С корабля — в большую жизнь

В послевоенные годы служили на крейсере «Молотов» два друга не разлей вода — Иван Головачев и Михаил Лавриненко. Полученные из родных мест письма, и те читали вместе. Переписывался Ваня главным образом с сестренкой — студенткой Леной. Постепенно ее слова крепко зацепили Михаила. Он возьми да и 2 июля 1949 года отправь девушке конвертик: «Лена, здравствуйте! Примите привет и массу наилучших пожеланий в жизни и учебе от незнакомого вам Михаила…»Очень скоро Ваню и Михаила, отличников боевой и политической подготовки, поощрили краткосрочным отпуском с выездом на родину. Так друзья оказались в Кисловодске, где училась Лена. Девушка тут же отправила было ребят домой. В период экзаменационной сессии ей было не до встреч. Все же молодым людям выпал свободный денечек на осмотр местных достопримечательностей: Красных камней, соснового бора. В зеркальный пруд были брошены монеты. Тут Михаил Лавриненко и сказанул, не без труда преодолевая смущение: "Леночка, давай поженимся". "Жениться? — последовал ответ, — я хочу учиться". Всю дорогу до Севастополя колеса вагона выстукивали на стыках: "Жениться? Я хочу учиться", "Жениться? Я хочу учиться…" Матрос тоже взял в руки учебники. Таково было условие невесты: получить основательное образование. Михаил писал любимой, что на сон оставляет 4-5 часов в сутки. В течение двух лет до дембеля матрос Лавриненко сдал экзамены за восьмой, девятый и десятый классы.

Кто из служивших срочную в армии не переписывался? Но наш случай — особый. Переписка длилась долгие восемь лет, в том числе год-полтора после регистрации брака, день в день.

"…Жениться? Я хочу учиться". "Жениться? Я хочу учиться…" Сначала Лена окончила фельдшерско-акушерскую школу, затем — Кубанский мединститут в Краснодаре. Учеба увлекла и Михаила Лавриненко настолько, что он не мог остановиться. У него — Днепропетровский горно-металлургический институт, учеба заочно в аспирантуре и успешная защита в 1965 году диссертации с присвоением ученой степени кандидата технических наук. К этому времени Елена Ильинична и Михаил Захарович уже были мужем и женой. В сентябре 1955 года их благословили старинной семейной иконой. С нею в свое время шла под венец мама невесты, Анна Ананьевна.

В сорок лет Михаил Захарович проходит по конкурсу на должность доцента Севастопольского приборостроительного института. Восемь лет спустя М.З. Лавриненко становится его ректором, почти на четверть века до своей кончины в 1999 году.

Долгие годы супругами Лавриненко счастливо прожиты в "сталинке" на улице Гоголя. Мне известен этот дом. Всякий раз, когда я проезжаю мимо, моя голова, как подсолнух, поворачивается к окнам, через которые при жизни Михаил Захарович мог смотреть на расположенные наискосок через дорогу старые учебные корпуса возглавляемого им института. Самая дальняя комната служила хозяину кабинетом. Здесь одна стена во всю длину от пола до потолка плотно заставлена книгами. За столом у окна Михаил Захарович далеко за полночь засиживался над рукописями. Им написаны два учебника, снабженных грифами министерств образования Украинской ССР и СССР, три учебных пособия и сотня статей, главным образом в научных печатных изданиях. Елена Ильинична подавала из соседней комнаты голос: "Миша, не время ли для сна?" Михаил Захарович неизменно отвечал: "Но ведь тебе, Лена, я не мешаю". Бывало, просиживал за столом почти до рассвета.

М.З. Лавриненко творил не один, о чем могут свидетельствовать свыше 70 медалей ВДНХ СССР, тысячи авторских свидетельств. В отдельные годы заключалось по сто и более хозрасчетных договоров на разработку научных тем.

