Он поднял гидрофизику на космическую высоту

До своего 75-летия Борис Алексеевич Нелепо не дожил всего полтора месяца. Выдающийся ученый, талантливый организатор и руководитель, лауреат Государственной премии СССР и Государственной премии УССР, Борис Алексеевич Нелепо долгие годы руководил Морским гидрофизическим институтом НАНУ и, можно образно сказать, вывел его на международную космическую орбиту.
В кабинете директора МГИ, где долгие годы работал Борис Алексеевич Нелепо, все сохранилось так, как было при нем. Интерьер по нынешним временам более чем скромный. Стандартную мебель образца 60-х годов Борис Алексеевич сам отобрал в московском институте, где он до переезда в Севастополь был заведующим отделом. В книжных шкафах до сих пор хранятся его труды, некоторые — рукописные, так еще и не разобранные. На столике у окна — огромный камень, по виду — какого-то вулканического происхождения. Такой экзотический сувенир Борис Алексеевич собственноручно отобрал в Гвинейской республике, где благодаря его усилиям был создан советско-гвинейский научный центр.
— Для многих это сувенир как сувенир. А для Бориса Алексеевича этот неподъемный валун был еще и спортивным снарядом для поддержания формы. В свободные минуты он брал его на бицепсы и аккуратно ставил на место. На столике практически нет царапин, — так начал свои воспоминания Валерий Николаевич Еремеев.

История науки — это не только событийный ряд развернутого во времени процесса познания и поиска истины, но и имена, и судьбы тех, кто посвятил свою жизнь такому увлекательному, благородному и совсем нелегкому делу. Семья ученых разночинна и не авторитарна по определению, склонна к завышенной самооценке, что и неудивительно, так как роль личности в истории науки, безусловно, является одним из доминирующих факторов, определяющих ее развитие и прогресс. В эти дни в своих воспоминаниях именно с таких позиций мы обращаемся к личности Бориса Алексеевича Нелепо, академика, профессора, доктора наук, с чьим именем связаны многие славные страницы истории отечественной океанографии и Морского гидрофизического института НАН Украины, его становление в Севастополе и мировое признание нашего коллектива научным океанографическим сообществом.

Мне посчастливилось работать и общаться с Борисом Алексеевичем Нелепо на разных этапах его жизненного пути: сначала в составе возглавляемого им отдела ядерной гидрофизики (1965-1974 гг.), а затем в дирекции МГИ (1975-1985 гг.), в морских экспедициях, научных командировках и полигонных исследованиях, конференциях и симпозиумах, государственных и международных, академических и производственных встречах и на совещаниях разного уровня.

Возглавив в 1974 г. Морской гидрофизический институт, Борис Алексеевич стал достойным преемником своих знаменитых предшественников — Василия Владимировича Шулейкина и Аркадия Григорьевича Колесникова.

Б.А. Нелепо был талантливым ученым и блестящим руководителем. Безусловно, человеческий и профессиональный масштаб его личности требовал выхода на новые рубежи. Он это прекрасно понимал и настойчиво искал пути для самореализации и прогресса. Поражала его фантастическая научная интуиция (дар довольно редкий), основанная на точном знании предмета исследований.

С моей точки зрения, ему удалось создать в институте как минимум две научные школы. Одна из них (шестидесятые годы прошлого столетия) была ориентирована на весьма актуальные для того времени практические проблемы ядерной гидрофизики и изотопной океанографии, связанные с развитием военно-морского, прежде всего атомного, подводного флота и сохраняющейся угрозой масштабного, глобального загрязнения Мирового океана.

Вторая научная школа (восьмидесятые годы прошлого столетия) — развитие спутниковых технологий контроля состояния морской среды — стала визитной карточкой современного МГИ и имеет безграничные перспективы совершенствования, превращаясь в один из основных инструментов комплексных исследований морей и океанов, управления прибрежными зонами и их ресурсами.

И, наконец, хотелось бы остановиться на некоторых важных аспектах научно-организационной деятельности Бориса Алексеевича Нелепо. Их много, но я хотел бы отметить лишь те, которые имели и имеют реальное и продолжительное положительное последействие.

Академик Б.А. Нелепо всегда рассматривал кадровый вопрос, привлечение и способствование профессиональному и карьерному росту молодежи как стратегически важные. В современных условиях мы особенно остро понимаем, к чему приводит недооценка этой проблемы.

Его требовательность и одновременно подчеркнутое доверие в решении самых сложных вопросов, предоставление свободы в принятии деловых решений конкретному исполнителю без скидки на его возраст способствовали формированию в МГИ третьей неформальной школы — школы научного менеджмента, как бы ее назвали сегодня. Именно благодаря такой философии управления коллективом института в нем сформировались научные кадры, которые успешно решают управленческие и научно-организационные задачи на уровне исследовательских групп, лабораторий, отделов, дирекции, научных тем и проектов, международных масштабных комплексных программ и грантов.

