И в Канаде рукоплескали Театру танца Вадима Елизарова

Коллектив Севастопольского театра танца вернулся еще из одной далекой поездки, на этот раз — из Канады. В канун Нового года мы встретились с художественным руководителем театра народным артистом Украины Вадимом Елизаровым и вспоминали, чем был интересен 2007-й.- Нынешний год был очень плодотворным для театра. Маршруты ваших поездок пролегли по всему миру.

— Действительно, мы выступали в Китае, потом во Франции, Швейцарии, Израиле и вот теперь — фестиваль в Канаде. Такого насыщенного в гастрольном плане года у нас прежде не было. Все наши творческие связи продолжают развиваться в прогрессии. И китайская сторона, и французская поддерживают отношения с нами и предлагают новые контракты. Они вновь и вновь хотят видеть наш коллектив. Но одно дело контракт коммерческий, другое — фестиваль, когда приходится экономить суточные. С точки зрения познавательности, это очень интересно, мы узнаем новую страну и в то же время являемся в огромной степени популяризаторами нашего города, потому что через творческие коллективы люди в разных государствах узнают о Севастополе. Так было во всех странах, где нам посчастливилось выступать. Ну а ныне вообще мы — 40 человек — летели через Атлантический океан на "Боинге-747". В творческом плане я очень высоко оцениваю результаты этого фестивального тура. Мы показали лучшие свои номера, имели необыкновенный успех.

— Вы назвали нынешнюю поездку фестивальной. Что это значит?

— Да, это была не коммерческая поездка, а фестивальный тур. Мы дали пять концертов в пяти городах — Торонто, Китченере, Гамильтоне, Лондоне, Монреале. Впечатления от городов — словно побывали в разных странах. Так, Торонто — чисто американский город, с небоскребами, прямыми линиями дорог, все в огнях. Люди деловые, активные. А Монреаль — такой истинно французский вариант, все здесь говорят подчеркнуто на французском языке. Это город с европейской архитектурой, здесь очень много зданий-копий. Например, есть свой Нотр-Дам де Пари. Во всех городах — прекрасные залы, самый большой — "Томпсон-холл" в Торонто. Интерпретировать название фестиваля можно по-разному: "Бальный танец для жизни", или "Ради жизни", или "Жизнь через бальный танец". Мы столкнулись с тем, что согласование программы было очень сложным. Организаторы исходя их лексики бального танца исключили из программы несколько номеров с национальным колоритом. На мой взгляд, напрасно, эти номера яркие, красивые и могли бы украсить нашу программу. Так, убрали русский танец в кокошниках, убрали восточный, израильский, цыганский танцы. Таково было условие фестиваля. Нам было интересно встретиться со специалистами канадского бального танца. Оказалось, что 99 процентов его участников — это выходцы из Украины и России. По условиям фестиваля мы должны были исполнить один танец совместно. Остановились на нашем номере, в котором Саша Елизаров и Наташа Иванова танцуют джайв с маленькой парой. Подобрали наиболее способную канадскую пару, и оказалось, что мальчик — это сын бывших чемпионов Украины Анжелы и Вадима Мостовых из Одессы, которые уехали десять лет назад, а девочка — из России. Номер имел большой успех.

— Вадим Альбертович, я даже не спрашиваю вас, как принимали севастопольский коллектив, потому что этот успех был предопределен заранее. И все же, что собой представляют канадские зрители?

— Меня поразила публика. Если сравнивать с Китаем, то там люди как шли по улицам, так и пришли на концерт. А здесь красивая солидная публика. Женщины в вечерних туалетах — боа, манто, декольте, драгоценности. Мужчины — в смокингах и белых манишках. Здесь, как и во Франции, приходил театральный бомонд. Причем собирались за час до начала, общались друг с другом. Я наблюдал за этим в фойе, мне было все интересно, как и интересна реакция зрителей на наши номера. Реагировали и в ходе самого номера, тонко и четко отзываясь на все нюансы танца. И после окончания никто не бежал в гардероб, люди долго аплодировали стоя, шли к сцене, излучая добрые улыбки, пожелания, какие-то жесты искренней симпатии. И вот еще: все были поражены нашими костюмами, говорили, что они их просто потрясли, ведь такие наряды у них стоят невероятно дорого.

