Конюшенный суседко

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.

Хочу поделиться с читателями рубрики "Хотите верьте…" историей, которая произошла с моим тестем в уже далекие теперь 60-е годы прошлого века. Он любит за каким-нибудь застольем помянуть этот случай в бытность его работы в горах Таджикистана, где его геологическая партия оконтуривала "свежее" месторождение медной руды.

Впрочем, легче будет, если Евгений Терентьевич (мой тесть) как бы сам, от первого лица, расскажет обо всем…

— Почти полвека назад я был молод и очень любопытен. Все влекло меня к каким-нибудь диковинным "коленцам" матушки-природы. Вот и на Памире в 1961 году мы разбили в урочище Каратау свой геологоразведочный "приют". Любил я захаживать в соседний горный кишлак к местному фельдшеру, у которого была редкая национальность — локай. Ахмед был вообще-то образованным человеком. Он окончил медучилище в Сталинабаде, заочно — исторический факультет в Ташкентском госуниверситете им. А. Навои. Любил старые книги, собирал Коран в различных изданиях, даже хвастал редким фолиантом с обложкой из зеленоватой кожи — это был Коран XVI века…

На своем подворье Ахмед и его многочисленное семейство (две жены, три дочери и сын) держали коз, кур. Отдельно тут же жили старый ишак Ишмор и две кобылицы…

Как-то Ахмед при прощании со мной загадочно подмигнул и сказал: "Давай заглянем на конюшню, покажу одно чудо".

Я, конечно, сразу же заинтересовался, и мы прошли во двор. Хозяин подошел к стойлу, где стояла, жуя сено, его любимая старушка кобылица Лайда, и указал пальцем на ее седоватую голову: "Смотри".

И я увидел, что волосяная копна Лайды увязана в три весьма замысловатые косички.

— Дочки балуются? — спросил я Ахмеда.

— Нет, — ответил он. — Это йети хулиганят.

И далее он рассказал, что вот уже на протяжении десяти лет в горах, совсем неподалеку от его кишлака, живет семейство йети (снежного человека). Многие из селения видели вблизи эти громадные существа — самца, самку и двух детенышей под два метра ростом.

— Привычкой заплетать косички у моих лошадей грешит мамаша, — продолжал свой рассказ Ахмед. — Я ее зову Жамиля, а видел ее и самца раз десять, хотя они предпочитают не общаться с людьми. Кстати, добавил он, почему-то "украшают" Лайду наши йети в аккурат на полнолуние. Приходи ко мне к ночи через две недельки, много интересного увидишь.

Конечно же, спустя полмесяца я уже к 8 часам вечера был в гостях у фельдшера, и "гоняли" мы с ним зеленый чай часов до десяти…

Но вот услышали, как всхрапнула Лайда. Тихо вышли во двор и вначале ничего особенного не заметили. Но вскоре стали явно слышны странные звуки. Вроде кто-то тихонько втягивал из какого-то сосуда воду в рот. Пригляделись. И я явственно увидел огромное (метра три ростом) коричневое существо, сноровисто что-то делающее с шеей лошади, которая, однако, стояла смирно, лишь изредка обмахивалась хвостом…

— Пойдем, пойдем, — сказал мне Ахмед. — Жамиля не любит, чтобы ей мешали. Однажды кинула в меня ведром с водой, еле уклонился…

Мы тихо прошли назад, в глинобитную саклю, где обитало семейство Ахмеда. Я у него, помнится, заночевал… Кстати, не упомянул весьма любопытную деталь. Оказывается, предвидя приход Жамили, Ахмед неизменно ставил возле стойла Лайды большую кружку с хмельным напитком из лошадиного молока. Утром кружка неизменно оказывалась пустой…

…Я почему решил предложить в газету часто повторяющиеся рассказы моего тестя о встрече с йети? Потому что в прессе настойчиво муссируется мнение о том, что в мире на старте ХХI века ученые опустили руки и считают, что снежного человека вообще-то нет, что его выдумывают любители сенсаций — ни разу он не был изловлен. А я считаю, что мой тесть все-таки не врет. Слишком много он в своих рассказах приводит деталей, которые вообще-то нарочно не придумаешь.

Д. КАРАСЬ, пенсионер.

ОТ РЕДАКЦИИ:

Подобные истории не единичны. Кто же по ночам все-таки заплетает лошадям косички?

Как пишет В.И. Гершун в своих "Беседах о домашних животных", народная молва объясняла все это кознями нечистого, домового (его еще называли "конюшенный суседко"). А вот коневоды считают, что это делает ласка — маленький хищный зверек, питающийся грызунами. Она, видимо, ищет кристаллики соли, остающиеся на коже лошади от высохшего пота. Перебегая по крупу лошади и цепляясь за гриву, проворный зверек спутывает ее в сплошные космы и колтуны, "заплетая" в косички. Раньше на конюшнях специально держали козла — считалось, что его запах отгоняет ласку.

Но много и приверженцев версии о кознях снежного человека — бигфута, алмаста, квача, гулейбана, йети…

Но, спрашивается, зачем эти косматые великаны с их мощными ручищами то и дело плетут косички в конской гриве?

Предположения есть разные. Может быть, слизывают соль с лошадиной шерсти. Может быть, одурманивают кобылу, чтобы сосать у нее молоко, а отвлекают какими-то движениями, приводящими к возникновению косичек. А может быть, просто украшают лошадь — из любви к искусству, так сказать.

Другие статьи этого номера