Консоль: «Сдавать свои позиции мы не собираемся»

Сколько копий было сломано по поводу строительства фирмой «Консоль» дома на улице Терещенко — не сосчитать. Иногда баталии велись юридически, иногда — физически, но до сих пор финальной черты под делом подвести не удалось. Вопрос так и висит в воздухе, и камни, из которых дом будет (или не будет) построен, являются камнями преткновения для обеих сторон. То, что дело решит суд, очевидно уже всем, но каково будет его окончательное решение, пока неизвестно. Сегодня свою точку зрения озвучивает директор представительства Севастопольской дирекции «Консоль» Сергей КОМИССАРОВ. Читайте. Думайте. Делайте свои выводы.- Фирма "Консоль" заключила договор подряда на строительство домов на двух участках, которые принадлежат частному предпринимателю Пичугину и частному предприятию "Камо", — рассказал С. Комиссаров. — Чтобы освоить эти два участка, необходимо провести противооползневые мероприятия на улице Терещенко. И первый этап проектной документации вышел как раз на строительство подпорной стены, о которой так много говорилось. Мы начали строительство. При этом получили разрешение, прошли экспертизу проекта.

— То есть действуете в рамках закона?

— Именно. Но местные жители препятствуют строительству этой стены. На сегодняшний день часть людей, с которыми мы побеседовали и разъяснили ситуацию, уже не протестуют, потому что поняли: раз строится — значит строится легитимно. Но часть жителей близлежащих домов, а именно несколько бабушек, чей пыл постоянно подогревается Александром Петровичем Хвальковым, регулярно конфликтуют с нами. Один такой конфликт закончился тем, что охранник получил удар по голове, развернулся и зацепил стоявшую рядом женщину 80 лет. Она упала и ударилась головой. Съемки этого инцидента проводили представители министерства внутренних дел. И когда жители подали заявление о нанесение телесных повреждений, сотрудники милиции обратились к этой пленке и увидели, что люди сами провоцировали охранников. В итоге им отказали в возбуждении дела. Все это я не видел собственными глазами, но доверяю Виктору Ивановичу Говорлюку, начальнику УМВД Ленинского района, который обо всем рассказал в прямом эфире телевидения. Именно он остановил дело.

— А какие именно иски были поданы на «Консоль» в суд?

— Группа протестующих граждан собрала документы и подала в суд на Пичугина и ЧП "Камо" с целью отменить решение на строительство. Но ранее у нас было судебное разбирательство с фондом коммунального имущества. Касалось оно того, что мы якобы разрушили подпорную стену, которая является коммунальной собственностью. Во-первых, сегодня трудно определить, является стена коммунальной собственностью или нет. Во-вторых, в суде "Консоль" заключила мировое соглашение с горсоветом и фондом коммунального имущества. То есть "Консоль" в данном случае выступает исключительно как подрядчик. Мы просто обязаны выполнить мировое соглашение, которое заключили.

— Так все-таки: ломаете вы подпорную стену или строите?

— Строим, конечно. Подпорная стена как раз проходит по границе участков "Камо" и Пичугина. Участок не ровный, а с выступами — на них раньше стояли гаражи. Жители эти гаражи нам уступили, и мы это нотариально оформили. А вот земля под гаражами ни под какое строительство не отводилась, она является собственностью города. Есть только решение горсовета на строительство гаражей на этой территории — и все. И вот на этой коммунальной земле мы строим именно коммунальную собственность! Ведь, построив стену, мы только укрепим улицу Терещенко, чтобы дома, не дай Бог, не поползли вниз, чтобы не пострадали коммуникации. И передадим эту стену в коммунальную собственность. При этом заметьте: мы вкладываем в строительство собственные средства.

— Какова основная аргументация противников строительства?

— Например, они говорят: "Мы не хотим, чтобы тут строили дом. Тут был детский парк". Но никакого детского парка там не было, а был захламленный пустырь. Еще требуют, чтобы мы уменьшили площадь огражденной территории. Да, нам пришлось занять небольшую часть дорожного полотна, но ведь правила безопасности требуют огораживать опасную зону, как правило, большую, чем площадь застройки, чтобы ничего не произошло с прохожими. Это предусмотрено в проекте организации строительства. Вопрос возник еще и по количеству этажей, поскольку существует решение сессии по ограничению этажности, а мы собирались строить многоэтажку. Но сейчас заказчик изменил решение, и этажей будет всего три. Проект еще проходит экспертизу и утверждение, а пока строительство дома мы не начинаем.

— Вы уже разработали стратегию, которой будете придерживаться в дальнейшем?

— Даже если на нас опять подадут в суд, мы не прекратим строить. У нас есть мировое соглашение, и мы должны его выполнить в соответствии с решением суда. Нашей земли на этом участке нет, вся земля выделена только жителям Севастополя, а мы строим исключительно как подрядчики. Мы вообще не имеем в городе ни гектара собственной земли. Однако сдавать свои позиции мы не собираемся.

Другие статьи этого номера