— А ваша труппа все это делает своими руками…

— Вот это и есть их главная притягательность, потому что ручная работа ценится во всем мире. Да, мы все делаем своими руками, на творческом подвижничестве. На наших концертах было очень много продюсеров из США — Лас-Вегаса, Сан-Франциско, Лос-Анджелеса. И уже есть предложения. Считают, что в Америке наши выступления пройдут на ура. Для нашего коллектива организовали экскурсию на Ниагарский водопад, и с канадской стороны он смотрится невероятно красиво. У нас были потрясающие отели, в том числе королевская гостиница "Меридиан" — роскошное здание, уникальные номера. Мы не могли даже предположить, что такие условия для проживания предоставят артистам. Море света, море воды, всех существующих человеческих радостей.

— Вадим Альбертович, из каждой поездки вы всегда привозите какие-то точно подмеченные детали жизни и быта. Вероятно, и Канада не стала исключением?

— Среди зрителей было очень много наших бывших соотечественников. Как-то я рассказывал вам в интервью о наших гастролях в Израиле, о невероятной ностальгии, которую испытывают выходцы из бывшего СССР. Так и в Канаде практически то же самое. В беседах сначала нам рассказывают, как им здесь хорошо, потом спрашивают, как у нас, а уже в заключение, не стесняясь: "Поклонитесь земле. Передайте привет. Пожмите руку" и т.п. Это, наверное, естественно для любого человека, потому что, как правило, люди меняют место жительства в основном по причине какой-то неудовлетворенности: финансовой, моральной, национальной, политической. Канада, по-моему, в этом смысле идеальная страна, потому что там живет буквально весь мир: много украинцев, россиян, прибалтов, китайцев — практически 50 процентов населения. Людям некогда заниматься какой-то ерундой. Например, национальными притязаниями к кому-то. И это потому, что здесь рядом соседствует столько национальностей. Люди четко занимаются бизнесом. Вся страна живет в кредит, население имеет сразу и квартиру или дом, и машину, не задумывается над тем, как "выкроить" средства, чтобы что-то купить. Все, в том числе одежда, берется в кредит. А когда человек обязан выплачивать, он трепетно относится к своей работе. И социальные законы четко работают, иначе человек не выживет. Там характерная ситуация, как, например, и в Израиле: старики отдыхают, молодежь работает. А у нас это имеет принципиально обратную сторону, и непонятно, на что люди рассчитывают. В Канаде мы практически не встречались с фактами нарушения дисциплины, какого-то хулиганства, нет криминальных ситуаций. Родители не боятся за своих детей. С одной стороны, кажется, что это невероятно свободная страна. С другой — там все делается для людей, они защищены. В каждой провинции свой кодекс, свои законы. При этом все время проводятся какие-то акции, мероприятия, направленные на улучшение жизни пенсионеров, нетрудоспособных людей. В провинции Квебек я встретил мальчика, с которым жил рядом на пр. Победы. Сейчас это, конечно, не мальчик, а молодой мужчина. У него семья, двое детей. Живет в Канаде 5-6 лет. Сам туда поехал, сам устроился. За эти годы он нигде еще не работал.

— ?..

— Но он учится, и за него платят власти провинции. Он хорошо учится. Подтвердил образование, полученное здесь, владеет французским языком. Прошел кандидатскую ступень, готовится завершить докторскую. И его уже ждут на работу в хорошем месте с хорошей зарплатой. В него вкладывают. Там поддерживают тех, кто идет, кто двигается, кто не сидит и не лежит. Таким помогают. Все работает в таком масштабе, что просто поражаешься. Все для человека! А здесь у нас, глядя на все политические баталии, которые экономически бьют простого жителя Украины, приходишь в уныние.

— Вадим Альбертович, вот вы всех сейчас и сагитируете за Канаду или еще какое-то заморское (заокеанское) далёко.

