БезМЭРное пространство

Сегодня — день местного самоуправления.
Севастопольцы привыкли говорить об уникальности своего города. Имея в виду, конечно, его героическое прошлое, географическое и геостратегическое положение, а также рекреационный потенциал. Но есть и еще одна удивительная особенность Севастополя — его административное деление. Для севастопольцев праздник местного самоуправления может ассоциироваться лишь с органами самоорганизации населения и с институтом депутатства, поскольку Севастополь — единственный регион страны, жители которого лишены права самостоятельно выбирать себе мэра.Такого урезанного варианта демократии, возможно, нет и во всей Европе. Об этом членам Комитета по институциональным вопросам Конгресса местных и региональных властей Совета Европы стало известно 12 октября. После того как в Страсбурге на заседании Комитета в составе официальной украинской делегации побывал председатель Севастопольского городского совета Валерий Саратов. Тогда глава представительной власти города обратился к председателю Конгресса с заявлением о том, что существует дискриминация граждан Украины в выдаче виз для поездок за рубеж, а также о нарушении Хартии о местном самоуправлении в отдельно взятом Севастополе. Так что административная проблема севастопольцев может и появиться в докладах Комитета о развитии демократии на местном и региональном уровне в Европе.

Хотя сложно поддается логике и территориальное устройство Севастополя. Как объяснить гостям города, что древняя Балаклава — это Севастополь, а Инкерман — город самостоятельный, но тоже Севастополь? И что вообще наш город включает в себя четыре района и 47 пригородных и сельских населенных пунктов? А между тем в территориальном делении региона тоже можно усмотреть нарушение принципа "народ в качестве источника власти". Именно в плане работы органов местного самоуправления. Вот почему.

В Севастополе избираются 11 местных советов. Это — Севастопольский и Инкерманский городские советы. Четыре районных — Ленинский, Гагаринский, Балаклавский, Нахимовский. А также Качинский поселковый совет и Андреевский, Верхнесадовский, Орлиновский, Терновский сельские советы. И, на первый взгляд, демократия в Севастополе все же торжествует — за пределами основной городской застройки. Жители сел и поселков вместе с инкерманцами имеют возможность выбора своего головы путем прямого голосования. Значит, они могут самостоятельно распоряжаться своей собственностью, например земельными ресурсами? Выходит, что нет.

Более десяти лет в Севастополе не могли найти средства на проведение работ по инвентаризации земель. То есть (в упрощенном варианте) разобраться, где земли поселковых советов, где городские, а где государственные. Для жителя поселка это означает, что он не может оформить в собственность участок под индивидуальное строительство, не пройдя семь кругов ада, пардон, не получив столько же томов согласований. Да и вообще, пока "истина где-то рядом", темные силы не упустят возможности для злоупотреблений.

Наконец-таки "сложить эту структуру в форме матрешки", по словам председателя постоянной комиссии по вопросам градостроительной политики, регулирования земельных и водных отношений депутата Дмитрия Белика, взялся действующий горсовет. В этом году на подготовку документации по установлению границ населенных пунктов представительная власть направила один миллион 400 тысяч гривен. Работ, по словам депутата, "года на два, после чего будет наведен порядок". Как считает начальник управления по вопросам земельных, водных отношений и вопросам градостроительства горсовета Ольга Ткачук, установление границ позволит определить полномочия соответствующих советов, в том числе и по выделению участков в собственность граждан.

Пытается горсовет V созыва упорядочить свои отношения и с коммунальной собственностью. Вернее, с ее "остатками", как показательно оговорился председатель ПК по вопросам эффективного использования коммунальной собственности депутат Карп Булатов. Ведь предпринимались попытки выведения горсовета как органа местного самоуправления из цепочки согласований, переводящей коммунальную собственность в разряд частной. Это когда предпринимателю дают разрешение на улучшение коммунальной собственности на 25% от ее стоимости, в результате чего он получает право на приватизацию объекта. Карп Булатов назвал этот процесс "скрытой приватизацией" и заявил, что "отстранить громаду от управления коммунальной собственностью не удалось".

Эти примеры, случайно ставшие достоянием гласности, — даже не вершина, кристаллик, айсберга взаимоотношений севастопольских органов местного самоуправления с государственниками. Взаимоотношений, опять же, уникальных.

В советах всех уровней в Севастополе работают 397 избранных депутатов и 6 голов советов. В органах государственной исполнительной власти, как утверждают источники, заслуживающие доверия, на благо отечества трудятся 928 чиновников. Даже обладающий самыми широкими полномочиями Севастопольский городской совет не имеет своего исполнительного органа: аппарат госадминистрации — линия параллельная, берущая начало у Президента страны. Нет, никто не говорит, что официальный Киев не волнуют проблемы севастопольцев. В глобальном смысле. Но вот случая, чтобы своим креслом поплатился назначенный столицей руководитель за то, что у Марьи Ивановны в доме на Северной стороне десять лет течет крыша, в городе еще не было. Мелко. Нести за это ответственность может, путем свержения с должности, только волей народа избранный мэр. Которого у севастопольцев, единственных в Европе, так и нет.

Другие статьи этого номера