По многим жизненным позициям Борис Алексеевич был человеком XXI века: предприимчивый, открытый новым научным веяниям и идеям, политически незашоренный, внутренне свободный, способный и имеющий вкус к международной научной и деловой интеграции. Он был человеком планеты Земля.

В. ЕРЕМЕЕВ, генеральный директор Океанологического центра НАНУ, академик НАНУ.

____________________________

ВСПОМИНАЮТ КОЛЛЕГИ, ДРУЗЬЯ, СОРАТНИКИ, УЧЕНИКИ

Собравшиеся вчера в кают-компании Морского гидрофизического института соратники, друзья и ученики Бориса Алексеевича Нелепо долго вспоминали годы совместного научного сотрудничества, с благодарностью говорили о своем учителе.

Г.К. КОРОТАЕВ, заместитель директора МГИ НАНУ, профессор:

— Борис Алексеевич Нелепо с самых первых дней энергично занялся поисками собственного лица и места МГИ в советской и мировой океанологии. Молодой коллектив института был сориентирован на достижение целей, казавшихся запредельными. Институт участвовал в таких крупных международных проектах, как СовФранс, ПОЛИМОДЕ, ДЖЕЙСОН, МОКАРИБ, "Черное море — Интеркосмос", "Разрезы". Совместно с КБ "Южное" из Днепропетровска Морской гидрофизический институт возглавил отечественные исследования океана из космоса. При лидерстве МГИ был осуществлен успешный запуск первого советского океанографического спутника Земли и других спутников программ "Океан" и "Интеркосмос". На Черном море был развернут подспутниковый полигон, в составе которого была и поныне функционирующая океанографическая платформа в Кацивели. Институт курировал строительство и последующую эксплуатацию океанографического центра в Африке, в столице Гвинеи.

Реализации таких крупных проектов всего за десять лет, в течение которых Б.А.Нелепо был директором, способствовала творческая атмосфера, позволяющая многим сотрудникам института проявить свои лучшие качества.

МГИ в то время регулярно организовывал крупные всесоюзные и международные научные встречи, такие как советско-американский летний институт ПОЛИМОДЕ, конференции стран СЭВ по программе "Интеркосмос". Особенно масштабным был второй съезд советских океанологов в Ялте. На съезд приехали более 2000 океанологов со всех концов Советского Союза. Институт широко представил на съезде основные достижения и значительно поднял свой престиж в стране. Очень яркой была презентация МГИ на Океанографической ассамблее, проходившей осенью 1976 года в Эдинбурге. Б.А.Нелепо добился от руководства Академии наук разрешения на заход НИС "Академик Вернадский" в Эдинбург на все время проведения ассамблеи. По инициативе Б.А. Нелепо в программу ассамблеи была включена специальная сессия, на которой в течение четырех часов представляли доклады ученые МГИ. Лучшие океанологи мира полностью забили аудиторию, вмещавшую более 300 человек. Такое широкое паблисити позволило МГИ продемонстрировать свою мощь и утвердиться в качестве ведущей океанографической организации мира.

С.В. МОТЫЖЕВ, доктор технических наук, лауреат Государственной премии Украины в области науки и техники:

— Сейчас, когда многие имеют сотовые телефоны со встроенным приемником спутниковой навигационной системы GPS, трудно представить, что еще совсем недавно — в середине 70-х годов — научные флагманы МГИ НАН Украины "Академик Вернадский" и "Михаил Ломоносов" использовали звездную и солнечную навигацию для обеспечения экспедиционных исследований в открытом океане. Начало моей работы в институте как раз совпало с этим временем, а также с появлением американской радионавигационной системы "Омега" глобального применения. Купить судовой приемоиндикатор этой системы в разгар "холодной войны" было практически неразрешимой задачей. Выход был один: разработать свой приемоиндикатор, что и было сделано.

Б.А. Нелепо высоко оценил эту работу и сказал: "Все это хорошо, однако развитие навигации не является задачей гидрофизического института, есть другие более важные проблемы". С его легкой руки меня назначили руководителем направления по развитию спутниковой дрифтерной технологии, которая вбирает в себя все: навигацию, спутниковую связь, стабильные высокоточные датчики и прецизионную механику. За прошедшие годы технология выведена на самый современный уровень.