— Ни в коем случае! У меня на этот счет свое мнение. Я считаю, что мы должны жить в своей стране и развивать свою страну. Я с горечью говорю, что у нас многое далеко от совершенства. Никогда не поздно думать о том, как мы живем, и учиться жить лучше. Мы строили социализм, потом приступили к строительству материально-технической базы коммунизма, осталось только немножко: сформировать нового человека будущего общества. И вот здесь мы споткнулись очень серьезно, теперь мы так и не знаем, в какой экономической системе мы находимся, каким экономическим законам подчиняемся. Безусловно, не в каждой стране, имеющей свой ярко выраженный менталитет, одинаково работают одни и те же законы. Есть свой исторический опыт, свои национальные особенности. Они должны быть направлены на благо людей.

— С какими чувствами вы возвращаетесь домой из таких поездок?

— Едешь с отличным настроением, но всегда задаешь себе вопрос: а что дальше? И тут приходишь в уныние. Никакой заботы о нашем театре я не чувствую и не могу быть воодушевленным, потому что будущее смотрится в тумане. Творческие люди — как дети, они достаточно амбициозны, обидчивы, легко ранимы. В искусстве вообще нельзя рубить сплеча, надо разобраться. Естественно, нам хотелось бы ощущать больше внимания со стороны руководства города. Мы постоянно испытываем нехватку средств. Естественно, что каждая новая программа такого зрелищного вида искусства, как бальный танец, очень дорога, а целенаправленного финансирования от города мы вообще не имеем. Наш театр почему-то все время не успевает за управлением культуры, мы все время опаздываем давать какие-то сведения, которые помогут развиваться театру. Но если не управление культуры, то кто же будет радеть за театр? Слава Богу, благодаря личному участию первого заместителя председателя СГГА В.П. Казарина и начальника городского финансового управления И.М. Нестеровой нам наконец-то удалось вернуть долг фирме, которая установила в театре современные трибуны и кресла.

— Вадим Альбертович, давайте приподнимем завесу над щекотливым вопросом: действительно ли Театр танца собирается обосноваться в Киеве? Вам там создают особые условия?

— Скрывать, что в Киеве будет Театр танца Вадима Елизарова, бесполезно. Выбрано прекрасное помещение, идет ремонт, зал обещает быть очень интересным, красивым. За 30 лет я ничего подобного в Севастополе не могу добиться. Даже во Дворце детского и юношеского творчества мы пребываем на птичьих правах. К сожалению, я теряю людей в Севастополе. Оклады мизерные, даже общежития на 4-5 человек добиться не могу. Есть проект пристройки к театру, но дело с места не сдвигается. Никто не слышит и не хочет слышать. Я понимаю: театр в Севастополе будет ровно таким, каким его увидит городское руководство. Если руководство не увидит, он погибнет. А там — Киев, мегаполис, с его огромным потенциалом, там я опираюсь на настоящих друзей, которые взялись нам помочь. У них был выбор: делать это в Севастополе или в Киеве. Вопрос решился не в пользу Севастополя.

— И вы решитесь оставить Севастополь?

— Нет, этого не случится. Я ни за что Севастополь не оставлю. Театр будет и в Севастополе, и в Киеве. Потенциал танцоров огромен. Можно набрать очень много талантливой молодежи, которая не востребована в этом виде искусства. Сейчас в Киеве создается сам институт Театра танца на основе коммунального учреждения, как и в Севастополе. Со мной постоянно консультируются, я с учетом своего опыта даю все рекомендации, чтобы действительно получилась уникальная площадка. Там будут и театр, и жилье, и огромная система школ массового обучения при театре. В Севастополе есть класс киевской Академии танца, которым я руковожу. Он будет и в Киеве. И постепенно я буду набирать людей для работы в столице.

— А реально?

— Реально мы рассчитываем на то, что Театр танца начнет свою работу в Киеве в сентябре.

— Послушала вас и испытываю сложные чувства. С одной стороны, все понятно и объяснимо. Но с другой — не хочется верить, что Севастополь может потерять такой уникальный коллектив. Но раз вы, Вадим Альбертович, говорите, что город не покинете, этими чувствами и надеждами будем жить и мы.

Другие статьи этого номера