Клофелинщицами не рождаются

Сотрудниками криминальной милиции по делам несовершеннолетних задокументирован факт вовлечения несовершеннолетней девушки в занятие проституцией. Это первый случай в практике севастопольского отдела КМДН, когда оперативникам удалось собрать необходимую доказательную базу и привлечь к ответственности взрослых, намеренно искалечивших судьбу ребенка. Впрочем, судьба девушки достойна более подробного описания. То, что она стала жертвой такого преступления, во многом закономерно. Ибо сама она, несмотря на юный возраст, неоднократно преступала закон, и сейчас в зал судебного заседания ее доставляют в качестве подсудимой.В начале января в Гагаринский райотдел милиции обратился с заявлением пожилой мужчина. Вечером он привел домой молодую девушку, с которой познакомился на улице, чтобы, как он выразился, обогреть и накормить. А проснувшись наутро с больной головой, обнаружил пропажу драгоценностей и вещей. Ушлая "клофелинщица" завладела имуществом на сумму около 20 тысяч гривен. Пострадавший описал свою вчерашнюю пассию, и оперативники ахнули: оказывается, с таким недетским размахом орудовала небезызвестная милиционерам Марина Н., которой едва исполнилось шестнадцать. Ее несколько раз задерживали за совершение мошенничества — путем обмана девчонка завладевала мобильными телефонами доверчивых граждан. Однако "привлечь" ее было невозможно, поскольку не достигла возраста, с которого наступает уголовная ответственность за данное преступление. Профилактические меры действия не возымели, и девочка, уверовав в свою безнаказанность, продолжала "проказничать". Теперь, видно, решила попробовать себя на новом поприще. Только одного не учла: действия, совершенные ею в отношении мужчины, квалифицируются как разбой — преступление, относящееся к категории тяжких. А уголовная ответственность за такие преступления наступает не с 18 лет, а раньше.

Марину задержали через месяц. Казалось бы, все ясно: задержана малолетняя преступница, которая должна понести наказание. Но в ходе работы с девушкой сотрудники криминальной милиции по делам несовершеннолетних смогли разглядеть в девочке-подростке не только злоумышленницу, но и жертву обстоятельств. Оперативники КМДН уверены: их контингент — самый сложный. Работать с детьми всегда нелегко, а уж с "трудными" — особенно. Нужно быть не только милиционером, но и педагогом, и психологом. Как это ни страшно, но факт: самые жестокие преступления совершаются детьми. Почему? У детей нет страха перед ответственностью. Совершая преступление, они не думают о последствиях. Только потом, в милицейских кабинетах, начинают осознавать, что натворили. В ходе расследования выяснилось, что Марина давно занимается проституцией. И при этом не упускает случая что-нибудь стянуть у подвыпившего клиента. А в доверительной беседе девочка рассказала сотрудникам милиции, как пролегал ее путь на "панель".

Марина (имя изменено) с малых лет приобщилась к "ценностям" уличной жизни. Отца у нее не было, а мать то ли не могла, то ли не хотела уделять воспитанию дочки должного внимания. С 11 лет Марина начала бродяжничать. И если первое время мать еще могла отслеживать ее местонахождение, то через два-три года ситуация усугубилась. Девочка стала все чаще не ночевать дома. В 14 лет во время уличных скитаний она познакомилась с 19-летней Еленой. Знакомство состоялось на 5-м километре, неподалеку от небезызвестного "пятачка", где поджидают клиентов девушки легкого поведения. Марина нередко поглядывала в их сторону: "ночные бабочки" привлекали ее своей раскованностью и вызывающим макияжем. Как-то раз одна обратила внимание на крутившуюся неподалеку девчонку:

— Эй! Чего скучаешь? Иди сюда!

Марина подошла. Слово за слово — познакомились, разговорились. Марина пожаловалась на отсутствие денег.

— Слушай, а давай с нами. Да не бойся ты, ничего страшного. Парочку клиентов обслужишь, деньги появятся. Вина купим, выпьем. У меня, кстати, хата неподалеку, можешь и переночевать.

Так Марина стала проституткой. Поселилась у Елены. Кроме новой подруги, в квартире жили двое тридцатилетних мужчин. Один из них, Александр, вместе с Еленой быстро изложил ей новые правила жизни. 14-летняя девчонка должна была работать на "панели", а большую часть денег отдавать взрослым "покровителям". Так продолжалось почти полтора года.

