Лишние люди?

В прошлом номере газеты мы уже поднимали тему создания в Севастополе приюта или ночлежки (кому как больше нравится) для людей без определенного места жительства (бомжей). Безусловно, мало кому приятно видеть на улице или находиться рядом в общественном транспорте с этими неопрятными, давно немытыми, одетыми в старье, пахнущими далеко не дорогим одеколоном и домашними пирогами людьми.К несчастью, бомжи стали неотъемлемой частью нашей жизни. С этим трудно спорить. Кто знает, по какой причине или в силу каких жизненных обстоятельств они оказались на улице. Но все-таки они тоже ЛЮДИ. Пусть грязные, лазающие по мусорным контейнерам в поисках пропитания, ночующие на скамейках городских парков и скверов или в подвалах жилых домов, часто нетрезвые… Но все же ЛЮДИ! И относиться к ним необходимо по-человечески. Это, в конце концов, один из показателей здоровья нашего общества в целом.

Вновь обратиться к теме острой необходимости создания в городе хоть какого-нибудь специального учреждения для бомжей, побудил совершенно дикий на наш взгляд, факт.

8 октября в сквере в районе школы N 44, что рядом с центральным городским рынком, возле скамейки прямо на голой земле лежал, свернувшись калачиком, мужчина-бомж. На первый взгляд казалось, что он спит. Ранним утром этого дня его видели многие севастопольцы, в том числе и ученики находящейся рядом школы. Шло время. Признаков жизни человек не подавал. Открылась площадка расположенного почти впритык кафе. Ее тут же заняли посетители. На скамейках сквера комфортно устроилась молодежь — она отдыхала и веселилась, распивала пиво. А человек все лежал на земле. До него никому не было дела…

Уже после полудня стало очевидно, что мужчина мертв. Кто и когда вызвал сотрудников милиции, такой информацией редакция не располагает. Но то, что еще и в 15 часов труп (правда, с накрытым лицом) оставался в сквере, известно точно. Ужас и дикость ситуации состоит в том, что все это время хомо сапиенс, считающие себя таковыми (в отличие от лежащего на земле), находясь в нескольких метрах от умершего, живо под шашлычок и пивко обсуждали происшедшее. При этом весело переговаривались и шутили: "Что, правда, умер? А может быть, еще нет?"

Смерть близкого человека — это трагедия для нас. Мы переживаем, страдаем, принимаем слова соболезнования и сочувствия. Нам больно. Почему же тогда реакция на смерть человека без определенного места жительства была у свидетелей происшествия столь неоднозначной? Откуда эти равнодушие, пренебрежение и жестокость? Ведь умер же ЧЕЛОВЕК!

Обычно редакция не публикует снимков, шокирующих читателей. Но на этот раз мы решили отойти от правил. Может быть, запечатленная картина заставит задуматься и нас всех, и городские власти о том, что проблема бомжей в городе существует, что ее необходимо срочно решать. Решать, а не стыдливо отводить глаза в сторону при виде человека, копающегося в мусорке или ночующего под открытым небом. Наши предки говорили: "От сумы и от тюрьмы не зарекайся". Мудрыми они были людьми. И сострадательными…

Другие статьи этого номера