Синий чулочек

Моя героиня, как говорят французы, — «ни бо ни лэ». Не уродлива, но красавицей ее тоже не назовешь — серенькая мышка. Ей бы служить в разведке, но она много лет учит наших детей «великому и могучему» языку и аналогичной литературе. При этом тихо ненавидит и сам предмет, и тех, кого она обучает. Ненавидит, но скрывает. Уверена, что у нее это получается. На интервью согласилась легко при условии конфиденциальности. Ей просто захотелось публично высказаться. Вы не против? Тогда замрите — в «класс входит» И.Г., преподаватель русского языка и литературы. Всем встать!- Вы сказали, что не любите детей. Почему? В принципе, я их тоже не люблю, поэтому и не работаю с ними, а вы?

— Я не говорю, что не люблю детей вообще! Я, мягко говоря, недолюбливаю своих учеников. Вам приходилось иметь дело с тинейджерами?

— Приходилось. Не скажу, что я был в восторге, но всегда старался сделать их своими друзьями, тогда мы быстро находили общий язык.

— А если не находили?

— Я самоустранялся от них.

— Вот видите, а у меня такой возможности нет! Каждый день я вынуждена общаться с совершенно неуправляемым стадом, у которых в голове совсем другие ценности, чем у нас.

— Какие, например?

— А то вы не знаете! Они же все озабочены! Кто ночными клубами и дискотеками, кто компьютерными играми, у кого, простите, секс в голове…

— В принципе, это не так уж ненормально. По Фрейду, в таком возрасте наступает пик полового созревания и торжества либидо.

— "Торжество либидо", мне кажется, не должно завершаться сексом в четырнадцать-пятнадцать лет!

— Джульетте, однако, тоже было не двадцать восемь… Акселерация.

— Сексуальные игры в классе — это, по-вашему, акселерация?! Такими темпами "акселерации" учителя через два-три года станут пассивными вуайеристами!

— Простите, кем станут учителя?

— Невольными наблюдателями акта на классной парте! Какая там литература?! После школы они собираются у кого-нибудь на квартире и смотрят порно, а потом… Впрочем, я не присутствовала, но по их разговорам в школе на следующий день понимаешь, что они не в лото играли. Фу!

А я не знаю, чем возразить. Целомудрие действительно не в моде, а высоким чувствам действительно противопоставлены плотские забавы, но… Учитель для того и существует, чтобы как-то влиять на незрелые умы!

— А как я могу повлиять?! Принимать участие в их "тусах" или, простите, раздавать презервативы на уроке литературы?! Думаю, это проблема их родителей. Моя задача дать им базовые знания по своему предмету, а не шпионить и не подглядывать.

— А вы в их возрасте…

— В их возрасте я после уроков бежала в музыкальную школу, потом на гимнастику, потом… Было чем занять себя — спасибо родителям! Даже в институте я ни о чем подобном не думала.

— У вас не было друга, парня, "жениха"?

— По большому счету, у меня и подруг не было. Была ясная, конкретная цель — окончить с отличием институт и поступить в аспирантуру.

— Вы достигли этой цели?

— Да. Окончила аспирантуру, правда, по разным причинам диссертацию не защитила.

— Вышли замуж, родили детей?

— Боже упаси! Я не из тех, кто кидается под первого встречного в шестнадцать лет, а потом с ребенком на руках возвращается к родителям побитой собакой. Сначала надо стать самостоятельной, полностью обеспечивать себя, а уж потом неторопливо подыскивать спутника жизни.

— Вам это удалось?

Она с плохо скрываемым раздражением смотрит на меня сквозь дымчатые стекла. Понимаю, что сейчас я являюсь для нее олицетворением ненавистного "мужского начала". И без того узкие губки превратились в тонкую полоску. Сейчас, видимо, на меня обрушится библейский потоп оскорблений и упреков. Ладно, я адаптированный, но на всякий случай надеваю на голову "шлем" — он меня часто спасал в подобных случаях.