Ю.В. ТЕРЕХИН, кандидат технических наук, лауреат Государственной премии СССР:

— Главной идеей, с которой Б.А. Нелепо пришел в МГИ, было развитие дистанционных методов исследований океана с привлечением средств космической техники. Он создал первый в стране специализированный отдел спутниковой гидрофизики. Установил тесное сотрудничество с Институтом космических исследований АН СССР и его директором академиком Р.З. Сагдеевым, добился включения МГИ в программу "Интеркосмос" в ранге научного руководства программой "Океан-ИК". И, конечно, важнейшим достижением стало создание кооперации научных и промышленных организаций страны под техническим руководством конструкторского бюро "Южное" и научным — МГИ АН УССР по разработке и созданию спутниковой экспериментальной океанографической системы "Океан-Э". Конец 70-х — начало 80-х гг. было временем бурного развития института.

28 сентября 1979 года был осуществлен запуск первого в СССР океанографического спутника "Космос-1076", а через год запустили второй, более совершенный, — "Космос-1151". Научным руководителем экспериментов был академик АН УССР Борис Алексеевич Нелепо.

Запущенный в сентябре 1983 года принципиально новый спутник под индексом "Космос-1500", призванный решать уже конкретные научные и народнохозяйственные задачи, сразу же показал свою эффективность. Полученная с его борта информация внесла определенный вклад в спасательную операцию каравана судов, затертых во льдах Ледовитого океана в проливе Лонга. Столь же эффективно через два с половиной года "Космос-1500" закончил свою космическую вахту, внеся весомый вклад в спасательную эпопею по вызволению дизель-электрохода "Сомов" из плена во льдах Антарктиды.

В. В. АКУЛОВ, председатель профкома МГИ в 1976-1984 гг.:

— Особое внимание дирекцией института, профкомом уделялось социальным вопросам. Был наведен надлежащий порядок в вопросах очередности и распределения жилья. Раз в неделю мы с Борисом Алексеевичем проводили совместный прием сотрудников по социальным вопросам, соблюдению трудового законодательства. Были ли у нас спорные вопросы? Да, были. Но не конфликтные! В институте резко сократился поток различных жалоб и обращений в вышестоящие организации. Повысилась роль коллективного договора.

Н.З. ХЛЫСТОВ, кандидат географических наук, лауреат Госпремии УССР:

— Особое внимание Борис Алексеевич уделял экспедиционным исследованиям. С 1974-го по 1985 г. на научных судах института было выполнено 64 экспедиционных рейса. Был получен обширный и уникальный материал о процессах, развивающихся в морях и океанах.

Еще одно детище Бориса Алексеевича — советско-гвинейский научно-исследовательский центр в г. Конакри. Благодаря невероятным титаническим усилиям Бориса Алексеевича центр был построен и введен в эксплуатацию 17 мая 1983 г. При этом гвинейская сторона преследовала цели обучения и подготовки научных кадров, а советская сторона использовала уникальную возможность изучения ресурсов шельфа и экономической зоны Гвинейского региона Атлантики и природных ресурсов территории Гвинейской республики.

А.А. СИЗОВ, кандидат физико-математических наук:

— В конце семидесятых — первой половине восьмидесятых годов прошлого столетия МГИ вел интенсивные исследования Мирового океана по международным и национальным программам. Борис Алексеевич Нелепо провожал в рейс практически каждую экспедицию. В просторной каюте начальника экспедиции заслушивал краткий отчет о готовности к выходу в рейс, а потом в непродолжительной, но всегда непринужденной беседе тут же оперативно решал неизбежные проблемы, связанные с отходом судна. Однажды, когда я впервые уходил в рейс начальником экспедиции, почувствовав мое волнение, подбодрил: "Нынче вы у руля. Будьте уверенней, мы поможем". А потом, обращаясь ко всем присутствующим, с легким сожалением добавил: "Как бы я хотел сейчас быть на месте начальника экспедиции. Ничего лучше работы в море нет!"

В.В. КНЫШ, доктор физико-математических наук:

— Крупный ученый и организатор научных исследований, Б.А. Нелепо самое пристальное внимание уделял воспитанию и подготовке научных кадров. С 1976-го по 1984 год были зачислены на работу и поступили в аспирантуру МГИ выпускники Московского физико-технического института, Московского, Днепропетровского, Ростовского и Симферопольского государственных университетов, Севастопольского приборостроительного института. В общении с сотрудниками института Б.А. Нелепо был доступен и демократичен. По его инициативе в МГИ были существенно расширены права совета молодых ученых: они выступали с докладами на различных отечественных и международных океанологических симпозиумах, конференциях, съездах. Благодаря поддержке и помощи Б.А.Нелепо в МГИ в то время было защищено 11 докторских диссертаций.

Другие статьи этого номера