«Я хотел пойти в школу, да мама сказала: «Зачем тебе это надо?»

Моему собеседнику семнадцать лет. На вид — обычный мальчишка: симпатичный, смышленый, разговорчивый. Но есть одно «но», не позволяющее поставить этого паренька в один ряд со сверстниками. Он НИКОГДА не посещал школу.

ВМЕСТО ШКОЛЬНЫХ ЗАДАНИЙ — ПОРУЧЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ

Андрей К. (по просьбе юноши настоящие имя и фамилия не называются) — житель Днепропетровской области. В Севастополь приехал автостопом. До этого побывал в других крымских городах. Пока был курортный сезон, подрабатывал. Оказавшись в нашем городе без копейки в кармане и не найдя подходящей работы, сам пришел в отдел милиции: "Отведите меня в приют". Там с удивлением посмотрели на долговязого юношу и назвали адрес. Андрей сел в троллейбус и приехал на улицу Окопную.

В приюте его хорошо встретили. Отмыли, накормили, собрали информацию, сообщили родителям о местонахождении сына. Время идет, но пока за парнем никто не приезжает. "Наверное, родители совсем обиделись", — считает Андрей. По его словам, у него с ними давно нет взаимопонимания. "Мама из-за меня уже два инфаркта перенесла, — говорит он и добавляет: — Но она все равно не выдержит, приедет…"

Семью Андрея, по его рассказу, можно назвать вполне обеспеченной. Новый двухэтажный дом, у мальчика были компьютер (для игр), мотороллер. Мама работает продавцом на вещевом рынке, папа трудится прорабом. И хотя они цыгане, всегда вели образ жизни оседлый. Тем не менее Андрей ни дня не ходил в школу. Когда в первой половине дня его друзья постигали азы грамоты, он отсиживался дома. А лет с десяти начал выполнять родительские поручения. То его помощь на рынке была нужна, то требовался присмотр на стройке.

— А разве ты не спрашивал родителей, почему, как все дети, не ходишь в школу?

— Конечно, спрашивал. Но мама говорила: "Зачем тебе это надо? Только плохому научишься".

Когда мальчику исполнилось восемь лет, она привела в дом знакомую учительницу, которая научила ребенка немного читать и писать.

— А сам ты хотел бы учиться?

— Когда-то хотел. Мне ведь иногда перед друзьями даже стыдно было.

"…С ТЕХ ПОР МЕНЯ ВОРОВАТЬ НЕ ТЯНЕТ"

Ничем особо не обремененный, мальчишка начал искать приключения. Первый раз он ушел из дома в восемь лет — остался ночевать у друга. Последовавшее наказание и домашний арест не вразумили. А спустя несколько лет Андрей решился на более дальние путешествия. Сел как-то раз в межрейсовый автобус и уехал в Одессу. Однако милиция быстро вычислила "бесхозного" паренька. Так он первый раз оказался в приюте. Вернувшись домой, раскаивался. Но тут началось другое, не менее пагубное увлечение, — игровые автоматы.

— Я мог заработать на рынке 100 гривен и тут же их проиграть, — делится воспоминаниями парень. — Но поначалу мне даже везло. Однажды я потратил двадцать, а выиграл триста гривен. Больше, конечно, терял. Как-то раз папа мне дал две с половиной тысячи — надо было погасить долг за газ. А я отправился к автоматам и все проиграл.

В пятнадцать лет Андрей самовольно уехал в Донецк. Толчком послужил заурядный конфликт в доме. Затем в его "послужном списке" появились другие украинские города. Улица не то чтобы стала родным домом, но больше и не пугала.

— Наверняка, скитаясь по городам, ты имел опыт общения с плохими компаниями…

— Однажды со мной произошел случай, после которого я перестал искать друзей. Одному — надежнее. А было это в Одессе, когда в приюте меня, тогда еще совсем малолетку, шестнадцатилетние парни подговорили бежать. Они нюхали клей, и им нужны были деньги. Оказавшись на улице, они вычислили мужчину, который был пьян, и ударили по голове. Обворовали. Но уже через тридцать минут нас задержала милиция. В отделении всех побили. Позже, разобравшись, меня все-таки отпустили. Парни вину взяли на себя. Но с тех пор меня воровать не тянет, уж сколько раз предлагали…

Сотрудники приюта Андрею симпатизируют. Говорят, что парень хороший, со всеми нашел общий язык, всегда готов предложить свою помощь. И искренне сочувствуют его нескладывающейся так, как хотелось бы, судьбе. Дети, прогуливающие школу, — здесь явление типичное, но чтобы вообще никогда…

БЕЗ ОРИЕНТИРА

Интересно, что за все эти годы никто из педагогов, социальных работников, инспекторов служб по делам несовершеннолетних в Днепропетровской области в дом Андрея так и не заглянул и не спросил: "Парень, почему ты в школу не идешь?" Возможно, причиной тому "национальный колорит" этой семьи, возможно, что-то другое.

У нас в городе тоже есть дети, пока не охваченные системой всеобщего начального или среднего образования. Их родители, как правило, — опустившиеся люди, в пьяном угаре забывающие не то что возраст, количество собственных детей. В приюте еще помнят девочку, в десять лет впервые пришедшую в первый класс, четырнадцатилетнего мальчишку, не умеющего ни писать, ни читать. Их вовремя выявили, спасли, вернули право на образование, научили мечтать, строить планы на будущее.

…Прощаясь с Андреем, поинтересовалась, как он представляет свою жизнь дальше. Оказалось, глупее вопроса не найти. Парень неопределенно пожал плечами. Что ответить, он явно не знал. Он — Маугли, выросший среди людей в каменных, дремучих джунглях.

Другие статьи этого номера