— Нет, замуж я не вышла. Радуетесь? Представьте, не нашла достойного мужчину! Не самца, а мужчину. Опережу ваш вопрос — ребенка у меня тоже нет. Зачем рожать "для себя" от кого ни попадя?! А потом тешить себя иллюзиями, что живу не зря, что выполнила материнский долг.

— Получается, что вы — …

— Не считаю это позором! Отдавать себя надо один раз и на всю жизнь. В надежные руки. Таких рук я еще не встречала.

— Но ведь, простите, вам не…

— Для себя я решила, что лучше всю жизнь проживу одна, чем с нелюбимым мужчиной или по расчету. Мне всегда есть чем себя занять. Я хожу на все премьеры, выставки, концерты — мне не скучно. Даже дома мне нравится провести вечер с любимым писателем, чем с приставшим в транспорте кобелем, простите!

— Что читаете? Наверняка не Генри Миллера и не Буковского?!

— А это ваши кумиры? Я сразу поняла, что вы такой же, как и все. Мужчина, восхищающийся пошлятиной Буковского, мне сразу неинтересен. Предпочитаю Тургенева, Флобера, Чаадаева, Цветаеву, Пушкина…

— Да! А кто написал: "Ни ночки даром проспанной — все в райском во саду! А как же, бабка, господу предстанешь на суду?". Или: "Вот и маленькая ножка, вот и круглый гибкий стан. Под сорочкой лишь немножко прячешь ты свой талисман"?

— Я вас недооценила! Похоже, вы подготовились к интервью. Даже эти строки, кстати, не характерные для гениев, адресованы кому-то конкретно, в кого автор был влюблен.

— А любовный список Пушкина? Да и Марина не отличалась моногамией.

— Вы все передергиваете, цитируя вырванные из контекста строки. Я высказала вам свою точку зрения: мужчина должен быть один и на всю жизнь.

— А сократить не пробовали: "мужчина должен быть"! Все-таки двадцать первый век, нравы общества стали мягче и терпимее.

— Вот именно, и скоро мы все окажемся в эпохе Каллигулы! Наблюдая за своими учениками, я понимаю, что мы одной ногой уже там. Я знаю, что таких женщин, как я, презрительно называют "синий чулок". И пусть! Я этим даже горжусь!

— А вы могли бы описать своего долгожданного избранника? В общих чертах.

— Могу. Он — полная противоположность вам!

— Спасибо за комплимент! Может, именно поэтому я и не работаю с детьми.

— Во-первых, я говорила, что они давно уже не дети! Они — маленькие взрослые, которые еще не научились зарабатывать на жизнь: для себя и своей… семьи. Они сидят на шее у родителей, а во всем остальном они, уж поверьте, ни в чем не отказывают. А, во-вторых, вы бы им понравились со своими идеалами "свободной любви"!

— Я не говорил, что проповедую свободу в любви.

— Я вижу это по глазам.

Блин, надо на такие встречи надевать темные очки! А то она сейчас еще что-нибудь прочтет. По сути, она права! Мы действительно очутились в эпохе вседозволенности, но ведь времена меняются так быстро, а духовные и моральные ценности не успевают за сменой формаций. Что делать?

— Что делать?

— Уже поздно что-то делать! Если сегодня сами родители разрешают своим детям жить вне брака в пятнадцать лет, то как я могу запретить им это?!

— Своим примером. Расскажите им о том, что в жизни надо дождаться своих "алых парусов", а не прыгать в каждую проплывающую шлюпку.

Улыбнулась. Уже полегче. Да и лицо у нее стало приветливым и… привлекательным. Надо удержать ее на этой волне, вдруг откроется.

— Сами-то верите в то, о чем говорите? Заходит ненавистная им И.Г. и говорит: "Девушки! У каждой из вас на жизненной дороге непременно встретится ваш принц. Дождитесь его — и не пожалеете". да? Да после занятий за ними такие машины приезжают, они даже хвастаются друг перед другом, у кого папсик "навороченнее". Они вообще считают меня полной дурой и не скрывают этого. Так что мое мнение ими не учитывается.

Другие статьи этого номера