Жертвы безнравственного времени

Их не волнует подготовка города к зимнему периоду, а город не волнуют они. Как правило, это серые тени, снующие по улицам в постоянном поиске. Эти люди живут в своем маленьком замкнутом мире, ограничивая свои интересы низменным порогом — добычей пропитания и выпивки. О них вытирают ноги и используют как козлов отпущения. Они — дети улиц. Они — бомжи.

Жесткие условия, в которых нам приходится жить в последние годы, породили новый тип человека, способного быстро адаптироваться к окружающей действительности, отбрасывающего на второй план ради собственной выгоды любые нормы людской морали.

Мы, к сожалению, уже совсем не такие, какими были наши родители с их гипер- трофированными чувствами доброты, доверия и сострадания. Их душевные качества ярко отражены в черно-белых фильмах прошлых лет. Хотя и им сегодня пришлось отказаться от многих принципов, чтобы не стать жертвами безнравственного времени.

Те, кто не смог справиться с трудностями и приспособиться к новым жизненным реалиям, оказались выброшенными на улицу, фактически превратившись в бомжей, или влачат жалкое существование, прячась от проблем в алкогольном дурмане.

Эти люди, как никто другой, нуждаются в нашей поддержке. Они остались один на один со своими проблемами и практически лишены возможности вернуться к нормальной жизни.

Какие чувства вызывает человек, обернутый в грязные лохмотья, сидящий на троллейбусной остановке с протянутой рукой? У большинства из нас это зрелище вызывает чувство брезгливости и презрения. И только в разговорах мы вспоминаем, что они тоже люди, что их жалко и что никто не хотел бы оказаться на их месте.

Лишенные поддержки не только со стороны государства, но и людей, многие из бродяг выбирают преступный путь. По-другому им не выжить.

Однажды я спросил у одного "уличного смотрителя", выброшенного за дверь собственным сыном, почему он пропивает всю милостыню, вместо того чтобы купить еды. Бомж ответил, что когда с ним произошла беда, он не был пьющим человеком. Но с приходом холодов на улице было просто невозможно заснуть. Вот и приходилось напиваться до беспамятства. К тому же алкоголь притупляет чувство голода. Так со временем он и превратился в законченного алкоголика, потеряв последнее, что осталось, — чувство собственного достоинства.

Бесспорно, холод — самый лютый враг людей без определенного места жительства. Только за прошлую зиму он у нас подвел черту под жизнью около десяти бродяг. А сколько из них получили обморожения и другие болезни?!

Городу пора бы подумать, как решить проблемы этих людей. Бесспорно, сдвиг с мертвой точки уже произошел. Бомжам начали восстанавливать документы. Но этого явно недостаточно. Не имея уголка, где можно одеться, помыться и переночевать, даже с паспортом на руках вряд ли кто-то из них сможет вернуться к более-менее нормальной жизни.

Статистика свидетельствует, что бродяжничество устраивает порядка шестидесяти процентов бездомных людей. Это те, кто окончательно потерян для общества. Но есть еще сорок, которых можно вытянуть из толпы скитальцев, дать им шанс, сделать их полезными для общества. Чтобы сделать первый шаг, необходимо хотя бы выделить для них уголок.

К примеру, до революции в Севастополе существовал ночлежный дом предпринимателя Чумакова. Он располагался в здании ныне ремонтируемого главного универмага и содержался на благотворительные взносы и пожертвования. Здесь бродяги за символическую плату могли привести себя в порядок, поесть и переночевать.

Сегодня такого учреждения в городе нет, но о его создании всерьез заговорили. С каждым днем количество бомжей неуклонно растет, и эта социальная проблема превращается в одну из главных, требующих немедленного решения.

Можно предположить, что основным камнем преткновения в создании ночлежки является финансирование. Безусловно, это актуальный вопрос. Однако для его успешного решения можно вновь обратиться к опыту прошлых лет. Севастопольские детские дома получают благотворительную поддержку от различных частных структур. Наверняка жители города не оставят без внимания проблему бездомных. Это в значительной мере поможет снизить государственные расходы.

Создание в городе ночлежного дома поможет вернуть к нормальной жизни многих людей, кто еще не успел примириться со своим жалким и унизительным существованием, кто желает вырваться из лап улицы и стать социально полезным. Поверьте, таких людей не так уж мало. Даже временная крыша над головой может стать стартовой площадкой к возврату к достойному существованию. Имея ее, бездомные люди смогут задуматься о поиске работы и самообеспечении.

Мы решили поинтересоваться у севастопольцев, как они относятся к идее создания в нашем городе ночлежного дома.

Галина Анатольевна, пенсионер:

— Уже давно пора создать какое-нибудь учреждение, где бомжи могли бы привести себя в порядок. Это ж ужас какой-то. Люди спят на улицах вместе с бродячими животными. Мне лично больно на это смотреть. Была бы у нас ночлежка, я носила бы туда старую одежду и, возможно, какие-то продукты.

Анна Никитична, дворник:

— Я давно жду создания ночлежного дома. От бомжей уже жизни нет. Только уберешь, на следующий день та же картина. Они где спят, там и мусорят. Разве нормально, чтобы человек ночевал в кустах на улице? Скоро наступят холода (уже наступили. — Авт.), и тогда они просто поумирают. Это бесчеловечно, чтобы люди превращались в животных и их жизнь стоила столько же, сколько собачья и кошачья. Конечно, я помогала бы им, чем могла. Создайте учреждение, куда можно приносить старую одежду, еду и другое, где они смогут пережить морозы, помыться и поправить здоровье. И люди будут помогать. Дайте им работу, и они снова станут нормальными людьми, будут зарабатывать на жизнь, может быть, даже снимать какую-нибудь комнатушку.

Александр Ковшура, работник сферы обслуживания:

— С удовольствием помогал бы бродягам. Они тоже люди и нуждаются в поддержке. Когда власти города готовятся к зиме, они должны думать обо всех жителях города, в том числе и о бомжах. Хватит уже закрывать на них глаза. Создание ночлежки во многом помогло бы решить проблемы бездомных. Недавно я вынес на улицу целый пакет со старой одеждой. Через пять минут его уже не было. Хотелось бы, чтобы эти вещи доставались не одному человеку, а делились на всех нуждающихся. Чем больше у нас бомжей, тем мы дальше от цивилизации. Во всех развитых странах существуют ночлежные дома, мы же пока отстаем.

Ефим, бродяга:

— Мне без разницы, будет ночлежка или нет. Я живу на улице уже давно, поэтому привык. Работать меня никто не возьмет. Кому нужен грязный пропойца? Да и сам я не горю желанием. А вот есть у меня братья по несчастью, которым это заведение могло бы реально помочь.

Валерий, бездомный:

— Я оказался на улице случайно. Не хочу говорить об этом. В той жизни я был нормальным человеком, как все, а теперь — ничтожество. Хотел бы я вернуться в прошлое? Конечно! Здесь, на улице, тяжело. Вымаливать милостыню стыдно, а на работу никто не берет. Посмотрите, во что я превратился. Помыться и постираться не могу, разве что пока тепло — в озерах. Спать приходится где попало. Отовсюду гонят, как собаку. Попробуй тут не озлобиться. Если, как вы говорите, создадут ночлежку, то я подумал бы, как изменить свою жизнь. А пока приходится все время планировать, как пережить очередную ночь.

Другие статьи этого номера