Санитарный день прошел под охраной милиции

На Центральном рынке противостояние администрации рынка и предпринимателей вступило в новую фазу.
В понедельник на Центральном рынке, как и большинстве других рынков города, по плану санитарный день. Однако предприниматели, приехавшие на рынок, увидели, что происходящее на нем никоим образом не напоминает санитарную уборку. Напротив, их рабочие места — прилавки — обносились деревянным забором. На самой же территории рынка находились сотрудники государственной службы охраны, не пускавшие предпринимателей на рынок.

Как сообщил нам председатель общественной организации "Выход" частный предприниматель Виталий Лаврентьев, чей офис, находящийся в частной собственности, располагается на территории рынка, его, как и остальных СПД, милиция на рынок не пустила. Объяснила необходимостью проведения санитарного дня.

"Вы видите, что в санитарный день территория не убирается, а оборудование обносится забором, — говорит Виталий Васильевич. — Практика показывает, что если сегодня обносят забором, то завтра столы будут срезать. Нас не пускали не только на рынок, но и на мою частную территорию, мы вынуждены были отрезать арматуру, отогнуть забор и войти на территорию. Милиция же нас не пускала в мой офис даже после предъявления документов, объясняя отсутствием разрешения от директора рынка".

У директора рынка Дмитрия Соломахина отличное мнение: "В понедельник на рынке — санитарный день. Согласно распоряжению городской госадминистрации, у нас каждый понедельник — санитарный день. Поэтому мы и не пускаем сегодня предпринимателей — мы тут будем мести".

Иными словами, им тут в антисанитарных условиях делать нечего, выходной — значит выходной.

А при чем тут деревянный забор, коим обносились стоящие столы?

Дмитрий Митрофанович предъявляет целый пакет разрешительных документов на проведение второй очереди реконструкции территории, зданий и сооружений, находящихся на ул. Щербака, 1.

"Мы за месяц предупредили торгующих, что начнется реконструкция рынка, — говорит Соломахин. — Сделано это было для того, чтобы они успели распродать свой товар. Сообщили предпринимателям о том, что им на время реконструкции будут выделены места на тех площадях, что у нас имеются: на "зеленом" ряду, еще на двух рядах за ним, есть еще восемь мест в "Пассаже" (с холодильниками и без). Пожалуйста, становитесь и торгуйте. Все это для того, чтобы наши торгующие могли нормально прожить то время, когда будет идти реконструкция. При имеющихся объемах мы должны закончить все к 1 апреля: построить торговые павильоны для мелкорозничной торговли, сделать крышу над рядами, обустроить территорию (положить плитку)".

У Лаврентьева — свое отношение к происходящему. "Пошла реконструкция рынка, — говорит он. — С одной стороны, оно, конечно, и надо, потому что лучше будет и внешний вид, и, может быть, будут лучше условия работы предпринимателей. Но ведь это приведет к удорожанию бизнеса предпринимателя в 5-10 раз. Они все заинтересованы в том, чтобы именно это оборудование (столы) находилось на территории центрального рынка, потому что экономически они еще могут потянуть свой бизнес. Если увеличить его себестоимость, то увеличится и потребительская корзина севастопольцев, а во-вторых, сами предприниматели не смогут "отработать место" и попросту лишатся своих рабочих мест".

"А это уже аренда будет, — так видит будущее директор "Севгоркоопрынкторга". — Места как были, так и будут. Но это уже будет другая форма обслуживания. Сегодня они, допустим, грузчиков держат, сторожей каких-то. Так они от этого сами уйдут: у них будет павильон, который будет закрываться, в котором можно будет держать товар, а не носить его постоянно. Так во всем цивилизованном мире рынки работают. А теперь, когда создадим им условия, они будут хранить товар в павильонах, которые мы будем брать под охрану. И тогда сами предприниматели будут спокойны. Все это мы делаем для того, чтобы начать развиваться цивилизованным образом".

С тем, что реконструкция началась именно сейчас, Лаврентьев тоже категорически не согласен. По его мнению, есть апрель и май, с некоторой натяжкой и июнь — "мертвые месяцы", когда торговля идет не очень бойко. "Так почему бы реконструкцию не провести в это время? Кому пришло в голову перед Новым годом закрыть 250 рабочих мест? Это значит, что на время новогодних праздников будет искусственно создан дефицит некоторых товаров — продуктов и подарков. А это, в свою очередь, отразится на их цене и, в итоге, на росте потребительской корзины для севастопольцев. А ведь будут еще и Рождество, и 23 февраля, и 8 марта — праздники, к которым люди давно привыкли покупать товар именно на рынке".

