именитости сочинителей, а в собственном отношении к ней слушателей — в сопричастности. Рождались эти песни не в роскошных залах и не на торжественных церемониях, а в тесном кругу единомышленников. В походах и экспедициях, в палатках, на байдарках, в степи, тундре, тайге, на морском просторе. Везде, где людям, собравшимся вместе, хорошо и привольно, где можно довериться друг другу, высказать сокровенное, поделиться сомнениями. Романтики и энтузиасты, они восторженно вбирают в себя новые впечатления. А потом берут гитару и "под Городницкого" негромко напевают:

И жить еще надежде до той поры, пока

Атланты небо держат на каменных руках.

Или из Сергея Никитина:

Приходит время,

С юга птицы прилетают…

И это время

Называется весна.

Жизнь целого поколения отражается в тех произведениях, которые уже девятый год подряд исполняют на фестивале "Балаклавские каникулы" мэтры бардовской песни. Грустные, печальные, вальсовые и в стиле танго, блюза или рока, они многообразны и, главное, глубоки и философичны по смыслу. Зал знает эти песни и потому поет вместе с авторами. Тихо, вполголоса, от всего сердца: "Александра, Александра…" из "оскароносного" фильма "Москва слезам не верит" или другую, не менее любимую: "…Вы полагаете, все это будет носиться?" — "Я полагаю, что все это следует шить".

Искусство баpдовской песни демокpатично и доступно. Причем в широких массах многие авторские произведения считают действительно народными, частенько забывают, кто и когда их сочинил. Но маститые авторы (а в первую очередь физики, ученые и даже академики) не обижаются, более того, как только они ощущают атмосферу и дух авторской песни, которые царят на песенном празднике, то из почетных гостей, какими их признают в Севастополе, тут же становятся членами фестивальной команды. Надо видеть, например, как Сергей Никитин лихо отплясывает на песенном празднике на даче Скитальца вместе с другими бардами и татарскими девушками, как самозабвенно аккомпанирует он Александру Городницкому, — надо видеть все это, чтобы понять: авторская песня всегда молода и всегда молоды люди, которые посвятили ей свою жизнь.

А как внимает зал Борису Бурде! Поразительный эрудит, не голова — компьютер! А какой яркий рассказчик! Какой уникальный знаток национальной и интернациональной кухни! К тому же, как доказал фестиваль "Балаклавские каникулы", Борис Бурда еще и поет. Поет, ведет вечера "юмористической кухни" и вообще находится в центре всеобщего внимания, остается в "своем репертуаре". Он то сообщает эксклюзивную информацию, то ненароком устраивает интеллектуальные викторины, задает вопросы, добавляет наводящие уточнения, а потом, как ребенок, радуется правильным ответам собеседников.

Так что же есть бардовская песня? И где можно этому научиться, особенно если ты еще не постиг грамоты музыкального искусства и не можешь отличить доминанты от субдоминанты?

Отвечая на этот вопрос, Александр Городницкий обращается к непререкаемому авторитету: "Булат Окуджава как-то сказал, что авторская песня родилась на московской кухне и тут же умерла, оставив несколько имен". Зато тогда, в 60-е годы прошлого столетия, в пору наивысшей популярности авторской песни, кассеты и диски этих признанных бардов расходились по всей стране. Их слушали студенты и ученые, рабочие геологических партий, моряки, военнослужащие. Не случайно сегодня на концертах гостей нашего города так много представителей научной и технической интеллигенции, сотрудников научно-исследовательских институтов. И очень много молодежи.

Когда в концертных залах и на эстрадных площадках собиpаются молодые, гоpод всегда хоpошеет и словно сам становится моложе. А когда молодые поют, то у всего гоpода и гоpожан поднимается настpоение. Новые люди, новые песни — и новый задоpный дух.

Фестиваль "Балаклавские каникулы" полюбился севастопольцам. Он нам нужен!

Другие статьи этого номера