Древо мушкетера Герасима Кислухина

«Эта тетрадь не продается, не дарится в подарок, а передается по наследству детям, внукам и правнукам рода Кислухиных. Нам очень хотелось бы, чтобы наши потомки знали свои корни, гордились бы этими корнями, обязательно «родичались» всегда как со стороны моих потомков, так и со стороны жены. Таковы наши желание и просьба».Приведенная выше запись — заглавный фрагмент из рукописной родословной, которую вот уже пятый год ведет, собирая по крупицам порой очень скупые факты о своем роде, севастополец, военный пенсионер Леонид Кислухин…

Право слово, редко тому, кто всерьез заинтересуется конфигурацией генеалогического древа своей семьи, выпадает "счастливый билет": возможность проследить путь одной и той же (своей!) фамилии в глубь столетий. В большинстве случаев род сворачивает в сторону по женской линии, и на авансцену архивных поисков выходят уже совершенно иные фамилии. То есть они, конечно, знакомые, но целостность "сюжета", увы, нарушается.

Севастопольцу Леониду Кислухину в этом плане просто повезло. Сведения о его славном прадеде — героическом защитнике Севастополя в Крымскую кампанию 1853-1856 гг. — сохранились в рассказах деда, а затем и отец, будучи, как говорится, еще в здравом уме и твердой памяти, догадался пошедшему в первый класс семилетнему мальчику кое-что поведать о том, как его прадед палил из нарезного ружья по шотландским гвардейцам…

Долгие годы Леонид Кислухин, не спеша особо, все собирался всерьез заняться оформлением родовой росписи. И, наконец, несколько лет назад, когда здоровье дало первый "гудочек", он отправился в Музей героической обороны и освобождения Севастополя и сделал запрос относительно обстоятельств гибели своего прадеда в Альминском сражении.

Ответ музейщиков был таков. Да, действительно в архивных документах удалось разыскать сведения о Герасиме Кислухине, рядовом 1-й мушкетерской роты Суздальского пехотного полка

1-й бригады 16-й пехотной дивизии 6-го пехотного корпуса. Погиб он 8 сентября 1854 г. в Альминском сражении — первой сухопутной баталии в Крымской кампании. Похоронен в общей могиле на Братском кладбище на Северной стороне… И все.

…Сегодня можно, приблизительно, конечно, представить себе, как это произошло. 8 сентября 1854 года (по старому стилю) ротные квадраты Суздальского пехотного полка занимают позиции по склону Курганной высоты. Полку дан приказ защищать крайнее положение на правом фланге российских войск, противостоящих продвижению франко-англо-турецкого десанта к Севастополю… Герасим Кислухин находился в цепи в составе 1-й мушкетерской роты…

Тульский крестьянин, он призвался в царскую армию пехотинцем еще в 1830 году. После 12 лет мирной службы в Севастополе был отправлен в запас. К тому времени он уже женился на девице Александре — уроженке с. Кучук-Мускомья, и в 1846 году у них родился сын Тимофей. А жила семья Кислухиных на ул. Базарной в небольшом домишке, на месте которого к 1903 году вырос первый в Севастополе железобетонный высотный дом — ночлежный приют.

…Итак, повторимся: первая Севастопольская ратная страда призывает из запаса Герасима Кислухина, и утро 8 сентября 1854 года он встречает "застрельщиком" стрелковой цепи в составе полка, выдвинутого на скаты Курганной высоты на левом берегу р. Альмы. Первый натиск британцев. Герасим получает легкое ранение в плечо, но остается в строю. Во время второй атаки шотландской гвардии одна из пуль нарезных "энфилдов", выпущенных гвардейцами 42-го полка "Черные стражи", поражает Герасима Кислухина в грудь. Он даже не успевает осознать, что непоправимое все же произошло…

По воспоминаниям Тимофея Кислухина (деда Леонида Петровича), в семье долго хранилось красивое расписное блюдо. Мать Тимофея до самого июля 1855 года носила на нем на 2-й бастион, который с марта по август оборонял заметно поредевший Суздальский полк, потерявший 400 воинов в Альминском сражении, пирожки и шанежки, испеченные ею для защитников бастиона…

Ратный подвиг мушкетера Герасима Кислухина, отдавшего жизнь за Севастополь, Отечество не предало забвению. В 1856 году его вдове и сыну по высочайшему повелению государя были выделены земельный надел и необходимые для строительства дома средства в с. Чоргун (ныне Черноречье). Там (сейчас это ул. Мостовая, 5) прабабка Леонида Петровича вскоре построила небольшой дом, ставший на долгие годы семейным очагом рода Кислухиных. А ее единственный сын Тимофей избрал для себя редчайшую специальность — в с. Резервном, где росло много дубов, он с артельщиками выпаливал древесный уголь, весьма востребованный в дореволюционное время на бытовые нужды.

Свою жену Тимофей Герасимович по счастливой случайности выбрал с именем своей матери — Александра. И она ему нарожала… десять детей. Единственный сын (седьмой) — отец Леонида Петровича — избрал по жизни мирную профессию мельника. А сам Леонид Кислухин окончил Севастопольский судостроительный техникум, срочную отбыл в морской авиации на реке Бельбек, а затем 25 лет прослужил старшим инструктором в Черноморском высшем военно-морском училище им. П.С. Нахимова.

На том "военная" веточка генеалогического древа Кислухиных не пресеклась житейскими обстоятельствами. Сын Леонида Петровича Алексей — уже подполковник, он служит старшим преподавателем в Новороссийской государственной морской академии…

…Так уж повезло этому славному севастопольскому семейству, что глава его задолго до своей героической гибели в Альминском сражении успел чуть поднять на ноги сына, который и укрепил кислухинские корни. Они, его потомки, и продолжатели рода по женской линии Вьюнниковых — выходцев из нынешнего села Резервного, взрастили на пользу Отечеству на протяжении почти полутора столетий кадровых военных, рабочих Морзавода, пахарей и виноградарей, садоводов, виноделов, железнодорожников и музыкантов. Поистине целое соцветие профессий, без которых просто немыслима полноценная жизнь любого поколения севастопольцев…

Другие статьи этого номера