По его мнению, все было бы нормально, если бы делалось законным способом. "То есть сегодня земля выделена товарищу Соломахину (мы судимся по поводу законности ее выделения), а оборудование, то есть торговые столы, находится на этой земле. По идее, Соломахин, получив землю, должен обратиться в суд по вопросу устранения препятствий, мешающих его хозяйственной деятельности. И тогда по решению суда, если таковое будет, судебный исполнитель должен прийти к собственнику и сообщить, что он должен в отведенный срок вывезти свое оборудование. Этого не произошло. И этот беспредел будет твориться до тех пор, пока не будет решения суда".

Никакого решения суда нет. Забор отделил торговые места от торгующих. Какой будет выход — неясно. По мнению Виталия Васильевича, горсовет должен пересмотреть одно свое решение. А именно — принятую концепцию развития рынков, согласно которой после так называемой реконструкции из 36 рынков останется 19. То есть 16 тысяч человек останутся без рабочих мест. 250 уже остаются, если только не перейдут в другие ряды, которым не грозит ни один санитарный день под охраной милиции.

Дмитрий ЖЕЛНИН.

Глас народа

РЫНОК XXI ВЕКА, КАКОЙ ОН?

Марина Ильинична, жительница Ленинского района:

— Прежде всего — цивилизованный. Уже как-то не хочется ходить по рынку с неаккуратными металлическими конструкциями, между которыми натянут полиэтилен, видимо, предназначенный для защиты от дождя и солнца. И на рынке хочется комфорта и красоты. Почему бы и нет?

Антон Дмитриевич, пенсионер:

— Конечно, ухоженный, чистый, современный. У нас пока до этого еще далеко. Хотя в последнее время заметна тенденция к улучшению ситуации. Вот и на центральном рынке, который я часто посещаю (живу рядом), видны преобразования.

Светлана Васильевна (пр. Героев Сталинграда):

— Для меня главное, чтобы рынок был удобно расположен, например, как наш, Сталинградский. Идя с работы, знаю, что куплю там все необходимое, причем не только хлеб, продукты, но и моющие средства и всякую мелочевку. Ну и, безусловно, чтобы цены там были не заоблачными.

Денис Викторович, бывший моряк загранплавания:

— А я, честно говоря, считаю, что рынок и должен оставаться рынком. Со своим колоритом, со своими неповторимыми особенностями, как, например, "Привоз" в Одессе. Или как в большинстве стран мира, между прочим, более богатых, чем Украина. Рынок, который работать начинает рано-рано утром, а ассортимент — залюбуешься: рыбка свеженькая, только выловленная, зелень еще в росе, фрукты-овощи разные, молочко парное. И торгуют этим всем изобилием производители, сельские труженики, фермеры. А наш сегодняшний рынок — это в большинстве своем пристанище перекупщиков. И товар все больше не отечественный — заморский. На таком рынке и торговаться смысла не имеет — все равно не уступят. Да еще обвесят и обсчитают!

Татьяна Николаевна, служащая:

— Современный рынок должен быть еще и безопасным для покупателей и продавцов. Должны быть нормальные стационарные прилавки, хорошие проходы между рядами. Мне, например, в узком проходе Центрального рынка, к тому же еще заставленного картинами, игрушками и прочим товаром, выставленным прямо на земле, зацепили и порвали кожаное пальто. А моему коллеге (при сильном порыве ветра) сорвавшийся с прилавка пустой поднос угодил в голову. Хорошо, что он успел увернуться и удар пришелся по касательной. И кому мы должны предъявить претензии?

Анна, предприниматель:

— Я двумя руками за рынок. Для меня это работа, позволяющая содержать семью. И, по-моему, приличные условия на рынке должны быть созданы не только для покупателей, но и для продавцов. Мне самой неприятно, когда за прилавком стоит неопрятный продавец, когда с самого утра начинают выпивать и закусывать, совершенно не стесняясь людей. Но ведь на некоторых рынках даже руки вымыть негде, не говоря уже о приличном туалете. Так что, если все делать по уму, должно быть хорошо и тем, кто покупает, и тем, кто продает.

Другие статьи этого номера