Человек-оркестр

Нынешний год — особенный для коллектива народного оркестра русских народных инструментов имени Константина Смирнова. Этот год двойного юбилея: 90-летие со дня рождения его основателя, Константина Лонгиновича Смирнова, совпадает с 50-летием самого оркестра. Но если к юбилею оркестра еще есть время подготовиться (в запасе пара месяцев), то круглая дата Колоныча (так любовно и уважительно первого руководителя оркестра называли его ученики) была отмечена общественностью 17 сентября.А родился Колоныч в Кокчетаве — в Северном Казахстане, рос в семье, где было шестеро детей (четыре брата и две сестры). Все дети обладали большими талантами: играли на музыкальных инструментах, рисовали, были одарены литературными способностями.

К. Смирнов, как принято говорить, — дитя своего времени. Всю войну Константин был на фронте. Вместе со страной и людьми пережил многие драматические события того периода. Он был участником сражения на Курской дуге и выжил, когда почти никого не осталось из тех, кто был рядом, участвовал в Сталинградской битве… А в 1944 году Смирнов уже играл в военном оркестре. Помимо того, что он художник (окончил перед войной художественное училище), Константин на военных дорогах не расставался с гитарой. Война закончилась для него в Риге, где в мирное время он работал воспитателем в ремесленном училище и в то же время сам учился в академии художеств. В течение жизни в нем прекрасно уживались склонности к изобразительному искусству и музыке.

Благодаря брату Евгению, военному корреспонденту газеты "Красный черноморец", К. Смирнов приехал в Севастополь. Тогда шли разговоры об открытии в городе Дворца пионеров, и Константина пригласили для работы с детьми. Однако вначале оркестр располагался в здании Детской морской флотилии и лишь позже перебрался в здание Дворца пионеров.

Первый концерт созданного им оркестра русских народных инструментов был дан в 1957 году в школе N 15. Вначале это был детский коллектив, позже юношеский, а потом, поскольку дети вырастали, а расставаться никому не хотелось, то "прописали" самодеятельный коллектив в клубе Морского завода имени С. Орджоникидзе. В оркестре с удовольствием стали заниматься не только учащиеся, студенты, но и молодые рабочие. Скольких ребят Колоныч благодаря своему энтузиазму оторвал от улицы, занял интересным делом. Такие вот у него были организаторские способности и педагогический талант!

Через три года оркестр набрал силу, концерты проходили уже в театре имени А.В. Луначарского при полном аншлаге. Коллектив исполнял серьезные классические произведения: 7-ю симфонию Шуберта, увертюру к опере "Руслан и Людмила" и народные песни — русские, украинские, белорусские. Очень лестные отзывы поступали в адрес оркестра и его руководителя от заслуженного артиста Украины Бориса Боголепова. В творческом коллективе появилось немало профессиональных музыкантов.

"Музыкальные университеты" прошел здесь судовой электрик Владимир Работин, служивший впоследствии в Ансамбле песни и пляски Черноморского флота. А Виктор Пименов после занятий в оркестре поступил в музыкальное училище. Многие замечательные солисты начинали свой творческий путь в оркестре.

— Участие в оркестре под руководством К. Смирнова дало очень многое, — рассказывает нынешний руководитель творческого коллектива Евгений Лоушкин. — Кроме общего развития, интересного общения и увлечения музыкой, я получил главное — профессию. Непосредственно из оркестра, не имея специального музыкального образования, я попал в музыкальное училище, а впоследствии в консерваторию.

Многие годы концертмейстером здесь была Татьяна Сорокина — известный в городе человек. (Сейчас она возглавляет постоянную депутатскую комиссию по социальным и гуманитарным вопросам горсовета, до сих пор посещает отчетные концерты). После Татьяны Павловны концертмейстером, непосредственно помощником Константина Смирнова, стала его дочь Ольга. Многие музыканты привлекали к занятим не только друзей, но и близких, родственников. Константин Лонгинович был за такую семейственность. Тем более что все его четыре дочери играли в оркестре. Так создавались традиции. А всего свыше двух тысяч корабелов прошли здесь школу музыкального и эстетического воспитания.

Мало того, К. Смирнов выступал с концертами-беседами о музыке в школах, знакомил школьников с народными инструментами, организовывал поездки на музыкальные фестивали в Ленинград, Киев, Поти, Волгоград, другие города и районы Крыма…

В постоянном внутреннем выборе: музыка или изобразительное искусство (что окажется сильнее), видимо, победила музыка. Хотя портреты композиторов, которые были развешаны в классе, Смирнов рисовал сам, приводил ребят в музей смотреть картины. А накануне 80-летия Константина Лонгиновича севастопольцы познакомились с еще одной гранью его таланта, о которой мало кто знал, — его стихами, прозой, сатирическими миниатюрами в книге "В лицо грядущему глядеть умею". Это издание было подарком благодарных учеников своему учителю. Сейчас Константина Лонгиновича с нами уже нет, он ушел из жизни несколько лет назад. Но остается чувство, что этот человек не ушел, он где-то рядом.

Сегодня оркестр — детище К. Смирнова — под управлением Е. Лоушкина набрал новую силу. В прошлом году он завоевал Гран При на фестивале "Золотой саксофон" в Польше, затем занял первое место на фестивале в Словакии.

— В этом году мы готовимся к открытию мемориальной доски в честь Константина Смирнова, — говорит Евгений Лоушкин. — Она будет установлена на здании клуба Севморзавода. Сейчас над портретом Константина Лонгиновича работает известный скульптор С. Чиж. Весь творческий коллектив эту идею поддерживает. Таким образом мы увековечим имя этого замечательного и талантливого человека. Сначала его имя было присвоено оркестру, а теперь в городе появится памятная доска в честь основателя первого оркестра русских народных инструментов в Севастополе.

Кстати, в Севастополе было несколько попыток организовать подобный оркестр. Впервые это было еще при царе Николае. Затем, уже после Октябрьской революции, в советский период. Но оркестры просуществовали недолго. И вот в 1957 году оркестр русских народных инструментов основал Константин Смирнов. Это была блестящая попытка, и потому оркестр живет и здравствует по сей день.

Другие статьи этого номера