По словам старшего оперуполномоченного ОКМДН Ленинского РО УМВД Украины в Севастополе Светланы Романовой, факты вовлечения несовершеннолетних в занятие проституцией, как и в преступную деятельность, выявить довольно сложно. Прежде всего потому, что "трудные" дети сейчас практически не тянутся к взрослым. Они собираются в компании, где разница в возрасте 2-3 года, и живут своей жизнью и по своим законам. А при общении с сотрудниками милиции такие дети, как правило, замыкаются, скрытничают, проявляют агрессию.

— Не была исключением и Марина, — рассказывает Светлана Романова. — Когда ее задержали, она вела себя очень агрессивно. Сначала с ней работали сотрудники отдела КМДН городского управления МВД — начальник отдела Виктор Шестаков и его заместитель Руслан Юрченко. Именно они сумели переломить ее враждебное отношение к милиции. Дальнейшее оперативное сопровождение уголовного дела по обвинению Марины в совершении разбойного нападения осуществляла я. Сумев подавить свои эмоции, я как могла пыталась наладить контакт. Успокаивала, кофе угощала. Сначала, как мне казалось, безрезультатно. Но когда через несколько дней приехала допрашивать ее в СИЗО, Марина вела себя уже по-другому. Первой поздоровалась, даже запомнила мое имя-отчество. Сказала, что эти дни много думала о своей жизни и очень сожалеет, что оказалась в такой ситуации.

Старший оперуполномоченный ОКМДН Ленинского РО УМВД Украины в Севастополе Светлана Романова пришла в милицию два с половиной года назад. Говорит, среди родственников и друзей много милиционеров, потому и сама с детства хотела работать в милиции. В школе посещала юридический спецкласс, потом получила высшее юридическое образование в вузе. Когда пришла устраиваться на службу, предложили пойти в КМДН. Согласилась. И быстро поняла: эта работа ей по душе.

— В криминальной милиции по делам несовершеннолетних работа очень многогранная, — говорит Светлана. — Это и оперативно-розыскная деятельность, и раскрытие преступлений. В то же время много работаем по профилактике, выступаем в учебных заведениях с лекциями, общаемся с педагогами. Хватает и работы с документами, и взаимодействия с другими службами. Раньше у меня не было опыта работы с подростками, но когда попробовала, то почувствовала, что у меня это получается. Когда пришла в подразделение, то увидела, что здесь работают грамотные, профессиональные сотрудники и руководители. Мне интересно с ними работать, я многому здесь научилась и продолжаю учиться.

Когда Марина попала в поле зрения милиционеров, она уже имела многолетний опыт уличной жизни. Девочка жила с матерью, училась в школе. Тем не менее никто своевременно не сообщил в милицию о том, что ребенок катится по наклонной плоскости. По мнению Светланы Романовой, чем раньше "трудный" ребенок попадет в поле зрения милиции, тем лучше для него. Многие подростки уже после первой беседы с сотрудниками милиции в корне меняют свою линию поведения и предпочитают не совершать правонарушений. И в этом одна из главных задач милиции — пресечь мелкий проступок, не допустить более тяжкого.

Получив информацию о взрослых приятелях Марины, сотрудники ОКМДН вместе с коллегами из других служб навестили квартиру-притон на проспекте Генерала Острякова и задержали ее обитателей. Елена в юном возрасте сама стояла на учете в милиции как проститутка и токсикоманка, так что ее данные еще сохранились в милицейских архивах. На следствии Елена созналась, что намеренно вовлекла несовершеннолетнюю знакомую в занятие проституцией. Дал признательные показания и ее приятель Александр. Сейчас уголовное дело по обвинению Елены и Александра в совершении преступления, предусмотренного частью 3 ст. 303 УК Украины — "проституция или понуждение либо вовлечение в занятие проституцией", передано в суд. Санкции этой статьи — от трех до пяти лет лишения свободы.

Передано в суд и другое уголовное дело — по обвинению Марины в совершении разбойного нападения. А ведь этого всего могло не быть, если бы на скользкий путь ее не подтолкнули взрослые. Сначала — своим бездействием, безучастно наблюдая, как ребенок все больше времени проводит на улице. Потом — навязав безнравственный образ жизни, который вели сами.

Если суд сочтет возможным не лишать девушку свободы, то есть надежда, что она встанет на путь исправления. По словам сотрудников КМДН, Марина не производит впечатления безнадежно потерянной для общества. Им бы очень хотелось, чтобы дальнейшая судьба Марины сложилась благополучно. И чтобы все мы, взрослые — родители, педагоги, милиционеры, просто граждане, — не оставались равнодушными к детям, стоящим на грани падения, а старались вырвать их из цепких объятий улицы.

Другие статьи этого номера