Однажды Михаил Захарович снял дома обувь, а носок на правой ноге пропитан кровью, хоть выжимай. В то время полным ходом шло строительство студенческого городка на другом конце города. Осматривая площадку объекта, раскинувшегося почти на 70 гектарах, Михаил Захарович наступил на торчавший гвоздь… "Миша, это опасно, — запричитала Елена Ильинична, — надо сделать уколы против столбняка". "Все будет нормально, Леночка, нет времени на уколы", — последовал ответ. Михаил Захарович, правда, тщательно промыл рану, прижег ее йодом, переобулся и снова уехал на стройку.

Она требовала много сил и времени, еще не начавшись. Одна лишь деталь: учебный корпус предстояло возводить по индивидуальному проекту, а это обязательные согласования на уровне ЦК КПСС и Совета Министров. Но до высших инстанций следовало еще дойти. Севастопольцы добились частичного финансирования объекта мощным "Газпромом". Его в то время возглавлял бывший глава правительства Российской Федерации, а ныне посол нашего великого северного соседа в Украине В.С. Черномырдин.

В вышедших два года назад "Очерках становления, развития…", посвященных их автором В.И. Трощенко очередной годовщине основания университета, приведены слова ветерана вуза профессора А.Т. Балабанова. "Настойчивости и самоотверженности Михаила Захаровича мы по-хорошему завидовали, — сказал он. — За общее дело болел, как за личное. Даже в выходные дни пропадал на стройплощадке. Следил за качеством работ, хотя на объектах трудились лучшие специалисты Крыма. Сколько здоровья, энергии требовалось, чтобы так напряженно работать и все успевать. Вот уж действительно флотская закалка выручила. Подкупало нас в ректоре и то, что он без суеты, упреков делал важное дело, видя большую перспективу вуза".

В числе организаций, которые поднимали объекты студенческого городка, видное место занимало СУ-42 "Севастопольстроя". Его руководитель И.И. Берновек давно уже вышел на пенсию. Иван Иванович успел поделиться со мной воспоминаниями об участии ректора в организации строительства. М.З. Лавриненко в тесном контакте работал с проектировщиками, пробивая добычу материалов более высокого качества. По инициативе Михаила Захаровича на помощь профессионалам пришли студенческие силы. И не на один год. Руководитель института взял на себя то, что от него и не требовалось.

Зато какой студенческий городок под неусыпным вниманием ректора подняли! Учебный корпус — гигант с отсеками "А", "Б", "В" и "Г" — мне, например, очень напоминает раскрытую книгу: смотри на здание хоть со стороны бойкой улицы с троллейбусной линией, хоть со стороны моря. В непосредственной близости нашлось место общежитиям, корпусу для занятий физкультурой и спортом…

Для "начинки" принятых в эксплуатацию объектов потребовалась тьма оборудования и учебных пособий. Часть учебных пособий Михаил Захарович нашел в нетрадиционном месте, обратившись по месту своей военной службы к командованию Черноморского флота. Ну как было отказать бывшему моряку-черноморцу?! Особую гордость Михаил Захарович испытывал по поводу сдачи в 1982 году в эксплуатацию библиотеки. К книге у ректора было особое отношение. И фасадом, и интерьерами библиотека вышла такой, что ее одно время включали в туристические маршруты. Михаил Захарович успел поучаствовать и в церемонии, которая ознаменовала начало строительства храма во имя cвятой Татьяны — покровительницы студенчества.

…Сегодня, 2 октября, заслуженному работнику высшей школы УССР, профессору, академику Инженерной академии наук Украины, кавалеру ордена "Знак Почета" и многих медалей, ветерану труда, депутату городского совета шести созывов Лавриненко Михаилу Захаровичу могло бы исполниться 80 лет. Его светлое имя было присвоено созданной в 2001 году межкафедральной лаборатории информационных систем и средств автоматизации проектирования в аудитории 104-го учебного корпуса на улице Гоголя, 14. В семье дочери ректора, Татьяны Михайловны, растет сын. Его нарекли именем деда — Михаилом. Осталось нереализованным официально оформленное пожелание друзей и соратников М.З. Лавриненко о присвоении имени ректора улице в Студенческом городке. Однако она получила название Университетской.

Другие статьи этого номера