Две семьи. Две судьбы

В общественной приемной народного депутата Украины V созыва Вадима Колесниченко состоялась удивительная встреча.

Предваряя ее, Вадим Васильевич отметил, что "…в Севастополе родился один из самых замечательных проектов, который сегодня является составной частью историко-патриотического воспитания не только жителей города, но и всей Украины и стран СНГ. Речь идет о возведении историко-мемориального комплекса в районе 35-й береговой башенной батареи. Это то место, которое олицетворяет для нашего государства последний рубеж героической обороны Севастополя. К сожалению, те события, которыми сопровождалась сдача Севастополя, обусловлены отсутствием серьезного пласта информации. Второй год подряд с помощью средств массовой информации, с помощью всех заинтересованных лиц мы пытаемся найти любую, подчеркиваю, любую информацию, которая связана с событиями, происходившими на этом рубеже в 1941-1942 годах…"

Огромное счастье, что сегодня еще живы, пусть и немногие, непосредственные участники тех трагических событий или люди, имевшие к ним непосредственное отношение. А еще то, что дети славных защитников черноморской твердыни свято хранят в памяти и семейных архивах, увы, немногочисленные бесценные реликвии, фотографии и документы, позволяющие воссоздать истинную картину событий в Севастополе 1941-1942 гг.

Именно они, дети, внуки и правнуки солдат Великой Отечественной, сегодня со всех уголков мира присылают и передают в Севастополь подлинные свидетельства мужества и героизма своих родных и близких. А еще они приезжают в наш город, чтобы передать эти документы лично. И пусть миновало уже шесть с лишним десятилетий с тех трагических и героических дней, их влечет и манит легендарный Севастополь, а еще непреодолимое желание лично увидеть места боев и подвигов отцов, дедов и прадедов.

"РОЖДЕННЫЙ НА 35-Й БАТАРЕЕ"

Так называлась одна из первых публикаций в нашей газете. В ней шла речь о том, что 22 марта 1939 года в санчасти 35-й батареи родился мальчик. Его назвали Вадимом. Он был сыном заместителя командира батареи Михаила Владимировича Матушенко.

Много воды утекло с тех пор. Уже давно нет в живых Михаила Владимировича — он умер в 1956 году в Севастополе, похоронен в Киеве. Но его сын Вадим Михайлович продолжает хранить память об отце и его боевых товарищах. Он передал в Севастополь для будущего историко-мемориального комплекса и Пантеона памяти бесценные документы и фотографии. Именно он помог отыскать в Киеве жену и сына командира 35-й батареи А.Я. Лещенко, о чем мы тоже уже рассказывали своим читателям на страницах газеты.

Но, видимо, этого Вадиму Михайловичу Матушенко показалось недостаточно. И он лично приехал в Севастополь, чтобы еще раз пройтись по местам боевой славы отца и его боевых побратимов, чтобы еще раз поклониться героической севастопольской земле и почтить память павших защитников и освободителей нашего родного города.

ШОФЕР ГЕНЕРАЛА ЖИДИЛОВА

С волнением листаю книгу генерал-лейтенанта Евгения Ивановича Жидилова "Мы отстаивали Севастополь", изданную в 1960 году военным издательством Министерства обороны Союза ССР. Ее генерал подарил своему товарищу по обороне Севастополя Ивану Петровичу Володину, сын которого, капитан 1 ранга Валерий Иванович Володин, сегодня с энтузиазмом и любовью занимается созданием мемориального комплекса на 35-й береговой башенной батарее и Пантеона памяти. Он по крупицам собирает сведения о павших на севастопольской земле и плененных в начале июля 1942 года.

На 8-й странице читаю:

"…Ну и дорожка к святому Федору! — замечаю я, намекая на русский перевод названия "Ай-Тодор".

— Одно мучение, — соглашается со мной водитель Ваня Шкирявый — щупленький, низкорослый матрос. Он уже второй год служит шофером в штабе флота и все никак не может привыкнуть к крымской жаре и крымским горным дорогам.

— То ли дело у нас, в Ростовской области! Едешь, обдувает тебя прохладный ветерок, а дороги ровные, широкие! Куда ни взглянешь — простор, все видно далеко-далеко. А тут? И как мы будем воевать на таких дорогах?

Мой спутник выглядит совсем мальчиком. И, глядя на него, я думаю: "А как воевать, имея бойцами таких мальчишек?" Тогда я еще не мог по достоинству оценить нашу задорную, не знающую страха молодежь…

— Да, ты прав, Ваня, — говорю я матросу. — Здесь все иначе, чем в твоих донских краях. Но придется нам воевать на этих дорогах, в этих горах и лощинах. Так что привыкай, дорогой…"

Не довелось Ванечке Шкирявому вернуться в родные места, надышаться свежим ветром Ростовской области, вдохнуть полной грудью непередаваемый и до боли родной и знакомый запах своего края. Его последним пристанищем стал Севастополь — его скалистая почва и выжженная безжалостным солнцем земля.

Но солдат не исчез бесследно. Через шесть с лишним десятилетий в Севастополь приехал его сын Виктор Иванович со своими уже взрослыми сыновьями. Приехали сюда в первый раз в жизни! Этой семье интересно все, что связано с их отцом и дедом. Солидный человек с богатым жизненным опытом, Виктор Иванович, вспоминая об отце, о послевоенной встрече в Москве с генералом Жидиловым, еле сдерживал слезы. Его взрослым мальчикам тоже с трудом удавалось сдержать захлестнувшие эмоции…

Две семьи, две судьбы. Такие разные, но объединенные общим прошлым своих отцов. Объединенные общим стремлением и одной благородной целью: не дать забыть о трагедии десятков тысяч краснофлотцев и их семей, восстановить по крупицам имена и фамилии тех, кто заплатил за наше мирное настоящее самую высокую цену. И обязательно увековечить память о них. В историко-мемориальном комплексе на территории 35-й береговой батареи и Пантеоне памяти.

Так и будет!

Другие статьи этого номера